«Чужой. Завет»: Бегущий от монстров

Чужой

Как-то раз немецкий конструктор автомобилей и бронетанковой техники, впоследствии основатель одной из известнейших автомобильных компаний, Фердинанад Порше, сказал: «Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам». К подобной мысли, судя по всему, пришёл и сэр Ридли Скотт, взглянув на то наследие, что сформировалось благодаря многочисленным продолжениям его оригинального «Чужого» 1979 года. Заглушить неприятный осадок от последних экранных воплощений начатой режиссёром франшизы Скотт решил подходом, противоположным тенденции – он занялся исследованием истоков, другим словам, задумал грандиозную серию приквелов. Первым из них стал «Прометей» в 2012 году, «развивающийся в той же вселенной, что и «Чужой», но не являющийся его прямым приквелом», как заверяет сам постановщик. «Чужой: Завет», уже из названия понятно, непосредственно связан с оригиналом 79 года, а также является прямым сиквелом «Прометея». Однако сюжетная связь – единственное, чем эти два фильма похожи друг на друга, по форме они, грубо говоря, диаметрально противоположны. «Завет» стилистически близок к атмосферному хоррору, каким был классический «Чужой», он тёмный, мрачный и местами очень коварный, а Кэтрин Уотерстон, исполняющая одну из титульных ролей, по типажу и рассудительности максимально близка к каноничной героини Сигурни Уивер.

Но не нужно обольщаться раньше времени, как бы по духу «Завет» не был близок к идеальному во всех смыслах оригиналу, по качеству оба фильма фактически несравнимы. Два самых серьёзных и пагубных для данного кино недостатка заключаются в огромном количестве не поддающихся здравому смыслу моментов и по большему счёту абсолютно пустых и чрезвычайно алогичных персонажах. Первое и одно из самых весомых преступлений в логике происходит в самой завязке фильма, где космический корабль «Завет», состоящий из 15 членов экипажа и около 1500 погружённых в анабиоз колонистов, направляется на далёкую планету с колонизационной целью. Но неожиданно они получают неопознанный сигнал из далёкой, далёкой галактики. Новоиспечённый капитан корабля Орам (Билли Крудап), краем глаза глянув на экосистему посылающей этот сигнал планеты, недолго думая, решает забить длиннющий гвоздь на всю их колонизаторскую миссию, которую учёные Земли наверняка продумывали несколько десятилетий, подбирали подходящую планету для человеческой жизни, отбирали колонистов и так далее. Причина, почему экипаж решает поставить под угрозу всю их важнейшую для человечества миссию и рискнуть жизнями тысячи людей, нелепа до абсурда – до их цели лететь 4 года, а до неизвестной и непонятной планеты – около 4-5 недель. Подготовленный к многолетним космическим перелётам экипаж попросту НЕ ХОЧЕТ ЛОЖИТЬСЯ СПАТЬ (наверное, во время взлёта их укладывали в криокамеры под ужасными пытками). И самое забавное, никто не возражает, действительно, почему бы не сыграть со всем потенциалом человеческого развития в русскую рулетку. Лишь героиня Уотерстон, Дэниэлс, делает попытки переубедить капитана, но и то скорее для формальности (в уединённой капитанской комнате, будто бы, чтобы никто из экипажа случайно не услышал, а сценаристам не пришлось бы придумывать более логичную причину смены курса корабля).

Наблюдая за подобной завязкой сюжета, ты невольно пытаешься оправдать подобный сценарный ход, предполагая, например, что за эти 4-5 недель экипаж хотя бы досконально изучит ту планету, на которую они летят. Не просто взглянуть на экран, гласящий, что «атмосфера как на Земле, можно дышать», а просканировать её флору и фауну, ландшафт и условия для будущей колонизации. Но нет же, вместо этого мы то и дело слышим очередное удивлённое заявление от приземлившихся на планету людей: «ого, пшеница прямо как на нашей планете», «ого, тут горы как три Эвереста», «ого, здесь совсем нет птиц», «ого, какие странные растения, а давайте-ка будем трогать их руками». Такое чувство, что к 2104 Земная наука настолько деградировала, что вернулась опять к эмпирическому уровню познания, мол, зачем использовать последние достижения технологического прогресса, если можно узнать всё на месте и, как говорится, на собственной шкуре?

