Стихи

Сын

Я возвращаюсь. Дом не мною выстроен.

Руины ли, руны, раны соль?..

Багряные, мы в белое не выстрелим,

И возвращенья суть ясна, как боль.

Я каменел от знака. И при имени

Отца я леденел под зноем дня.

Отец! Не отвергай меня, прими меня,

Брат, не ревнуй. Сестра, прости меня.

Свиных рожков наевшись до блевотины

Баранины не ради (Сон мой синь),

Переступаю я пороги родины,

Твой сын, Отец, Твой младший блудный сын.

Я возвращаюсь – Отче, буди милостив, –

Изведав тайну смертного огня,

Забыв значенья – “жаворонок”, “жимолость”,

Смиренный мой, благослови меня.

Я возвращаюсь. Медью путь свой вызвеня,

Я -– злой и слабый, с дергающимся ртом.

Впусти меня, прости меня, помилуй мя,

И я вступаю в Отчий вечный дом.

Разбойник

Душа-синица: как ей больно, пленной,

Сияющей, скрежещущей весной,

Как будто злые боги всей вселенной

Надменно посмеялись надо мной.

И я лежу, расплющенный давленьем

Всей атмосферы, вспучившей лазурь,

Чудесным и чудовищным явленьем

Грохочет полдень в огненном тазу.

Душа-сестрица, как ей, пленной, больно,

Нанизанной на глубь и высоту.

Сестра, терпи, не сделай зла невольно

Подельнику, соседу по кресту.

Январь

Я все сказал. Гортань моя немела,

Ладони холодели, как листва

Под тяжестью заморозков. Тело,

Что иордань. Бесстрастна и черства.

Чермна вода, что сталью ломит десна,

И влага изменила суть свою.

Я не спешу, Уже, увы, не поздно.

Еще не рано. завтра допою.

Какое “завтра” за Полярным кругом? –

Кругом снега – ни знака, ни креста.

И в воздухе, стеклистом, но упругом

Твой крик – кристалл, сверкающий кристалл.

Я все сказал. От солнца конопатый

Приходит день – меня в нем нет. Смурной

Второй могильщик долбит лед лопатой.

Рекомендую умирать весной.

Рок

Звездой падучей вспыхнуть в стратосфере

(Поди успей – желанье затаи).

Осветят путь моей усталой вере

Сочтенные мгновения твои.

И вызвенить на грани сна и смерти

Мелодию, всему наперерез

Дробинкой чиркнув по стеклянной тверди

Холодных птолемеевых небес.

Пройти по глади вод Генисарета

Танцующей походкой, невзначай…

Еще твоя дымится сигарета,

И в чашке не остыл индийский чай.

Не уничтожима сущность света,

И звук летит, пространство теребя.

Я вопреки пустому: нету, нету, нету

Опять шепчу: тебя, тебя, тебя.

Близнецы

(декадентское)

Да здравствует мерцающая серость,

Смывающая лики и личины!

Танатос симпатичнее, чем Эрос.

(Хотя они, порой, неразличимы).

Танатос – в черном, Эрос – в темно-красном

Следят сюжет несложной пантомимы…

Ну что тебе во мне, пустом и праздном?

Да ничего. И ты проходишь мимо.

Но кто, за что – а ты проходишь мимо –

Вонзает в пах мне оголенный провод?

То Эрос врет и врет неутомимо.

Молчит Танатос. Это лучший довод.

Да здравствует мерцающая серость

Глаз дымчатых (которых нет в природе)!

Пускай болтает тонколицый Эрос.

Танатос не болтает. Он приходит.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Новый сезон на ДТВ
Диск в традиционном стиле
И я вступаю в Отчий вечный дом…
Газманов просил деньги у родного города


««« »»»