“Невозвращенец” из Риги

Просматривая недавно энциклопедию “Балет” 1981 г. выпуска, я не нашел имен четырех крупнейших мастеров хореографии XX века. Это и понятно. К тому времени знаменитые “невозвращенцы” проходили в КГБ под следующими номерами: 1. Рудольф Нуриев. 2. Наталья Макарова. 3. Михаил Барышников. 4. Александр Годунов. Крайних из этого списка уже нет в живых. Макарова давно не танцует, а вот БАРЫШНИКОВ по-прежнему остается на сцене, несмотря на то, что разменял седьмой десяток.

Михаил Николаевич появился на свет в послевоенной Риге в семье советского офицера. Мать была простой деревенской женщиной, но очень тонко чувствовала природу прекрасного. Отец воспитанием сына практически не занимался, а вскоре и вовсе оставил семью. Жили трудно, но тем не менее Миша стал учеником Рижского балетного училища. Приемная комиссия нашла у мальчика идеальные данные танцовщика. Так он стал постигать азы хореографии. Однажды вечером Миша вернулся с занятий и увидел свою мать, висящей в петле. Что чувствовал одиннадцатилетний ребенок в пустой квартире, проведя всю ночь с покончившей собой матерью, трудно даже себе представить…

Но жизнь продолжалась. Когда Мише исполнилось шестнадцать лет, его, как лучшего ученика, отправляют в Ленинградское хореографическое училище имени А.Я.Вагановой. Он попадает в класс Александра Ивановича Пушкина, который отшлифует талант Барышникова до совершенства (это он сделал звездой Р.Нуриева). То, что у нового солиста балета Кировского театра блестящее будущее, никто не сомневался. Уже в 1969 году Барышников становится обладателем Гран-при I Международного конкурса артистов балета в Москве, а следом завоевывает первую премию на престижном балетном конкурсе в Варне.

В театре он начинал с классики, станцевав главные партии в балетах: “Лебединое озеро”, “Коппелия”, “Дон Кихот”, “Корсар”, “Пламя Парижа”. Молодость Барышникова, праздничность его исполнения, яркий универсальный талант сделали его непременным участником всех новых постановок Кировского театра, весьма разноплановых и требующих от танцовщика широкого творческого диапазона. Его танец имел собственную ценность независимо от того, какую партию ему доводилось исполнять. Он танцевал Юношу в “Горянке” и Принца в “Зачарованном Принце” в постановке О.Виноградова, Гамлета в одноименном балете, который поставил К.Сергеев, Меркуцио в “Ромео и Юлии” (постановка О.Чернышева), Адама в “Сотворении мира” (в хореографии Н.Касаткиной и В.Васильева).

Артистизм и несомненное драматическое дарование привлекли к нему внимание телевидения. Он снялся в двух телеспектаклях: балете “Сказ о холопе Никишке” и в постановке “Фиеста”, причем в последней как драматический актер. В двадцать два года он получил Премию Ленинского комсомола, а еще через пару лет стал заслуженным артистом РСФСР. К этому событию он подготовил творческий вечер, на котором исполнил миниатюры “Дафнис и Хлоя” и “Блудный сын” в хореографии М.Мурдмаа, но особым успехом пользовалась балетная фреска “Дивертисмент” в постановке Г.Алексидзе. Вечер стал триумфом молодого артиста. Сцену завалили цветами, рукоплесканиям и крикам “браво!”, казалось, не будет конца. Но никто не догадывался, что в голове у танцора уже зародилась дерзкая мысль.

В феврале 1974 года начиналась продолжительная гастрольная поездка звезд советского балета по городам Канады и США. Большая группа артистов представляла балетные труппы двух столиц. Но ставку импресарио делали на два дуэта – Раиса СтручковаАлександр Лапаури (Большой театр), Ирина КолпаковаМихаил Барышников (Кировский театр). Первую пару уже знали в Европе и Америке, их ждали, а вот молодой дуэт из Ленинграда должен был стать открытием этого грандиозного турне.

