«Чёрная Пантера»: Ваканда навеки!

Чёрная пантера

Мы привыкли представлять будущее только в одном единственном ключе – через призму восприятия белого европейского или же американского человека. С этим ничего не поделаешь, ведь мы – представители европеоидной расы, а научная фантастика, главный проводник футуристических идей, в подавляющем большинстве исходит из умов представителей той же расы. Однако в 1993 году американский мыслитель Марк Дери сформулировал такое понятие, как «афрофутуризм», которое заключается в особом видении будущего, исходя из совершенно другого культурного опыта, связанного с африканскими и афроамериканскими культурами и трагической истории представителей негроидной расы. Афрофутуризм мрачнее привычной нам научной фантастики, он отличается повышенным страхом перед технологиями, а также условностью понятий «утопия» и «антиутопия», поскольку, согласно афрофутуристам, апокалипсис уже произошёл и им стала колонизация, затем породившая рабство.

Несмотря на столь позднее образование самого термина, афрофутуризм начал проникать в массовое искусство ещё с середины пятидесятых. В литературе это началось с романа «Невидимый человек» Ральфа Эллисона, опубликованного в 1952 году, а затем эстафетную палочку подхватили писатели Октавия Батлер, Сэмюэл Рэй Дилэни, Тони Моррисон, художники Жан-Мишель Баския и Анджелберт Метойер, фотограф Рене Кокс. Параллельно Эллисону зародился афрофутуристический подход к музыке, отцом которого является единственный и неповторимый Сун Ра. Приобщение новой разновидности научной фантастики к массовой развлекательной индустрии началось через американские комиксы: первым этапом стало мимолётное появление нового супергероя по имени Чёрная Пантера линейки Marvel Comics в 1966 году, в одном из выпусков «Фантастической четвёрки». Сольную серию первый супергерой африканского происхождения в истории комиксов получил лишь в 1973-м, но шесть лет ожидания – нечто по сравнению с долгим и тернистым путём, что прошёл когтистый герой к своему первому появлению на большом экране. За десять долгих и плодотворных лет Marvel Studios удалось сконструировать впечатляюще цельную и размашистую Кинематографическую вселенную (КВМ), насчитывающую уже 18 картин. Однако их новое творение впервые за всё это десятилетие целиком и полностью не нуждается в принадлежности к чему-то общему и более глобальному, «Чёрная пантера» ― это целая вселенная сама по себе.

 

Т’Чалла (Чедвик Боузман) знал, что когда-нибудь придёт и его черёд стать королём своей родины, вымышленной и скрытой от чужих глаз восточноафриканской страны под названием Ваканда, ведь он – потомок королевской династии, и его готовили к этому с детства: таковы основы племенного воспитания. Однако он и не думал, что этот момент наступит столь скоро: его отец Т’Чака погиб во время террористического акта у него на руках (события «Первого мстителя: Противостояние»). Т’Чалла возвращается на родину, чтобы пройти обряд инициации, ему предстоит взять на себя ответственность за целую страну и пять племён, её населяющих. Он всегда ровнялся на своего отца, одного из самых выдающихся правителей Ваканды и первой Чёрной Пантеры, мечтал достичь его вершин, однако, придя к власти и оценив всю ситуацию, Т’Чалла понимает, что правление его предшественника не было столь безгрешным, а его политический курс, возможно, нуждается в пересмотре. Тем не менее внутренние перестановки – не единственные проблемы нового короля, возникает серьёзная угроза трону из внешнего мира в лице наёмника Улисса Кло (Энди Сёркис), которому удалось 20 лет назад проникнуть в закрытую страну, выкрасть оттуда уникальный металл вибраниум и выбраться живым, а также таинственного Эрика Киллмонгера (Майкл Б. Джордан), чья история нуждается в том, чтобы быть услышанной.

