КАК ВЕНГРЫ В НАТО СТРЕМИЛИСЬ, А ПОПАЛИ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД

“Бывший друг – хуже старого врага” – так правильнее всего можно сформулировать принцип, по которому страны бывшего соцлагеря выстраивают свои отношения с Россией. К сожалению, Венгрия не стала исключением.

Помните гениальный мультипликационный спор Удава с Попугаем – “а два – это куча?” Так вот, по венгерским законам для того, чтобы квалифицировать то или иное преступление как совершенное преступной группой, требуется как минимум три человека.

Срочно начался поиск третьего. Только не в нашем – российском смысле слова, а в их – венгерском. Кроме основных подозреваемых – граждан других стран, было задержано еще несколько человек. В их числе были россияне – Татьяна Волкова и ее младший брат Владимир.

Мы не будем касаться предъявленных обвинений – им предстоит дать оценку суду. Гораздо интереснее другое – те самые “права человека”, которыми так кичатся наши бывшие сателлиты.

“…Я была арестована 3 июня 1998 года… и находилась в заключении до 13 ноября 1998 года. После проведения всех экспертиз сотрудники полиции получили подтверждение моей полной невиновности, однако, продолжали содержать меня в тюрьме еще пять месяцев, пытаясь угрозами, запугиванием и другими незаконными методами добиться от меня ложных показаний против членов моей семьи.

Как мне, так и моему брату в течение полугода не предоставляли возможности связаться с представителями Посольства России в Венгерской Республике, не разрешили даже позвонить в Посольство и сообщить о моем задержании.

В связи с тем, что ни мне, ни моему брату не были предоставлены бесплатные адвокаты для защиты и присутствия на допросах, со стороны следственной группы (даже приводится список сотрудников полиции) предпринимались многочисленные фальсификации протоколов допросов…

…Полицейский Салаи Тихамир во время допроса Волкова Владимира предложил ему подписать уже готовые показания, отказавшись их предварительно перевести на русский язык. В связи с этим и я, и Волков, опасаясь фальсификаций со стороны полицейских, были вынуждены совсем отказаться от дачи показаний. В отместку и мне, и Владимиру была запрещена переписка с нашими престарелыми родителями, а мне еще и с моей малолетней дочерью…

…В тюрьме Волков Владимир не имел возможности соблюдать правила личной гигиены, т. к. в этой тюрьме заключенные могут пользоваться душем только раз в две недели. Кроме того, Волков содержится постоянно в одиночной камере, что противозаконно, и во время прогулок ему надевают кандалы на руки и на ноги, хотя даже подозреваемые в убийствах заключенные-венгры гуляют без наручников…”

(Из заявления Татьяны Волковой в Комиссию по правам человека при Президенте России).

К столь обильно процитированному документу можно добавить немногое. Например, то обстоятельство, что малолетнюю дочь Волковой сразу после ареста матери поместили в интернат при церкви. К чести воспитателей, следует сказать, что при первой же возможности они отправили маленькую Аню Волкову к ее родственникам в Россию. Произошло это вопреки требованиям венгерской полиции, считавшей почему-то, что ребенок должен остаться в приюте на весь период следствия и суда.

В летние месяцы и Татьяне, и Владимиру по несколько дней подряд не предоставлялись ежедневные прогулки. Татьяне и Владимиру было запрещено звонить родным, а письма, отправляемые через тюремную администрацию, просто не доходили до адресата.

Все обвиняемые по этому делу объявляли голодовку. Татьяна отказывалась от пищи в течение шести дней, ее брат – двадцать.

После задержания Волковой на дом, в котором она проживала, был наложен арест. Сам коттедж и прилегающие к нему улицы были взяты под круглосуточную охрану и наблюдение – полиция надеялась таким образом найти сообщников “преступной группы”. Именно в это время из дома исчезла вся бытовая электротехника, детские вещи, а также личные вещи Татьяны, вплоть до нижнего белья.

Сразу же после ареста венгерская пресса разразилась целым шквалом статей, в которых на Татьяну и ее брата пытались “повесить” все мыслимые и немыслимые преступления. Естественно, доминировали здесь антироссийские настроения, мотив скорейшего вступления в объединенную Европу. Между тем, ни в одних показаниях, ни в одной экспертизе нет никаких данных, указывающих на то, что Волковы имели какое-либо отношение к инкриминируемому им деянию.

Кстати сказать, в числе свидетелей Татьяны нет, а во въездной венгерской визе ей официально отказано. После того, как с нее были официально сняты все обвинения, о Волковой решили просто забыть. Ведь если она даст те показания, которые считает нужным, многие чиновники МВД будут иметь бледный вид. И это будет очень некстати. Шеф венгерского КВI Шандор Иштван сейчас отстранен от занимаемой должности и находится под судом по обвинению в многочисленных подделках документов по уголовным делам, которые он курировал, а также за связь с организованной преступностью.

Волковы буквально завалили своими обращениями европейские правозащитные организации, включая Европейскую комиссию по правам человека. И вскоре после этого венгерская пресса радостно отрапортовала, что гражданин России Владимир Волков освобожден из тюрьмы и убыл к себе домой – в Москву.

Казалось бы, полный “happy end”. За исключением пустяка. Владимир Волков узнал о таком счастливом финале своей истории из газеты… которую передал ему в камеру тюремный надзиратель.

Алла СТЕПАНОВА.

P.S. Впрочем, Страсбургский суд, куда обратился Владимир Волков, еще своего слова не сказал…


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Томми и Памела делят детей
ЛОШАДЬ ОТДЫХАЕТ, А “КИНОТАВР” РАБОТАЕТ
ПЕСНИ НАРОДОВ ПЛЕМЕНИ МУМБО-ЮМБО
Коротко
СНЕГУРОЧКА, АУ-У-У!
ГЕРУ ОГРАБИЛИ
КРУЗ ПРОДАЛСЯ ЗА БУТЫЛКУ ПИВА


««« »»»