РОК-АТЕЛЬЕ

“Рок-Ателье” – один из самых неординарных коллективов на отечественной рок-сцене. За пятнадцать лет своего существования и вплоть до настоящего времени группа так и осталась единственной в своем роде, сумевшей органично соединить воедино рок-музыку и консервативные театральные традиции. С именем “Рок-Ателье” связаны как лучшие спектакли страны, до сих пор пользующиеся популярностью во всем мире, так и большое количество песен, ставших настоящим откровением для поколения 80-х годов.

В 1980 году в Московском театре Ленинского комсомола было объявлено чрезвычайное положение. В самый разгар сезона театр внезапно покинул ансамбль “Аракс”, являвшийся аккомпанирующим составом в гремевших в то время по стране рок-опере “Звезда и смерть Хоакина Мурьеты” и мюзикле “Тиль”. Требовалась срочная замена, и дирекция “Ленкома” объявила творческий конкурс.

О проводимом конкурсе случайно узнал музыкант столичной андеграундной группы “Автограф” Крис Кельми. Перспектива работать в одном из лучших театров страны показалась молодому музыканту заманчивой. Еще бы! Такой шанс судьба дарит только один раз в жизни. Первым делом Крис отправился в один из городских кабаков на репетицию к своим друзьям – группе “Виктория”. Там за совместным распитием алкогольных напитков он и поведал о своей авантюрной затее – принять участие в конкурсе. Загоревшись новой идеей, музыканты за несколько дней сумели подготовить новую концертную программу, состоявшую, за исключением нескольких песен Кельми, из репертуара “Виктории”, и отправились на конкурсный отбор.

Историческая встреча группы с конкурсной комиссией, куда входили такие театральные гранды, как Марк Захаров, Алексей Рыбников и Николай Караченцов, состоялась в подвале одного клуба, название которого, к сожалению, напрочь стерлось из памяти музыкантов. Парни очень волновались, но, к счастью, первый блин оказался отнюдь не комом.

– Мы сыграли несколько своих песен, и к большому удивлению, наше выступление всем понравилось, – вспоминает Крис Кельми. – Видимо, своей увлеченностью, своим зарядом мы смогли доказать, что можем и должны работать в театре. В итоге нам предложили прорепетировать несколько спектаклей и посмотреть, что из этого получится.

Так, в театре “Ленком” появился новый ансамбль, в состав которого вошли: братья Павел (вокал, флейта, саксофон) и Александр (вокал, бас-гитара) Смеяны, Сергей Березкин (гитара), Юрий Титов (ударные), Борис Оппенгейм (клавишные) – все из “Виктории”, Крис Кельми (вокал, клавишные) из “Автографа” и Александр Садо (вокал), единственный участник “Аракса”, оставшийся в театре.

Название для группы рождалось в чудовищных муках. И вот когда фантазия музыкантов практически иссякла, руководитель “Ленкома” Марк Захаров придумал слово “ателье”, к которому ребята добавили приставку “рок”. Получилось “рок-ателье”. Это словосочетание зацепило музыкантов, показавшись им подходящим для названия группы. Ведь ансамбль являлся своего рода музыкальной студией, работа которой, принимая во внимание специфику ее деятельности в театре, была связана с различными направлениями музыки: от хард и фолк-рока до фанки и фьюжн.

Первым заказом “Рок-Ателье” стал мюзикл “Тиль”. Перед “волосатой” компанией стояла непростая задача – предстояло за короткий промежуток времени вписаться вы жизнь театрального коллектива, живущего по своим законам, и в считанные дни восстановить музыкальное оформление популярного в то время спектакля. Ансамбль сумел справиться с этим нелегким испытанием и успешно дебютировал на сцене “Ленкома”. Зрители, которые до этого момента расценивали уход “Аракса” как невосполнимую потерю для театра, с восторгом встретили коллектив.

Следующей ступенькой к повышению музыкальной квалификации молодого коллектива стала рок-опера “Звезда и смерть Хоакина Мурьеты” (музыка А.Рыбникова, либретто П.Грушко), которая еще больше закрепила позиции “Рок-Ателье” в театре.