 

На первый взгляд, Ваканда – пустынная, ничем не примечательная африканская земля, которую населяют лишь дикие животные. Но на самом деле, это высокотехнологичная страна с ультрасовременными небоскрёбами, средствами передвижения и высочайшим уровнем жизни, которые обязывают её к изоляции от внешнего мира. Всему этому технологичному богатству жители Ваканды обязаны падению метеорита в далёком прошлом, обогатившим их землю особым металлом вибраниумом – из него сделано большинство футуристических зданий и приборов, в частности костюм Чёрной пантеры и щит Капитана Америка. Внешне Ваканда выглядит невероятно: мы буквально слышим, как город дышит, чувствуем ритм его столицы, поражаемся необыкновенной архитектурой и удивительной системой монорельсов, опоясывающей здания подобно чёрной мамбе, готовящейся расправиться со своей жертвой. Будущее и прошлое, традиции и технологии, дикая природа и вершина урбанизации соседствуют в одном удивительном месте, поражающем воображение.

 

Однако куда более важен символический образ страны, что рисует нам режиссёр Райан Куглер. Ваканда ― это, по сути своей, фантазия на тему единственного африканского государства, которого колонизация обошла стороной. И в этом раскрывается всё величие «Чёрной пантеры», позволяющее вырваться фильму из форменных рамок кинокомиксов и блокбастеров. Картина Куглера воспевает самобытность и идентичность культуры, которая сумела сохраниться, несмотря на все мировые перемены, зачастую неразрывно связанные с насилием. Наблюдая за этим многообразием обычаев, традиций и обрядов вроде прохождения всех степеней инициации и сражений на водопаде, начинаешь чувствовать невероятную аутентичность происходящего. С того момента, как корабль Т’Чаллы влетает с девственных африканских земель на кипящую жизнью Ваканду (потрясающе снято одним планом), понимаешь, что ничего такого ты раньше не видел.

 

Самое удивительное, что при наличии целой вымышленной страны, мир «Чёрной Пантеры» впервые за всю историю Кинематографической вселенной Марвел ощущается частью реального мира. Вспоминая эпохальную «битву за Нью-Йорк» из первых «Мстителей», ставшей своеобразным аналогом 11-го сентября по воздействию на дальнейшее развитие общей Вселенной, или же приближенные к обычной жизни приключения Человека-Муравья в Сан-Франциско, всё равно складывалось впечатление, что всё это происходит в альтернативной реальности. Искренность и правдивость данной истории придаёт мотивация персонажа Джордана, которая очень скоро перерастает в одну из самых серьёзных и глубоких тем, которую ожидаешь встретить в многомиллионном кинокомиксе меньше всего. Предыстория Киллмонгера будто бы кувалдой ломает те «розовые очки», через которые мы, представители европеоидной расы, привыкли смотреть на мир.

 

Майкл Б. Джордан – постоянный актёр Райана Куглера, у которого он во всех трёх фильмам выдал фантастические перфомансы. Исполнив главные роли в независимом дебюте «Станция “Фрутвейл”», а затем в безумно увлекательном «Криде», Джордан получил приглашение от давнего друга принять участие в его первом крупным голливудском блокбастере. В итоге, Майкл Бакари Джордан не только переиграл почти всех в этом фильме на несколько голов, он, возможно, подарил нам лучшего злодея КВМ. Да, Локи в исполнении Тома Хиддлстона мы за всё это время успели безмерно полюбить – видели его злым, добрым, предающим, сочувствующим и так далее. Несмотря на всю свою дикую харизму, Джордан, естественно, своим первым появлением на экране для многих преданных фанатов не затмит сияние Тома, но именно приближённость истории Киллмонгера к реальному миру и его многоуровневая мотивация способны вписать персонажа в число лучших злодеев вселенной.

 

Эрик раскрывается не сразу: поначалу перед нами предстаёт какой-то типичный грабитель, наподобие Бонни и Клайда, но очень скоро мы замечаем в его глазах настоящую, пылающую ярость. Эта ярость, как мы узнаем в дальнейшем, не зацикливается на шекспировском мотиве мести за отца, поскольку сюжет «Гамлета» прекрасно читается в мотивации Киллмонгера, в его глазах ярость целого народа. Чернокожих братьев и сестёр, страдающих и унижаемых по всему миру, в то время как их этнические родственники, обладая доступом к не имеющей аналогов и сравнений технологической силе, предпочитают оставаться в стороне, спокойно закрывшись от всего мира с политикой «мы не вмешиваемся, нас не трогают». На этой почве всеми красками начинает играть и внутренняя дилемма Т’Чаллы – ему приходится расплачиваться за грехи своего отца, что в племенном строе с его многовековыми устоями ещё труднее. Мы видим страх и сомнения в глазах Боузмана, которые он тщательно пытается скрыть решительностью и отвагой. Не верится, что актёру уже за сорок, с такой юношеской энергией и вневозрастным обаянием, Marvel Studios ознаменовали ещё одно безупречное кастинг-решение.

