Гута

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ ОНА ВЫБИРАЕТ

Гута – имя, Лошакова – фамилия. Однако речь не о человеке, деревушку Лошакова Гута хорошо знают на Черниговщине, до населенного пункта от столицы области – всего два десятка километров, дворов – числом не намного больше.

До войны здесь жили в основном хуторяне по фамилии Лошак, отсюда и название деревни, которая поныне так именуется, но лошаковских поубавилось: во время фашистской оккупации всех угоняли на Запад. Некоторым повезло остаться, иные вернулись после плена и сталинских лагерей, другие оказались на чужбине.

Как, например, Павло Жабинец. В свое время он посватался к Зинаиде Лошак, а с приходом немцев молодоженов отправили в Германию. Житье было не сладким, но привыкшие к нелегкому деревенскому быту малоросы легко справлялись с любой работой, не забывая сельский труд и постепенно осваивая городской, фабричный.

Жили небогато, но без коммунистических вывертов в мозгах. Смекалки Павло было не занимать. А потому, когда союзники стали переправлять советских пленных на родину, лошаковские назвались поляками – эта хитрость не только спасла от “райской жизни” в СССР, но и помогла позднее переехать в Англию, получить работу на текстильной фабрике города Кихли, где началась для семьи Жабинца новая жизнь.

OGI-DOGI, ПАПИНА ДОЧКА

Там и родилась героиня нашего рассказа.

В семье почти не говорили по-английски, еще хуже – по-немецки, французского не знали вообще. Зато кириллицу разбирали свободно и со временем не забыли – Ольга и сейчас хоть с акцентом, но свободно говорит по-русски. Тогда в городе, и в Англии вообще, было немало семей из Страны Советов. Их, как правило, селили вместе – проще было контролировать “гостей” с Востока, а тем, в свою очередь, – легче адаптироваться в эмиграции. Так что маленькая Олечка Жабинец, хоть и появилась на свет вдали от Лошаковой Гуты, хоть и получила в студенчестве – за целеустремленность и охотничий азарт – английскую кличку Ogi-dogi, украинской дивчиной быть не переставала никогда – родной язык помнит хорошо, несмотря на то, что, считай, всю жизнь провела за границей. Впрочем, это для ее мужа Михаила, москвича, российское зарубежье – чужие края. А Ольга – она гражданин мира, побывала на всех континентах, исколесила практически все ведущие страны и добрую часть других государств.

В крови это у дочери Павло или судьба так сложилась, но леди Уайт легко переносит любое путешествие в любую точку земного шара. И на любом транспорте.

Знаете, сколько времени занимает дорога из Европы в Австралию?

Целых тридцать часов самолетом! В пятидесятых годах это было большой проблемой. Но неуемный Павло потащил свою семью через экватор, к черту на кулички. И двухлетнюю дочь, естественно. Австралии тогда требовались рабочие руки, молодое государство нуждалось в притоке белого населения, и власти готовы были за свой счет доставить граждан Объединенного Королевства на зеленый континент.

Но Павло слыл мужиком столь же гордым, сколь работящим. Кстати, к началу 50-х годов его семья крепко встала на ноги, вполне освоилась на туманном Альбионе и Жабинец легко мог сделать себе карьеру респектабельного буржуа. Но, видимо, по-славянски раздольная натура не могла смириться с необходимостью жить в условиях обычного английского городка, где все домишки расположены террасой – жмутся от тесноты стенами друг к другу без малейшего просвета. К тому же пресловутая британская разграфленность жизни доставала не меньше, чем пыльная атмосфера текстильного сити.

Семья посоветовалась и… гордый Павло решил – решился продать имущество и отправиться на край света. За свой счет.

БЫЛО У ОТЦА ТРИ СЫНА…

В нашем случае у советского гражданина Австралии, господина Жабинца была одна-единственная дочь, любимица Оленька.

Надо сказать, что в Лошаковой Гуте существовало от веку незыблемое правило: старший ребенок учится и выбивается в люди силами всей семьи, а дом и быт вместе с родителями остаются на попечении самого младшего из детей. Павло в свое время рос меньшим, потому и образования никакого не успел получить – до того ли было. Хотя при благоприятном стечении обстоятельств он, пожалуй, смог бы добиться в жизни гораздо большего.

Но самым большим своим достижением Павло считал дочь Ольгу, в которой отец души не чаял. И держал в ежовых рукавицах: глава семьи постоянно мечтал о сыне – чтобы тот продолжил дальнейшее восхождение фамилии, реализовал несбывшиеся мечты и планы зачинателя рода – увы, не дал Бог мальчика.

