“СОЛОВЕЙ ПРОЛЕТЕЛ ВОН ТАМ. ГДЕ СОЛНЦЕ ЗОЛОТИТ ПОДСТАКАННИК”

Рубрики: [Музыка]  

МАРИНА ХЛЕБНИКОВА. “МАМИН БЛЮЗ”. АВТОР – АЛЕКСАНДР КЛЕВИЦКИЙ

Когда упругая походка стала неупругой? Когда твои глаза превратились в глаза постоянно влажные? Скажи, скажи, после какого сезона дождей ты стала грустной, все время заглядывающей в записную книжку? Уставать до невозможности (до невозможности – это когда старит даже утреннее заоконье)? Вздыхать, опираясь о любой угол?

Мама, такая духота стоит все лето! Двор засран. Нравы такие, что бабушки в газеты пишут: спасите! (Это смешно: кто их спасет, мама? собаки добрее людей, бездомные собаки). Путевки кусаются, а ты мне говорила, говорила: сынок, тебе воздух нужен, воздух! Воздух стал тяжелый, фокусы выкидывает после братания с выхлопными газами, и выхлопные газы, мама, – это уже не просто отрава, это символ, ну, знак… Нет тебя, и теперь сплошные черные символы.

Мы неважно внимали друг другу, надо было сказать, что, когда говорят, надо слушать, надо было сказать! Что же ты, мама? Книжки дала, такие томища, а элементарных вещей я так и не осилил. Ну, наверное, это моя вина, и теперь область воспоминаний для меня будет областью – нелюбимой, в два цвета выкрашенной.

Все, сны кончились. Попытка стать мужественным без мужества не выгорела. Очень внешне, мама, эта ситуация выглядит так: через каждые полчаса (плюс-минус пять минут) тянет к окну. А в окне ландшафт столетний. Но тянет. Именно на твое место. С твоего места все по-другому видится: даже тучи кажутся не свинцовыми, а пушистыми. Вот что значит точка обзора.

Я гоняю мяч, ты зовешь ужинать, это повторялось каждый день, теперь это повторяется каждый час.

Ты ерошишь мне волосы, говоришь: “надо постричься, самую малость”. Я возмущенно вскидываюсь. Ты улыбаешься.

Вот слабо помню все, а улыбку помню.

“Дай рубашку поглажу, ну так же нельзя!” – “Потом, мама, потом”.

Потом.

Отар КУШАНАШВИЛИ.

Постфактумный вздох. Хлебникова выдыхает блюз так, что ясно: мамы у всех (за редким вычетом) – ТАКИЕ. Они дарят воздух, которым ты дышишь, и делают вид, что ты самое клевое дитя. Я хотел позвонить М.Х. и проорать в трубку: “Марина, моя мама – это хороший блюз. Она сама – Песня, это моя любимая песня”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ОСЕНЬЮ ПЕТЕРБУРГ ПОКОРИТСЯ “ВЕСТАЛКАМ”
ФЕСТИВАЛЬ В РЕДИНГЕ ВСЕ ЖЕ СОСТОИТСЯ
ЧАРТЫ ЖУРНАЛА “MUSIC & MEDIA”
ШЕВЧУК ПОЛУЧИЛ ПРИГЛАШЕНИЕ ОТ РИНГО СТАРРА
СОВМЕСТНОЕ ТУРНЕ БОУИ И NINE INCH NAILS
“ВИДЕО-ЛЮБОВЬ” БОГДАНА ТИТОМИРА
МАЙКЛ ДЖЕКСОН СТАВИТ СКАЗКУ ДЛЯ ДЕТЕЙ
БРОНЕВИЦКАЯ И ИГРУШКИ
РЕДКИЕ ЗАПИСИ THE WHO – НА ВИДЕО
ДЖЕКСОН РЕШИЛ СТАТЬ КОПИЕЙ ТЕСТЯ
АССОЦИАЦИЯ КАНТРИ ВРУЧИТ НАГРАДЫ В ОКТЯБРЕ
КОНЦЕРТ РОДА СТЮАРТА В МАЛАЙЗИИ ОТКЛАДЫВАЕТСЯ НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК
ТЕРЕНС ТРЕНТ Д’АРБИ: ПРО ВИБРАТОР Я ВСЕГДА ГОВОРЮ ЗА УЖИНОМ
ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ УВЕЛ КОРТНИ ЛАВ СО СЦЕНЫ
МАКС ПОКРОВСКИЙ (“НОГУ СВЕЛО!”): “ТАКЕ ТНАТ” – ДЕРЬМО! ОТАР КУШАНАШВИЛИ (“НВ” и “МУЗОБОЗ”): ЧЬЯ БЫ КОРОВА…
ВОКАЛИСТ KINKS ПРИЗНАЛ МАМИНУ ПРАВОТУ
АПИНА И СТАШЕВСКИЙ: УДАРИМ В ДВА ГОЛОСА?
“МАДЕМУАЗЕЛЬ ЛЯ-ЛЯ-ФА” НА УРАЛЕ
GRATEFUL DEAD
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ АЛЛА. ВСМОТРИМСЯ ПЕРЕД ПАУЗОЙ
ВОКАЛИСТ BOYZONE СЛОМАЛ ЛОДЫЖКУ, СПАСАЯСЬ ОТ ФЭНОВ
СНУП ДОГГИ ДОГГ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЖДЕТ СУДА
АНДРЕЙ ФОМИН. “ЗВЕЗДНАЯ НОЧЬ”. ДЕНДИ УПРАВЛЯЕТ ВАКХАНАЛИЕЙ
ДВА “КЛЕНА” ОТ ПЕТЕРБУРГСКИХ “ДУБОВ”
ГЛОРИЯ ЭСТЕФАН БОРЕТСЯ СО СПИДОМ ЛИЧНО
МИЛКА-ЛАУРЕАТКА
СТИВИ УАНДЕР ПОСЕТИЛ СЕКТУ BLACK HEBREWS В ИЗРАИЛЕ
ЛУЧШИЙ ПОДАРОК ВЕТЛИЦКОЙ – УГНАННЫЙ АВТО И УКРАДЕННАЯ ПЕСНЯ
МАША НЕ БУДЕТ ЕЗДИТЬ НА МЕТРО
Плод незапретный, но сладкий
НАЙДЕНА НЕИЗВЕСТНАЯ ЗАПИСЬ ЭЛВИСА ПРЕСЛИ
“МАЗАЙНЫЙ КОДЕКС” – ПОЛЕТ НОРМАЛЬНЫЙ. НУЖНЫ ЛИ ПТИЦАМ ДЕНЬГИ?
ЛИКА НАС НЕ ПРИГЛАСИЛА. НО МЫ ЕЕ ЛЮБИМ
ПОКЛОННИКИ GRATEFUL DEAD СКУПАЮТ ГАЛСТУКИ ОПТОМ И В РОЗНИЦУ
ЭРОТИЧЕСКИЙ КОКТЕЙЛЬ ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОЙ ЛЕДИ


««« »»»