ПЕСНИ НАРОДОВ ПЛЕМЕНИ МУМБО-ЮМБО

“Словарь Вильяма Шекспира, по подсчету исследователей, составляет двенадцать тысяч слов, словарь негра из людоедского племени Мумбо-Юмбо составляет триста слов. Эллочка Щукина легко и просто обходилась тридцатью.

Вот слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, многословного и могучего русского языка:

1. Хамите.

2. Хо-хо! (Выражает, в зависимости от обстоятельства: иронию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность.)

3. Знаменито.

4. Мрачный. (По отношению ко всему. Например, “мрачный Петя пришел”, “мрачная погода”, “мрачный кот” и т.д.)

5. Мрак”.

Ну и еще несколько пунктов. Как вы уже, наверное, догадались, это цитата из бессмертного романа И.Ильфа и Е.Петрова “Двенадцать стульев”.

А чем, скажите, пожалуйста, наши некоторые современные поэты-песенники отличаются от этого живописного персонажа? Так уж повелось, что большинство из них не очень-то утруждают себя поисками (в муках!) необходимых, образных, выразительных слов для своих произведений. А зачем? Все упростилось до предела – песня чаще всего состоит из одной-единственной фразы, которая редко-редко разбавляется еще какими-нибудь немудреными словечками.

Можно провести своеобразный хит-парад эстрадной продукции подобного плана последней выпечки.

На третье место (а для данного соревнования это, разумеется, лучшее, так как последнее) я бы поставила некую S.D. (я не знаю, как расшифровываются ее заграничные буквы и что они обозначают), поющую песню “От заката до зари”. Содержание ее сводится к таким двум фразам:

От заката до зари о любви мне говори,

От заката до зари пусть горит огонь любви.

В этот дивный час ночной

Он согреет нас с тобой.

Вот, собственно, и все, что может сказать данная исполнительница вместе с авторами песни. Но когда приведенная “ценная” мысль повторяется энное количество раз под звуки “чудной” музыки и “потрясающе” эротические телодвижения певицы, то она, согласитесь, приобретает необходимую содержательность и весомость, зажигающие сердце и будящие воображение.

Второе место по убогости и примитивности текста занимает смелая девушка Эвелина Блёданс (чтобы с такой фамилией – и в артистки!) с песней “Медсестра” (это ее первый опыт – но наверняка ведь будет второй и, не дай Бог, третий). Об изобразительном ряде я не говорю (героев сюжета исполняют коллеги Э.Б. из коллектива “Маски-шоу”), но текст произведения достоин того, чтобы привести отрывки из него:

Очень больно буду я тебя лечить.

На здоровье! Если любишь, будешь жить.

Очень больно – мне нужна твоя слезинка.

На здоровье! Я лечу тебя, мужчинка!

Ну и, конечно, вершина песенно-эротического… ой, простите, песенно-поэтического творчества (жаль, что в клипах, как правило, не пишут фамилию авторов песни – все-таки интересно знать, кто сочиняет такие пёрлы) – это юноша Данко со своим клипом “Три спасибо”, которого после душещипательной песни о сыне-малыше (он сделал ребенка своей подруге, но с ними вместе не живет и потому тоскует), потянуло на экзотику – на любовь продажных женщин, которые и по-русски-то объясниться не в состоянии.

Три мерси за любовь,

Три мерси – вот и все.

Ты по-русски больше не знаешь слов…

Все персонажи данных историй, на мой взгляд, очень напоминают аборигенов знакомого нам племени Мумбо-Юмбо, не правда ли? И вечная Эллочка-людоедка наверняка потирает руки, имея перед собой такие “шедевры” песенного творчества – дело ее живет и процветает.

Словом, жуть. А вам, наши дорогие читатели, три мерси за внимание.

Наталья МАКСИМОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГЕРУ ОГРАБИЛИ
КРУЗ ПРОДАЛСЯ ЗА БУТЫЛКУ ПИВА
Томми и Памела делят детей
ЛОШАДЬ ОТДЫХАЕТ, А “КИНОТАВР” РАБОТАЕТ
КАК ВЕНГРЫ В НАТО СТРЕМИЛИСЬ, А ПОПАЛИ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД
Коротко
СНЕГУРОЧКА, АУ-У-У!


««« »»»