Павло кручинился недолго – занялся дочерью с традиционным усердием, требовательный был отец. Однако считал, что пик карьеры для Ольги – учительница средней школы, а коли так – нет нужды толкаться в столице, лучше жить на вольной природе. Семья поселилась на северо-западе от Сиднея, в штате Южный Уэльс, там, где проживало большинство эмигрантов из Советского Союза. Тут расположен городок Кандос, по соседству с которым существовал цементный завод. Надо отметить, что территория шестого континента большей частью – пустыня, их север по климатическим условиям – наш крайний юг, поскольку расположен вблизи экватора. Здесь очень суровая жизнь, а зона, пригодная для нормального житья, – узкая полоса суши вдоль восточного побережья Австралии шириной в 10 тысяч километров.

Павло вновь поступил по-своему: выбрал место на границе с этой самой жилой зоной, где начинаются горы и буйствует дикий кустарник. Как вспоминает Ольга, условия были далеко не идеальными, особенно после цивильной жизни в Европе – дичь и глушь, население – меньше тысячи человек, основное производство – цементный карьер.

Отсюда и началась карьера Ольги Уайт.

Отец, успевший за свою жизнь освоить практически все рабочие специальности, устроился на завод. Его жена Зинаида сидела дома, но без дела не маялась, переселенцы смогли быстро построить даже собственный дом – из отходов цементного завода: кирпичи Павло лепил и кладку делал собственными руками.

Ольге сначала пришлось трудновато – мало общалась с местной ребятней, и поэтому с языком были проблемы. В этом родители оказались плохими помощниками – отец пропадал на работе, а матери общаться было не с кем: она до сих пор лучше всего по-английски разговаривает с кошкой – это своенравное создание ведет родословную от “аборигенов” и славянской азбуки не разумеет.

Обычная карьера представителей слабого пола по тем временам – продавец в магазине и замужество. Редко кто увлекался научной стезей. Но смышленая девчонка в школе не ходила в остающих, и ей тесно было в условиях провинциального городка. Вскоре “лимита” – как местные дразнили эмигрантов по-английски, при настойчивой поддержке отца, Ольга поступила учиться в престижный Сиднейский университет. Изучала математику, физику, химию, английский язык и литературу, историю, психологию и даже французский язык – для общего развития. Она долго выбирала, что предпочесть: математические науки или гуманитарные? Нашла на стыке – архивное дело.

Между тем, время было бурное – знаменитые шестидесятые годы. Австралийская молодежь гудела и бурлила не меньше своих европейских и американских ровесников – движение за гражданские права, против апартеида, протесты против войны во Вьетнаме, увлечение марксизмом… Студентка Ольга Уайт была в гуще событий, предпочитала левый уклон правому и вообще была демократически настроенной представительницей среднего класса. Может быть, сказалось влияние далекой родины отца – тот постоянно выписывал книги и газеты из советской страны, о которой буквально грезил и все вспоминал: “А яблоки там – как футбольный мяч!”

ЕСЛИ ГОРА НЕ ИДЕТ К ЛЕДИ УАЙТ

По окончании университета Ольга получила работу в Государственном архиве Австралии. Здесь она стала впервые интересоваться современными системами хранения информации. Начала с бумаг. Компьютеров тогда не было, и основным способом систематизации в делопроизводстве было составление картотек. Ольга занялась этой технологией.

Вскоре по приглашению руководства местного университета она с нуля организовала в вузе систему архивов. Затем то же самое сделала в городском банке, причем на высшем уровне.

Ее быстро приняли в Федеральную ассоциацию архивариусов и специалистов по делопроизводству.

Когда появились первые технологии хранения информации, которые позволили автоматизировать картотеки, Ольга занялась и этим. Ее имя стало настолько известным среди знающих людей, что известная фирма “TOSHIBA” с ходу пригласила недавнюю выпускницу университета менеджером по маркетингу и поставкам продукции на австралийский рынок.

Она занималась всем и вскоре фактически первой в Австралии разработала оригинальную систему дискового хранения информации. После чего ее быстро сосватали в компьютерную фирму “WANG” – тогда ведущую компанию мира в этой сфере бизнеса: здесь Ольга стала работать консультантом по новым технологиям. Затем началась эра электронной почты…

– Когда тебя бросают в глубокий конец бассейна, – шутит Ольга, – плыви: так быстрее научишься плавать.

Она и сегодня набирает работников в свой штат по этому принципу, главное – желание работать, добросовестность и быстрота реакции.

