ПОД СЕНЬЮ БРОНЗОВОГО СТАЛИНА

Он писатель. Нет, пожалуй, коллекционер. Или все-таки писатель… Скажем так: Валентин Лавров – писатель, коллекционирующий произведения “тоталитарного” искусства.

Мы приехали к нему на дачу, и картина предстала фантастическая: над высоким деревянным забором привычно щурился товарищ Сталин – вождь и учитель, друг пионеров, генералиссимус. Как живой. Только бронзовый.

Г-н коллекционер, загоняя машину в гараж, попросил:

– Вы, пожалуйста, не указывайте, где находится моя дача, а то повадятся, знаете ли…

Вскоре мы попивали душистый чай в компании великих людей – бронзовых, чугунных, мраморных, нарисованных и пр. Сталин, Ленин, Дзержинский… Нет, Валентин Викторович не сталинист. Впрочем, антикоммунистом он себя тоже не считает. Он собиратель.

В прихожей висит гипсовый барельеф: под сенью склоненных знамен в знакомых очертаний пирамиду вносят саркофаг.

– “Похороны Сталина”, – кивнул хозяин. – Своего рода советская “стена плача”. Всего лишь эскиз, конечно. Он должен был украшать Кремлевскую стену за Мавзолеем. Заказ поручили Николаю Томскому, замечательному скульптору, в 1953-м. Эскиз – вот этот – был готов в 55-м. А через год – двадцатый съезд. Ну, сами понимаете. А когда скульптор умер, его работы просто выкинули из мастерской на свалку. И что мы знаем сейчас из его наследия? Разве что могилу Неизвестного солдата…

Этот бюст, – Валентин Викторович с любовью погладил по голове мраморного Иосифа Виссарионовича на подзеркальной тумбочке,– я купил в антикварном на Арбате. Принес домой, смотрю – сбоку разрешение Главлита на тиражирование. Прекрасный бюст работы Яковлева. Это уже потом с него наштамповали тысячи копий. А оригинал – вот он, у меня.

Вот портрет генералиссимуса работы Бориса Карпова. Красавец, правда? Конечно, в жизни Иосиф Виссарионович был не таким. Но кому не хочется выглядеть красивым хоть на портрете?

Рядом медальон – роспись по керамике:

– Берия Лаврентий Павлович… Гжельская работа. А это бюст Ленина работы Николая Андреева, сделанный в 1922 году, – мы такого Ленина не знаем.

С книжной полки неприветливо смотрел угрюмый, совершенно лысый, больной, измученный человек.

– “Тоталитарное искусство” – великая вещь,– Валентин Викторович достал с полки толстенную книгу “Иосиф Виссарионович Сталин в изобразительном искусстве”.– Издание 1939 года. Вы только посмотрите, какие имена! Петр Васильев, великолепный график. Ираклий Гаидзе: он написал “Родина-мать зовет!”. Здесь Исаак Бродский, Дени, Кауман, Верейский. Когда они писали своих матросов, стахановцев, шахтеров и колхозниц, они же вкладывали во все это душу. Все искусство тех времен – и кинематограф в том числе – было мажорным.

Хозяин дачи показал мне тоненькую брошюрку, изданную вскоре после смерти Ленина,– воспоминания о вожде одного из соратников – Знаменского. Брошюра – удар по мифу о детолюбии Ильича. Может быть, Ленин и любил детей, пишет Знаменский, но в абстрактной массе: попадая в компанию детей, он стремился поскорее уйти – его раздражали лепет и суета маленьких человечков.

– В том, что библиотека Ленина дошла до наших дней, целиком заслуга Сталина. После смерти предшественника он распорядился опечатать его кабинет. А тридцать лет спустя на запертую дверь случайно наткнулся Хрущев. Сталинское же собрание пропало почти полностью: частично оно у коллекционеров, частью давно сгнило на свалке. А ведь как книга говорит о человеке! Хотите загадочку? – и Лавров достал с полки “сигнальный экземпляр” книги известной писательницы с горячим посвящением “любимому вождю и учителю” на титульном листе. – Видите, сколько вопросов на полях: Сталину книга не понравилась. А вот и загадка: отгадайте, почему эти три фамилии подчеркнуты красным?

Все просто: из троих ответственных работников, подписавших книгу в печать, двое – евреи. Непозволительный с точки зрения Сталина процент.

Есть у Валентина Викторовича и книги Дзержинского, Бухарина, Хрущева. Есть такие “мелочи”, как выписанная Никитой Сергеевичем на имя дочери доверенность на управление личным автомобилем. А на столе – металлический овал на деревянной ручке. Приложенный к бумаге, он оставляет четкий оттиск на немецком языке: “Бернское отделение Российской социал-демократической рабочей партии”. Печать подлинная – есть заключение экспертов, ею пользовались с 1901 по 1917 год. Музей ее отказался купить – не было денег…

– Взгляните, как рождался “культ личности Ленина”. Говорят, что это сделал Сталин уже после его смерти, но это не так. Судите сами: вот памятная медаль, выпущенная в 1919 году, когда шла война, когда голод на металл – и не только на него – был страшный. Посмотрите, какая изумительная работа – на аверсе головы Маркса и Ленина, учителя и ученика, на реверсе пролетарий разбивает цепи. Неужели Ленин не знал об этой медали?

…Мы становимся свидетелями грустных перемен. Ну ладно, снесли памятник Свердлову. Но Дзержинскому-то работы Вучетича? Ведь из-за этого разрушился ансамбль площади. Снесли памятник – хотя бы восстановите то, что здесь было до него, фонтан. “Обезглавленные” площади выглядят дико, как в захваченном и отданном на разорение городе. Или это не наш город?

– Возможно, что вскоре не останется ничего, созданного за 70-летний период большевизма: либо скупят западные коллекционеры, либо сгниет все по запасникам. Я лично готов покупать эти предметы для себя – я не государство, мне на это денег не жалко. Пусть хоть здесь это хранится. Если, конечно, меня не обкрадут…

Дмитрий СЕМЕНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЗНАЙ НАШИХ!
МЕЧТА ВСЕХ МАФИОЗИ…
ОТСТАВНОГО БУРБУЛИСА КОЗА
РАСТОРГУЕВ ПОДАЛСЯ В КИНО
УВЕСЕЛИТЕЛЬНЫЙ АТТРАКЦИОН
С ХАЗАНСКОГО ВОКЗАЛА В ГОРОД НОВОЖВАНЕЦК
ПРОМЕНЯЛ “КАВАСАКИ” НА РОДИНУ
“БУДЬТЕ РЕАЛИСТАМИ – ТРЕБУЙТЕ НЕВОЗМОЖНОГО!”
ЮРИЙ СЕНКЕВИЧ. Любимая женщина
МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ
НЕПОКАЗУШНЫЙ ФИЛАНТРОП
ЕФРЕЙТОР ЛИБИДО
“СОЗВЕЗДИЕ” ЗВЕЗДАНУЛОСЬ
КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ КОММУНИСТОВ
За океаном
ДЖУНА. Любимый мужчина
ФИРМА ГАРАНТИРУЕТ
АЙ ДА КАТЯ!


««« »»»