Знаменательным этапом театральной деятельности “Рок-Ателье” стал спектакль “Люди и птицы” (по пьесе Б.Штейна и Ю.Махаева), посвященный суровым трудовым будням молодых строителей БАМа. Это была первая театральная работа группы, всю музыку к которой написал Крис Кельми. Несмотря на несколько конъюнктурный характер, спектакль был неплохо встречен как публикой, так и критиками и продержался в “Ленкоме” три сезона.

Окрыленные первыми успехами музыканты принялись штурмовать новую для себя крепость – легендарную рок-оперу “Юнона” и “Авось” (музыка А.Рыбникова, стихи А.Вознесенского), на многие годы ставшую визитной карточкой “Рок-Ателье”. Работа шла с раннего утра и до позднего вечера. Нужно было за короткий срок освоить сложнейшее музыкальное произведение, представляющее собой неделимый сплав музыки и поэзии. Помимо гитар, клавишных и ударных, в опере использовались скрипки, флейта, виолончель, которые вкупе с синтезаторами (в ансамбле их было целых 4!) создавали широкую музыкальную партитуру. Причем некоторые музыкальные фрагменты не были написаны композитором, и музыкантам приходилось самим буквально на ходу что-то придумывать и дополнять. Летом работа над “Юноной…” была успешно завершена, и оперу (удивительный случай в застойные времена) утвердили с первого раза! Интересно заметить, что на этот раз участники группы также выступили в качестве актеров, олицетворяя собой связующее звено между прошлым, настоящим и будущим. А Павлу Смеяну вообще была отведена отдельная роль – в опере он сыграл Главного Сочинителя. “Юнона” и “Авось” имела большой успех и сумела за короткий срок покорить всю страну. Звездный час “Рок-Ателье” пробил!

Конечно, все это время музыканты не замыкались только на работе в театре. В отличие от “Аракса”, которому не разрешалось работать на эстраде, ансамбль имел в этом отношении полную свободу действий и выступал на концертных площадках с таким же успехом, как и на театральных подмостках. Несмотря на плотный гастрольный график “Ленкома”, музыканты проявляли фантастическую работоспособность, в короткие промежутки между спектаклями готовя собственную программу и выступая с концертами. За первые семь лет под именем “Рок-Ателье” были записаны 4 магнитоальбома, а на фирме “Мелодия” выпущены 2 пластинки, имевшие большую популярность среди прогрессивной рок-общественности. Успех был закономерен. Ставя музыкальные эксперименты в театре, они по инерции делали то же самое и на своих концертах, за несколько лет сумев создать свой собственный оригинальный стиль, который, словно губка, впитал в себя все самое лучшее, что было в музыке к тому времени.

В этом нет ничего удивительного, – говорит вокалист группы Павел Смеян. – Ведь все мы пришли в “Рок-Ателье” из коллективов, игравших разную музыку. Так, в “Араксе” больше специализировались на вокальном искусстве. “Виктория” играла махровый хард-рок. А “Автограф” был вообще экспериментальной командой. Таким образом, и был создан наш собственный стиль, вместивший в себя весь синтез рок-музыки.

Конечно, всесоюзная популярность группы внесло существенные коррективы в жизнь ее участников. Наркотики, пьянки, гостиничные дебоши и целый эскорт самых преданных поклонниц, постоянно следовавший за музыкантами по всей стране, – все это в одночасье стало неотъемлемой частью истории “Рок-Ателье”. Особенно запомнилась совместная вечеринка с другим героем советской эстрады – таллинским ансамблем Modo. После концерта музыканты заперлись в гостиничном номере и, выставив комбики в туалет, устроили небольшой джем-сейшн. Через полчаса в номер влетел разъяренный главный инженер по технике безопасности гостиницы и потребовал прекратить это чудовищное музицирование. Крики разбудили дотоле мирно спавшего Бориса Оппенгейма, который, возмутившись наглым поведением гостиничного работника, нежными руками пианиста неожиданно отправил его в нокаут. К тому времени на подмогу к своему шефу подоспели еще несколько сотрудников, и после небольшой потасовки четверо музыкантов, самых активных участников драки, были отправлены в отделение милиции.

