Лагутенко со своими “Меамурами”

“Мумий Тролль – “Меамуры” (2002)

Вот раньше были телезарисовки. Как бы вместо рекламы. Рекламы на телевидении не было, а между передачами показывали телезарисовки – спокойные пейзажи под ненавязчивую музыку. Березки-рябинки, водные просторы, реже – городские виды. Еще когда-то была ГДР. Социалистическая часть разделенной после войны Германии. Для жителей СССР нелепое прилагательное «гэдээровский» означало высокую степень качества, достойный восхищения эталон, чего бы оно ни касалось: производства детских конструкторов или эстрадных шоу. Все знали, что цветомузыка в «Фридрихштадт-паласе» такая, что даже Пугачевой не снилась. Недостижимой вершиной казалась гэдээровская поп-музыка с ее нарочито пластмассовыми, синтетическими звуками: считалось, что «совкам» подобный стиль освоить не под силу.

Новый «Мумий Тролль» – гэдээровская телезарисовка.

Гэдээровская – потому что «Меамуры» пахнут синтетическими восьмидесятыми. Дутые куртки, штаны-бананы, химические завивки и кукольные звуки музыки. Если раньше приторный голос Ильи Лагутенко придавал рок-героизму «МТ» самоироничные черты, то нынче на фоне ставших милыми, тихими, нежными инструментов «мумий»-вокал выглядит едва ли не брутальным. Ну и функции эталона с «троллей» никто не снимал. По идее юные музыканты, послушав «Меамуры», должны снести в металлолом бас-гитары, обзавестись синтезаторами и взяться сочинять розовую попсу. Вряд ли у многих получится сделать альбом столь ненавязчивый, что две трети треков редакторы центрального телевидения не торгуясь взяли бы на озвучание телезарисовок. Только без вокала. Петь в зарисовках не принято.

Ну а если без сложных ассоциаций, то придется сказать, что некоторые новинки «Мумий Тролля» чертовски хороши. Прежде всего это «Стекла». В наше время нечасто появляются песни, чью шедевральную сущность можно определить по одной музыкальной фразе. Сослуживцы рецензента уже не вздрагивают, когда последний в 120-й раз за день нараспев произносит: «А стекла поменяем», – но смысл этих слов от них до начала тяжелой ротации ускользает. Тем приятнее будет знакомство, к тому же вступление «Стекол», чем-то перекликающееся с недолюбленной «Webgirl» Земфиры, приятно до невозможности. Есть еще раскрученные «Это по любви» и «Обещания», а также «Недопонимающая», рождающая целый ворох смелых мечтаний о возвратившейся эпохе диско вообще и почему-то Белинде Карлайл на пляже в частности.

Остальные песни тоже по-своему хороши – хотя бы улыбчиво-сиропными звуками клавиш, – но для совершенства чего-то не хватает. «В рейс» радует темой, похожей на музыку из тиражей «Спортлото», но удивляет невнятным мотивом запева. «На удачу» отсылает к песням времен «Икры» – пусть внимают соскучившиеся. «Глубже» пугает откровенностью: «Уже не больно, и ты довольна, уже получше/Тебе не больно, и ты довольна, а мне б поглубже». О чем это он? Неужели о том, что все подумали? Быстрые «Доброе утро, планета» и «Морская капуста» смотрятся чужаками на ленивом фоне «Меамуров», а на фоне «Владивостока 2000» оказываются не такими уж и быстрыми. Тем не менее у «Планеты» мило вступление (жаль, оно короткое), а «Капуста» берет туповатым, но решительным гитарным запилом. «Знакомым столичным» вновь теребит труп гэдээровской эстрады, но текст с мелодией, на мой вкус, Лагутенко не очень удались. Наконец, «Плюс 28» – просто песня об отдыхе на курорте. Возможно, даже безо всякого подтекста, что для «Мумий Тролля» – новаторство несомненное.

Алексей МАЖАЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Дети спасли Боба Гелдофа
Смешные моменты Маликова
Предатель Мик Джаггер
«СерьГа» в размышлениях
Продается дом Курта Кобейна
Алена Свиридова без него
Японки любят Бритни Спирс
Роберт Рэдфорд станет жертвой
Кайли Миноуг помогает сестре
Бен Аффлек поддерживает гомиков
“Дирижабли” опровергают слухи
Два из двенадцати
Старая любовь не ржавеет
Ди Каприо дружит с Деми Мур
Коротко
Кристина вместо Келли
Музон
Бриллиант любви
Джулия преподает в колледже
Бессмертие тела и души
На фоне небесных струнных
Гэллахеры снова ругаются
Земекис против Миллера
Фигаро здесь!
Брат Хендрикса судится
Герой фильма подал в суд


««« »»»