Здравствуйте!

Я давний подписчик “Нового Взгляда”, стал приверженцем этой газеты. Не сразу, разумеется. Хорошо помню возникшую во мне настороженность, когда я читал, а точнее пробегал глазами статьи, заметки, фотографии, печатавшиеся в этом издании, которое некоторое время называлось просто “Взглядом”. Прошли недели, месяцы, и вдруг я понял: с нетерпением жду свежий номер самобытной, не похожей на другие газеты.

Позади несколько лет, и вот теперь образовавшийся на базе “Нового Взгляда” Издательский Дом одноименного названия стал выпускать еще две газеты – “МузОБОЗ” и трибуну широкой общественности “Мою Газету”. Меня, уже немолодого человека, не очень впечатляют разного рода толки про певцов и певуний, объявления о выпуске пластинок, всякого рода скандалы и скандальчики, которые происходят в музыкально-артистической среде. Однако современная молодежь, видимо, все это читает с интересом. Должен сразу же оговориться: и в “МузОБОЗе” время от времени печатаются статьи, являющиеся, на мой взгляд, сенсацией, открытием. В качестве примера назову найденное в архиве, ранее неизвестное интервью великого русского певца Ф.Шаляпина.

“Моя Газета” хороша и любопытна по-своему. Наверное, ее внимательно читают депутаты, чиновники, предприниматели, одним словом, те, кто занимается или готовится заняться политической деятельностью.

Но все мои симпатии – “Новому Взгляду”. Для меня эта газета – как первая любовь, искренне огорчаюсь, когда номер “пустой”. Иные же прочитываю от первой до последней строчки. Сожалею, что больше не сотрудничают в газете Э.Лимонов, Л.Радзиховский, И.Воеводин, Я.Могутин и некоторые другие авторы, чьи публикации, несомненно, были “гвоздевыми”. Переживаю, что окончательно переместились в “МГ” мастерски сделанные – за редким исключением – интервью Андрея Ванденко. Благодарен газете за публикацию моих откликов и суждений – иногда так поднапрет, что рука сама тянется к карандашу.

Все, что я написал до сих пор, присказка. Теперь поделюсь тем, что увидел, осознал, пропустил сквозь душу за последнее время.

Вот уже более месяца я нахожусь в одной из московских клинических больниц. Надеюсь, вернее, хочу надеяться, что к моменту появления моего письма в “Новом Взгляде”, если этому суждено сбыться, я буду уже в своей квартире, в привычной домашней обстановке.

В течение последнего месяца я общаюсь преимущественно с медработниками и такими же больными, как сам. В подавляющем большинстве больные – люди пожилого возраста. В соседней палате лежит мой одногодок, инвалид Отечественной войны, испытавший и переживший в молодости все то, что испытал и пережил я. Назову этого человека Иваном Петровичем. Ему, как и мне, была сделана сложная операция. Я буду находиться в больнице до полного излечения, а его, еще немощного, скоро выпишут. Причина одна: я материально обеспечен, мои родственники кое-что “отстегнули”, а Иван Петрович живет один, только на пенсию.

Не осуждаю врачей. В теперешнее время без “благодарности” им не выжить. Хирург, делающий уникальные операции, получает от государства всего 350 тысяч рублей – намного меньше моей пенсии и пенсии Ивана Петровича. Три раза в неделю – в операционные дни – я вижу, в каком состоянии выходят из операционной хирурги – измученные, с блуждающим взором, вижу, как жадно они глотают сигаретный дым. И сразу на них наваливаемся мы, больные, со своими напастями, охами, вопросами, часто бессмысленными, бестактными. А как вкалывают медсестры и сколько получают за свой каторжный труд?! Сутки на работе, сутки дома. Санитарок нет – медсестры даже полы моют. Оплата та же – курам на смех. Да и попасть в больницу непросто – очередь.

Знает ли обо всем этом наш Президент? Знает ли об этом господин (в недавнем прошлом “товарищ”) Черномырдин? Бывали ли в обыкновенных больницах чубайсо-шумейко-рыбкины и прочая элита – те, кто вещает с экранов телевизоров и газетных полос о правильно выбранном пути, о предсказуемости реформ?