Помимо музыкальных открытий и гастрольных “подвигов” “Рок-Ателье” также привлекало в себе внимание разыгрываемыми на концертах мини-спектакли, тем самым оправдывая статус театрального рок-ансамбля. Во время выступления группы по сцене то и дело сновали хмурые люди в кирзовых сапогах, выносились транспаранты с надписями “Даешь хард-рок!” и “Мир, труд, май”, красные знамена и даже метлы, которыми музыкантов буквально выметали со сцены. Это называлось “очисткой эстрады от вредных рок-элементов”. Но, пожалуй, самым зрелищным стал номер со стеклом в песне “Распахни окно”. На сцену выносилось огромное стекло в раме и ставилось перед вокалистом, который в кульминационный момент вышибал его микрофонной стойкой. В свете стробоскопов эффектно разлетавшиеся в разные стороны осколки стекла представляли собой фантасмагорическую картину. Правда, однажды во время разбивания окна Павел Смеян не рассчитал удар и сильно поранился. В то время, как музыкант на сцене буквально истекал кровью, зрители восторженно кричали и аплодировали – все думали, что для пущего сценического эффекта вокалист облил свои руки бутафорской кровью.

Конечно, ансамбль был не только настоящим хит-конвейером, но и кузницей молодых талантов, давшей зеленый свет на тернистой музыкальной дорожке большому количеству будущих рок- и поп-звезд. Так за период с 1980 по 1987 годы через коллектив прошло в общей сложности 14 человек. В разное время в ансамбле играли Камиль Чалаев (бас-гитара, виолончель, вокал), пришедший на место трагически погибшего Александра Смеяна, ударники Анатолий Абрамов и Юрий Китаев, бас-гитаристы Валентин Лезов и Сергей Рыжев, вокалист Николай Парфенюк, гитарист Александр “Dadly” Белоусов, несколько спектаклей отыграли Александр Барыкин и Александр “Маршал” Миньков.

– Несмотря на частые изменения в составе “Рок-Ателье”, мы были настоящим коллективом, – рассказывает Павел Смеян. – Наше творчество, независимо от кого оно исходило, от одного или сразу трех человек, всегда считалось общим, ведь в аранжировках принимали участие все музыканты.

Бесспорно, “Рок-Ателье” сыграло одну из ключевых ролей в формировании явления, которое вошло в музыкальную историю под названием “русский рок”. Соединив традиции старой рок-музыки с ее последующими, порой причудливыми по своей форме ответвлениями, постоянно привнося новаторские идеи, бесконечно экспериментируя с различными стилями и ломая все музыкальные барьеры, группа дала мощный потенциал для дальнейшего развития отечественной театральной и рок-сцены в совершенно новом для того времени направлении.

Начало нового тысячелетия ознаменовалось большим событием – увидел свет новый альбом “Рок-Ателье”, в который вошли лучшие песни группы периода с 1980 по 1987 годы. Раньше их могли слышать лишь те немногочисленные счастливчики, которые много лет назад ходили на концерты коллектива. Теперь же эти записи стали доступными не только для коллекционеров древних раритетов, но и для широкого круга простых любителей хорошей музыки. Альбом, звучащий даже для нашего времени на удивление свежо и актуально, позволяет в полной мере поностальгировать по тем далеким временам, когда история русской рок-музыки только начиналась.

Анастасия БАХМЕТЬЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

У КОРТНИ ЛАВ РОМАН
КВАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ. И СТАЛО СВЕТЛО
Уик-энд
ВИКТОРИЯ БЕКХЭМ ПЕРЕД СУДОМ
НИК РАЗДЕЛСЯ ДОГОЛА
Коротко
ФОТО ЭЛТОНА СЛИШКОМ СЕКСУАЛЬНЫ
ЖЕНСКИЕ ТАПОЧКИ ФРЭНКА СИНАТРЫ
КРАСНОЕ СЕРДЦЕ СРЕДИ СЕРЫХ БУДНЕЙ
ГОРЯЧИЙ РИКИ ПОЛУЧИЛ $300.000
У Лайэма на ногах по шесть пальцев
МАДОННЕ НРАВИТСЯ ВСЕ
ПОКЛОННИКИ МИНОУГ ПРОТЕСТУЮТ
БАРБРА БОРЕТСЯ ПРОТИВ ПРОКУРОРА


««« »»»