Залог хорошей научной фантастики в её доскональной обоснованности, продуманности и, как видно из названия, научности. Кому как не автору двух вех в развитии научно-фантастического кинематографа, режиссёру культового космического хоррора «Чужой» и эталонного киберпанка «Бегущий по лезвию», не знать о правилах игры? Почему же он их нарушает уже второй раз подряд, приглушая тем самым восхищение от просмотра у мыслящего зрителя и преданного фаната франшизы? Наполненный глубинным смыслом и аллюзиями библейских масштабов «Прометей» не сумел до конца воплотить режиссёрский замысел, потому что постоянно спотыкался о какие-то мелкие нелепости, сценарные нестыковки и иррационализм в происходящем. Неудивительно, что в обсуждениях «Прометея» чаще всего поднимается вопрос не критической позиции Скота по отношению к человеческой вере как таковой, а куча нелепых сцен, связанных со скафандрами персонажей. В этом плане, к слову, «Завет» пошёл ещё дальше: герои тут высаживаются на новую планету не просто без какой-либо защитной экипировки, а в одежде, в которой обычно народ идёт на пикники во время майских праздников. Причём, и ведут здесь герои также: то бычок бросят в лесу, то начинают давить ногами или рвать руками редкие растения (за что, собственно, горячо поплатятся). Да, вы просканировали планету на качество атмосферы и поняли, что экосистема вам не навредит, но почему ни у одного учёного даже мысли не возникло, что это они могут навредить данной экосистеме, понять трудно. Всё же иногда надо прислушиваться к критике своих фильмов, мистер Скотт, чтобы второй раз не наступать на те же самые грабли.

Новый корабль – новый экипаж, а новый экипаж – новые персонажи. Единственный актёр, перекочевавший из «Прометея», это Майкл Фассбендер, исполняющий в «Завете» сразу две роли, нового андроида Уолтера, полностью лишённого эмоций и амбиций, который сопровождает экипаж, и андроида Дэвида, пережившего крушение «Прометея», с которым героям предстоит встретиться уже лицом к лицу на таинственной планете. (Имя Walter, кстати, ломает всю франшизную традицию, по которой андроидов нарекали строго в алфавитном порядке: Ash – Bishop – Call – David). Фассбендер в этом фильме крут, не потому что его двое, а из-за того, что его персонажи банально лучше всего прописаны и за их отношениями-противостояниями попросту наблюдать интересно. Для Майкла это, безусловно, ещё одна взятая актёрская вершина, ибо не восхищаться им в «Завете» трудно. Вторым героем по продуманности и интересности является Дэниэлс, которая также же, как и Уолтер/Дэвид следует законам логики. Она единственная, кто задаётся вопросами к происходящему, так как остальные почему-то воспринимают всё, что творится вокруг, привычным, словно дождливую погоду в Лондоне. Но, несмотря на проблески логики у Дэниэлся, этому фильму не хватает Янека (капитана корабля из «Прометея», которого сыграл Идрис Эльба), то есть реалистичного и прагматичного персонажа, который в нужный момент просто должен сказать: «Подождите… а зачем мы это делаем?». Оставшиеся герои либо просто мясо для убоя, либо карикатуры (частенько две характеристики сочетаются): Дэнни МакБрайд в своей самой несмешной роли играет главного пилота по имени Теннеси, Демиан Башир какого-то военного, чьё имя никто после просмотра даже не вспомнит, Крудапу досталась партия единственного религиозного человека в экипаже, творящего самые необдуманные и клишированные поступки, что только можно придумать (подразумеваю, что это ещё одна метафора Скотта, что вера – слабость и исток всех проблем). Ах да, чуть не забыл, ещё тут Джеймс Франко сыграл свою величайшую роль. Причём, этот момент не был бы объектом для шуток, вставь Ридли в фильм пролог, использованный в качестве материала рекламной кампании. Будь этот пролог в фильме, не возникали бы вопросы к взаимоотношениям внутри экипажа (состояние которых не совсем понятно), роль Франко и значимость его персонажа не вызывала бы сомнений, плюс ещё внезапный момент с парочкой геев в середине выглядел бы естественным (а не сценой из разряда «смотрите, у нас тут тоже есть персонажи нетрадиционной ориентации»).