 

Боузман одинаково здорово справляется с ролью любимчика публики (улыбка и уверенность во взгляде к тому располагает) и серьёзными драматическими задачами, подтвердив этот тезис в прошлогоднем байопике «Маршалл». В «Чёрной пантере», к удивлению, у Чедвика ещё больше пространства для манёвра. Кроме возможности на этот раз продемонстрировать свою потрясающую физическую форму, сценарий Куглера и Джо Роберта Коула подарил актёру «сложность» своего персонажа. Комедийных эпизодов с ним не так много, но такова задумка всего фильма – Куглер снял скорее шпионский триллер в духе Джеймса Бонда (сцена в казино, к примеру, ярко напомнила «Скайфолл»). Дабы не нарушать целостность картины и общий эмоциональный тон, юмор здесь скорее для разрядки напряжения и подчёркивания отношений между персонажами, в частности между Т’Чаллой и его сестрой Шури (Летишиа Райт), одной из самых ярких и забавных героинь фильма.

 

Развивая тему «сложности» центрального персонажа, напрашивается одно разительное отличие Чёрной Пантеры от большинства уже знакомых нам супергероев: Т’Чалла лишён токсичной маскулинности. Одно из самых избытых клише в суперегеройских становлениях – это мёртвые родители: Брюс Уэйн, Питер Паркер, Тони Старк, Питер Квилл, Магнето, Алая Ведьма и так далее. Отсюда самый устоявшийся супергеройский эмоциональный мотив связан так или иначе с родителями – скорбь, ненависть, желание доказать всем и в частности самому себе, кто ты на самом деле (в истории Тора, например, та же ситуация со стремлением «проявить себя», но только спроецированная на сложные братские отношения). Т’Чалла тоже переживает свой собственный кризис веры в отца на определённом этапе своего становления, однако его сюжетная линия избегает протоптанных путей и пресловутой зацикленности на «абсолютности» связи отца и сына за счёт демонстрации взаимных, крепких отношений между протагонистом и его мамой Рамондой (Анджела Бассетт) и сестрой Шури. Т’Чалла рос и воспитывался в кругу и под влиянием женщин, у которых в Ваканде, между прочим, абсолютно равные права с мужским населением страны. Нет никакого стыда в том, чтобы попросить женщину о помощи или в признании факта, что она в чём-то лучше тебя, в Ваканде у мужского населения просто нечем раздувать своё Эго – между людьми гармония и связь, тянущаяся из поколения в поколение.

 

Это и отличает нашего героя от Тони Старка, Брюса Баннера, Тора, Питера Квилла, Стивена Стрэнджа и многих других героев Марвел мужского пола: Т’Чалла показан человеком, который не испытывает ни страха, ни смущения при выражении своих эмоций. Не важно, с другом или с матерью, он не стесняется физического контакта вроде крепких рукопожатий и обнимания или вербального подчёркивания своих тёплых чувств к человеку. И будучи столь искренним и открытым в проявлении эмоций за счёт избавления от надменной маскулинности, Т’Чалле не приходится прятаться за защитными реакциями вроде сарказма и колких замечаний, ставшими уже визитной карточкой большинства героев КВМ.

 

Важно, что и со вторым планом у «Чёрной Пантеры» всё в порядке. Здесь есть троица замечательно прописанных женских персонажей (продолжающих тенденцию Валькирии из третьего «Тора»): во-первых, уже упомянутая энергичная Шури, являющаяся главным мозгом Ваканды и оригинальной альтернативой Тони Старка; во-вторых, повсюду сопровождающий короля его личный телохранитель Окойи (Данай Гурира), воинственная героиня, становящаяся олицетворением понятий «преданность» и «честь», и в-третьих, Накия (Люпита Нионго), агент разведки и бывшая любовница Т’Чаллы. Обогатили экран своим присутствием оскароносный Форест Уитакер в роли Зури, старейшина Ваканды, и двукратный обладатель Эмми Стерлинг К. Браун в качестве одного из важных персонажей прошлого.