Вот что мне рассказывала о тех гастролях Раиса Степановна Стручкова:

– Документы на выезд оформили быстро. Никаких проблем не возникло. Миша – член ВЛКСМ, Ирина кандидат в члены КПСС. Мы с Лапаури были проверенными людьми. Он, член КПСС, естественно, назначен руководителем делегации. Публика принимала нас замечательно. Это был грандиозный успех. Прошли выступления в Канаде, затем в крупнейших городах США. И там, незадолго до отъезда на Родину, Барышников просит политического убежища…

Надо сказать, что скандал разразился грандиозный. Лапаури вызывали в ЦК, КГБ. Не знаю, что там инкриминировали Александру Александровичу, но через год он погиб в автомобильной катастрофе при невыясненных обстоятельствах: из нескольких человек, находившихся в машине, погиб только Лапаури. Разумеется, Барышникова это мало волновало. На улице он не остался, а сразу же получил приглашение от самого Джорджа Баланчина (Георгий Мелитонович Баланчивадзе) и стал солистом знаменитой труппы “Американ балле тиэтр”. Конечно, это был подарок для труппы – заполучить даром такой талант, каким был Михаил. Да и новые партии с ним на первых порах не надо было ставить – Барышников танцевал знакомый репертуар: “Сильфида” (Джеймс), “Лебединое озеро” (Зигфрид), “Щелкунчик” (Принц), “Тщетная предосторожность” (Колен), а затем с ним стали сотрудничать все великие балетмейстеры мира: М.Бежар, Р.Пети, Ф.Аштон, Дж.Ноймайер, А.Макмиллан, Дж. Роббинс, М.Грехем

Очень быстро Барышников стал гражданином США и миллионером. Американцы восхищены Мишей – так его стали звать янки. Для них он – живое воплощение исполнения американской мечты. В тридцать два года он, оставаясь ведущим солистом труппы, становится директором “Американ балле тиэтр”. Когда А.Годунов остался в США, Барышников взял своего земляка (они оба родились в Риге) к себе в театр. Но очень скоро, почувствовав в нем конкурента (Александр был моложе, выше ростом и физически сильнее), Миша выжил Годунова. Жизнь Александра, как известно, не удалась. Не найдя себя в американском балете, он пробовал сделать карьеру в Голливуде. Его жена, знаменитая Жаклин Биссет, пыталась всеми силами помочь мужу. Но Годунов запил и в конце концов покинул наш мир. Какое-то время по приглашению Барышникова в его труппе будет солистом Андрис Лиепа, но долго не выдержит. Условия работы в американских театрах неимоверно сложны.

А Барышников продолжал свое победное шествие по сценам мира. Правда, пока был в силе Рудольф Нуриев, Мише принадлежала Америка, а Нуриеву Европа и те страны мира, где он любил танцевать. Когда Рудольф умер от СПИДа, Вселенная стала принадлежать Мише, но вот силы были уже не те. Хотя он не огорчался. Голливуд сделал его сказочно богатым. Фильмы с его участием “Белые ночи”, “Это танец!”, “Танцовщики”, “Поворотный пункт” и другие имели широкий прокат, а стало быть и прибыль. Добавило капитала в Мишину казну и американское телевидение. Для него создавались специальные телепрограммы, имевшие грандиозный успех в мире (разумеется, кроме СССР). “Барышников на Бродвее”, “Барышников в Голливуде”, “Барышников: танец и танцовщик”, телешоу с Лайзой Миннелли побили все рейтинги популярности.

Долгое время артист не имел никаких связей со своим бывшим Отечеством. Нет, он общался с приезжающими на Запад М.Плисецкой, Е.Максимовой, В.Васильевым, дружил с Г.Вишневской, Р.Щедриным, К.Кондрашиным, А.Галичем, И.Бродским… Но эти персоны – люди мира, и у них свои законы существования. В конце девяностых прошлого века Барышников посетил Ригу. Владимир Васильев помог мне посетить Латвию в это время, посмотреть балет “Жизель” в исполнении Барышникова и местной труппой. Увы, это был уже не тот Барышников. Но за океаном у него все по-прежнему о’кей! Первая жена, двукратная обладательница “Оскара” Джессика Ланж подарила ему дочь. Затем он женился на балерине Лизе Райн Харт, которая родила ему сына Петра и двух дочерей – Анну и Софию Луизу. Миллиардер, владелец островов и разнообразной недвижимости по всему миру, обладатель редких картин и антиквариата, кумир балетоманов, обожаемый всеми Михаил Барышников сказал мне как-то в частной беседе:

Я не скучаю по России… – а потом четко добавил: Как, впрочем, и Россия не скучает по мне.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Кто придет нам на смену?
Христианство – идеал аскетический
Юрий Грымов: Сильные идеи никому не нужны


««« »»»