Во время войны и в первые послевоенные годы я лежал в госпиталях и могу сравнивать, могу отличить черное от белого. Я, в прошлом коммунист, не скорблю об ушедшем – всего-навсего ратую за нормальную жизнь, даже не жизнь – за нормальное существование.

Я никогда не был сторонником “Дня”, “Завтра”, “Правды”, “Советской России”, но с каждым днем все больше и больше убеждаюсь – эти издания, как и “Новый Взгляд”, наиболее точно отражают нашу действительность, в отличие от респектабельных “Известий” и некоторых других газет, четко определивших для себя, что можно сказать о властях, а что нельзя.

Смешно становится, когда читаю “глубокомысленные” высказывания, видимо, пожизненного и.о. генпрокурора. Его любимое слово “закон”. Нецензурные выражения употреблять в печати нельзя. А в быту можно? Очень советую г-ну Ильюшенко выйти из персонального лимузина, прошвырнуться по улице. Похабно выражаются все – и мужчины, и женщины, и и отроки, и отроковицы, и даже те, кто “при исполнении”. Меняется жизнь, меняется и лексика. К сведению и.о. генпрокурора во время войны нас, восемнадцатилетних, поднимали в атаку отнюдь не словом “пожалуйста”. И в Чечне происходит то же самое. Страшно подумать, сколько уголовных дел мог бы возбудить г-н Ильюшенко. А в Прокуратуре РФ, кстати, разве не выражаются?

Мой любимый классик когда-то написал: “…по скверам, где харкает туберкулез, где б… с хулиганом и сифилис”. Уверяю, написал он “нехорошее” слово полностью. А Пушкин? Тот самый, Александр Сергеевич? Если г-н Ильюшенко читал его произведения, то, видимо, далек-далеко не все.

“Закон что дышло: куда повернул, то и вышло”. Это не я сказал. Не сомневаюсь, г-н Ильюшенко охотно и ревностно возбудит уголовное дело против любого лица с нищенской зарплатой, которому “дали”, и тот, страдая в душе, вынужден был взять, ибо иначе ему не выжить. Но он, и.о. генпрокурора, не осмелится обвинить тех, кто довел миллионы людей до униженно-скотского состояния, кто был щедр на посулы, которые – при моей жизни точно – не сбудутся. О нечто подобном я уже писал в “Новом Взгляде”. Результат – ни ответа, ни привета. А раньше было – меры приняты. Хоть как-то, но власти реагировали. Сейчас – тотальная слепота, глухота, идет борьба против “кукол”, неугодных изданий…

Мой совет: верните в прокуратуру Гдляна и Иванова – они не паркетные шаркуны. А это в наше время то же, что козырь в картах. И еще: натирание мозолей на мягком месте в роскошном кабинете и истинное служение народу – разные вещи. Жаль, что г-н Ильюшенко и иже с ним не понимают этого.

Юрий СОЛОВЬЕВ,

бывший учитель, инвалид Отечественной войны.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ТУСОВКА”: ЭТО КОГДА МАЗУРИКИ СОБИРАЮТСЯ И МАЗУРИКАМ ХОРОШО
ВАЩЕКИН В 700-ый РАЗ ПОСУЛИЛ. ЖДУТ 701-го
ЕСЛИ ПРИСЛУШАТЬСЯ, МОЖНО УЛОВИТЬ ЧУВСТВЕННЫЙ СИГНАЛ ИЗ ТРЕХ ВЗДОХОВ
КТО СТРОИЛ ПИРАМИДЫ?
“Песни под водочку” на Арбате откладываются
“БЕЗ ТЕБЯ” ДАЖЕ ПЕННЫЕ ВОЛНЫ – НИЧТО
АВИАШОУ В ЖУКОВСКОМ: ЛУЧШИЕ ЛЕТЧИКИ И АЛЛА ПУГАЧЕВА
ДОЛЯ РЕПОРТЕРОВ-В-ЗАКОНЕ (ТОЛСТЫЕ И ТОНКИЕ, ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ И НЕ ПОСЛЕДНЯЯ)


««« »»»