 

Более чем достойного расширения ролей получили уже знакомые нам по прежним фильмам вселенной Марвел герои Энди Сёркиса и Мартина Фримана. Скучный и уж больно характерный гангстер из «Эры Альтрона» в «Чёрной пантере» превратился в вишенку на торте: наконец безумно харизматичный Сёркис выдал злодейскую роль, достойную своего потенциала. Кло – одновременно напоминает героя Шарлто Копли из «Перестрелки» (тоже южноафриканец, надо сказать) и чуть ли не Джокера Хита Леджера. Специальный агент Эверетт Росс тоже из серого члена правительства в «Противостоянии» превратился в полноценного участника фактически боевых действий. Причём герой Фримана здесь отлично смотрится на всевозможных контрастах: во-первых, он единственный бледнолицый в Ваканде, а во-вторых, единственный, кто не обладает ни магическими способностями, ни подходящими боевыми навыками (хотя уверяет, что обучался в своё время), ни знаниями той культуры, в центре которой он оказался. Обычно с таким набором персонаж годится лишь в качестве объекта для шуток, но Куглер сумел выдавить из Росса максимум КПД.

 

Ещё одна прелесть грамотной сценарной работы с персонажами заключается в их «трёхмерности». Далеко не все из них столь очевидны, как может показаться на первый взгляд, другими словами, рамки хороших и плохих героев становятся размытыми всё сильнее по мере продвижения сюжета. Например, трудно однозначно охарактеризовать одного из приближённых помощников Т’Чаллы, правителя племени скотоводов и хранителей границ, В’Каби (новоиспечённый номинант на премию Оскар Даниэл Калуя). Также не стоит вешать клеймо после первого экранного появления на М’Баку (Уинстон Дьюк), безжалостного воина и лидера горного племени, Джабари. Первый план не менее многогранен – те же Т’Чалла и Киллмонгер: оба героя по-своему правы и неправы, каждый из них в первую очередь думает о своих людях, вот только понятия термина «свой народ» у них отличаются.

 

Получив свою первую номинацию на Оскар за фильм «Ферма «Мадбаунд»», став тем самым первой в истории премии номинированной женщиной-оператором, Рэйчел Моррисон вернулась к сотрудничеству с Райаном Куглером: до этого она снимала для него «Фрутвейл». Операторская работа в «Чёрной Пантере» достойна отдельного разговора, поскольку она выбивается из представления о картинах Марвел. В фильме есть роскошная сцена, открывающаяся перевёрнутым снизу вверх кадром трона и продолжающаяся медленным поворотом камеры на 180 градусов, пока новый король движется занять своё место – какая же прекрасная метафора грядущих перемен в королевстве, буквально символизирующая, что теперь всё изменится с ног на голову. Круговыми движениями камеры Моррисон захватывает зрителя в ураган событий, позволяя ему ещё больше стать частью истории. Такой подход Куглер использовал в своём «Криде», где также была парочка незабываемых (боевых) сцен одним планом, перекочевавших и в «Пантеру». Именно работа оператора превращает порой типичный для фильмов Марвел экшен в высшее наслаждение. Особенно великолепно сняты ритуальные поединки один на один и финальное сражение, напоминающее по размаху миниатюру из «Властелина колец».

 