Любопытно, что «Прометей» и «Завет» сделаны на контрастах. Если первый делает акценты на фантастические по красоте операторские планы, визуальную безупречность, изысканные дизайнерские решения и лучшие современные компьютерные спецэффекты, второй больше напоминает ксеноморфа: он предпочитает тёмные коридоры, ночное время суток и всеобщий мрак. Даже если в «Завете» есть какие-то интересные дизайны окружения или снаряжения, разглядеть их банально мешает темнота в кадре. Понятное дело, это тот самый шаг в сторону оригинального, мрачного «Чужого», однако, как мы видим, атмосферность не идёт в комплекте с темнотой в кадре. А что касается спецэффектов, то сцена рождения неоморфа в медицинском отсеке, а затем и само существо невольно заставляют вспомнить финчеровского «Чужого», если вы понимаете, о чём я.

В данной ленте, возможно, самое большое количество сюжетных твистов, что были за всю режиссёрскую карьеру Скотта. Да, многие из них до ужаса предсказуемы, но это только для фанатов жанра, уверен, найдутся те, кого финал возьмёт врасплох. Плюс «Завета», а для кого-то и минус, в том, что он в отличие от «Прометея» настроен не столь дружелюбно к массовому зрителю. Он в первую очередь для тех, кто «шарит», как в жанре, так и во франшизе. Новый «Чужой» частично отвечает на вопросы, оставленные предыдущим фильмом, а частично заполняет пробелы в мифологии серии. Естественно, не обошлось без порции новых вопросов и, к сожалению, ряда нестыковок, рассказать о которых без спойлеров невозможно.

В «Завете» Ридли Скотт, как и Дэвид, созданный с репликантским замыслом («человечнее, чем человек»), отчётливо и ясно заявляет о своих непомерных амбициях. Откроют ли они новые горизонты в саге о «Чужих»? Возможно, но в данном фильме этого не произошло. Здесь Скотт лишь подготовил почву для более грандиозного замысла, попутно развивая теологические медитации из «Прометея» и разбавляя их нервным трепетом с отголосками оригинала 79 года. Причём, трепет тут по большему счёту заслуга даже не тёмных локаций и безжалостных Чужих, а вне всяких похвал впечатляющего Фассбендера. Его игру/персонажей можно смело называть главными плюсами фильма. А в остальном же напрашивается вывод: если вы ищите умную научную фантастику с разумными персонажами, то лучше обратить своё внимание на скромный сай-фай «Живое» Даниэля Эспиносы. А если же цель ваших поисков просто неплохой фильм о «Чужих», то «Завет» Ридли Скотта вас не разочарует, ни как фаната, ни как простого зрителя.

Чужой: Завет (Alien: Covenant)

Чужой Постер

Год: 2017

Жанр: ужасы, фантастика, триллер

Страна: США, Австралия, Новая Зеландия, Великобритания

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Джон Логан, Данте Харпер, Дэн О’Бэннон

Продюсер: Дэвид Гайлер, Эми Грин Винс, Уолтер Хилл

Оператор: Дариуш Вольски

Композитор: Джед Курзель

Художник: Крис Сигерс, Дэмиен Дрю, Йен Грейси

Монтаж: Пьетро Скалия

Бюджет: $111 000 000

В ролях: Майкл Фассбендер, Кэтрин Уотерстон, Билли Крудап, Дэнни МакБрайд, Демиан Бишир, Кармен Эджого, Джусси Смоллетт, Калли Эрнандес, Эми Саймец, Натаниель Дин

Мировая премьера: 4 мая 2017

Премьера в РФ: 18 мая 2017, «Двадцатый Век Фокс СНГ»

Продолжительность: 122 мин. / 02:02


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



««« »»»