Когда стало известно, что над музыкальной частью грядущего блокбастера поработает сам Кендрик Ламар и его продюсерская студия, это вызвало смешенные чувства. С одной стороны, восторг от того, что фильму приложит руку один из самых талантливых хип-хоп-исполнителей нашего времени, а с другой – сомнения, как бы создатели картины не стали подстраиваться под громкие музыкальные имена и стараться как можно больше их музыки засунуть в фильм. Но Райан Куглер – не Дэвид Эйр, чьи фильмы в последнее время больше напоминают музыкальные клипы (и по количеству крутой музыки, и по количеству смысла): ещё в «Криде» он очень грамотно распределился с роскошным саундтреком. В «Пантере» вся специально записанная музыка играет как бы фоном – то в лаборатории Шури, то в машине Кло, то в казино (примерно как это было в «Американской милашке» Андреа Арнольд), скорее заигрывая со зрителем и побуждая сразу же после просмотра обзавестись альбомом целиком. Однако, несмотря на обилие громких имён, куда больше впечатляет работа постоянного композитора Куглера – Людвига Йоранссона. Людвиг потратил много времени на изучение специфики африканских мотивов и народного пения, он даже отправился в Африку, где неделю колесил с местными этническими музыкантами, впитывая их энергетику, чтобы затем наполнить ею один из лучших саундтреков во вселенной Марвел. Его работа поистине впечатляет – все эти барабаны, духовые инструменты ручной обработки, африканские напевы и невероятная тема Киллмонгера придают «Чёрной Пантере» неописуемую аутентичность, заставляющую совершенно забыть и о грядущей «Войне бесконечности», и вообще о связи с КВМ.

 

Благодаря атмосферному саундтреку, фантастической работе костюмеров и декораторов, пропитанных насквозь африканской душой, «Чёрная Пантера» получилась удивительно самобытным и ни на что не похожим фильмом студии Марвел. А добавив сюда «живой» афрофутуристический мир, грамотный сценарий и прекрасную режиссёрскую работу, обеспечившую картине сумасшедший ритм и энергичное повествование, мы получаем лучший на данный момент фильм Кинематографической вселенной с ярко выраженным чувством самоидентичности и целостности.

 

«Похороните меня в океане вместе с моими предками, которые бросались с кораблей в воду, потому что знали, что смерть лучше рабства». Всего лишь одной этой фразой, которую в последнюю очередь ожидаешь услышать в развлекательном кинокомиксе, картины Марвел задали абсолютно новую планку драмы и сценарного мастерства. Эта цитата – самая серьёзная, мощная и глубокая фраза, что вообще когда-то прозвучит в работах этой студии, и в этом, конечно же, огромная заслуга режиссёра-сценариста. Райан Куглер – это новый Стивен Спилберг (на этот раз всерьёз: у него куда больше таланта, чем у однажды уже коронованного таким титулом М. Найта Шьямалана): удивительный постановщик, который умеет в равной степени творить чудеса как на независимом малобюджетном поле, так и во главе крупнокалиберного блокабастера. Но при всём при этом, Куглер не теряет свой почерк, он остаётся мастером авторского кино. До этого «Тор: Рагнарёк» можно было назвать самым авторским фильмом Марвел, потому что он отличался яркой комедийной формой, присущей кинематографу Тайки Вайтити. Однако в авторском деле куда важнее не то, как ты снимаешь, а что снимешь и что этим ты хочешь сказать. Куглер мастерски пропитывает свои работы социальным подтекстом, и его новое произведение не стало исключением. «Чёрная Пантера» ― одновременно утопическая фантазия на тему, чтобы могло быть, будь в мире меньше насилия, а также направленный всем нам уверенный призыв к конкретным действиям, необходимым для того, чтобы этого самого насилия стало меньше.

Чёрная Пантера (Black Panther)

Чёрная пантера  Постер

Год: 2018

Жанр: фантастика, боевик, приключения

Страна: США

Режиссер: Райан Куглер

Сценарий: Райан Куглер, Джо Роберт Коул, Стэн Ли

Продюсер: Виктория Алонсо, Джеффри Чернов, Луис Д’Эспозито

Оператор: Рэйчел Моррисон

Композитор: Людвиг Йоранссон

Художник: Ханна Бичлер, Джейсон Т. Кларк, Joseph Hiura

Монтаж: Дэбби Берман, Майкл П. Шовер

В ролях: Чедвик Боузман, Майкл Б. Джордан, Лупита Нионго, Данай Джекесай Гурира, Мартин Фриман, Дэниэл Калуя, Летишиа Райт, Уинстон Дьюк, Стерлинг К. Браун, Анджела Бассетт

Мировая премьера: 29 января 2018

Премьера в РФ: 26 февраля 2018, «WDSSPR» 3D

Продолжительность: 134 мин. / 02:14


Вадим Богданов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Олег Вакуловский и Владислав Листьев


««« »»»