Наука наукой, бизнес бизнесом, но жизнерадостная дочь Павло никогда не забывала, что здоровый дух – он в здоровом теле живет. Ольга стала мастером по подводному плаванию, освоила дельтаплан, путешествовала по долам и забиралась в горы. Очень быстро сделавшая головокружительную карьеру деловая женщина, как никто другой она знала цену минутам отдыха. А их не хватало постоянно, как кислорода на высокогорье. Обычный график бизнесмена – это работа с 8 утра до 8 вечера, и даже в выходные дни – частые встречи с деловыми партнерами. В этой постоянной гонке нет места для общения с друзьями, нет времени для чтения книг, нет возможности насладиться красотой окружающего мира.

Как он прекрасен и огромен, этот мир, Ольга поняла, когда на целый год отошла от каких-либо дел. Да-да, просто бросила все, собрала рюкзак и – в путь по белу свету.

Она месяцами путешествовала по Африке и Южной Америке, побывала в Кении, Танзании, Перу. Посетила древние племенные стоянки майя и ацтеков в Андах и даже умудрилась забраться на гору Килиманджаро. Это очень высоко, однако для покорения таких вершин нужны не столько знания, сколько терпение, энергия, ум и уверенность в своих силах.

Как в бизнесе.

По возвращении в Австралию страна показалась Ольге маловатой. И в 1990 году она решила ехать в Европу, выбрала Англию – родина все-таки. Там австралийка-англичанка (у нее двойное гражданство) быстро устроилась в фирму “DIGITAL”, где занималась в основном контактами с самым крупным и солидным клеентом – “BRITISH TELECOM”.

В то время очень многие бизнесмены то и дело устремляли свой взор на Восток, где происходили большие изменения. Рухнула Берлинская стена, и перед иностранцами открылась головокружительная картина воистину беспредельного российского рынка, на котором можно было реализовать самые смелые планы, завоевать мировую славу, а вкупе с этим стать не только сказочно состоятельным человеком, но еще и резко расширить кругозор, обогатиться новым опытом. Поэтому неудивительно, что восточно-славянская девушка с западноевропейской фамилией Уайт вскоре оказалась в Москве, где в 1991 году фирма “DIGITAL” открыла свое представительство.

Ольга сама вызвалась отправиться в Россию, где к тому времени успела побывать трижды, от столицы до Сибири и от тогдашнего Ленинграда до Кавказа.

Дело начала, как обычно, с нуля. И, по своему обыкновению, успешно: за четыре года коммерческий директор фирмы “DIGITAL” у нас в стране довела торговый оборот российского филиала до 50 000 000 долларов в год. Это при том диком хаосе, который царил тогда в посткоммунистическом государстве, переживавшем начальный период становления капитализма. Однако привыкшую умело управляться с лошадьми дочь Павло невозможно было выбить из седла. Она работала упорно, по-отцовски – и ругаться приходилось, и сражаться не только с чиновниками, но и с “новыми” русскими как в конкурентной борьбе, так и в застолье. Муж Михаил рассказывает, например, историю про то, как они ехали домой после очередной деловой встречи, где пришлось выпить изрядно. Останавливает их авто инспектор ГАИ, чувствует запах спиртного. Берет документы сидящей за рулем госпожи, читает фамилию Уайт и спрашивает:

– С вами переводчик есть?

– Нет.

– А кто-нибудь в машине по-русски говорит?

– Нет, – честно отвечает коммерческий директор, которая знает, что сидящие в салоне русские в данный момент вряд ли смогут сказать на родном языке что-нибудь членораздельное.

– Извините, – говорит тогда инспектор почему-то по-английски. И отпускает машину.

В своем бизнесе она дошла в России до вершины успеха. Когда почувствовала, что больше ей не дадут работать вширь, прежде всего – желающие поделить славу и деньги ставшей к тому времени легендарной Ольги Уайт, она уехала в Австралию.

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

Однако долго оставаться на шестом материке Ольга не смогла, решила вернуться в Москву и сделала это в июне 1996 года. Ей уже не хватает российских просторов – географических, национальных, деловых. Леди Уайт успела полюбить необузданную ширь огромного государства не меньше, чем душевную разудалость своих российских друзей и коллег. Для них, как и для посвященных в ее бизнес людей, Ольга – весьма популярная личность, особенно в европейской части России. Ее оригинальные проекты в компьютерной технике, банковском деле и на общественном транспорте хорошо известны.

Хотя барьеры остаются прежними, стереотипы в сознании и в советском быту еще живучи, да к тому же экономические, социальные, политические условия на бывшей коммунистической родине Павло Жабинца далеки от идеальных.

Только его дочь не привыкла ждать у моря погоды ни у тихоокеанского побережья, ни на берегу Москвы-реки. Держать судьбу под узцы, как резвого коня, Ogi-Dogi почитает за удовольствие и предпочитает делать это исключительно самолично.

Не всем это нравится.

Но она крепкая женщина, Ольга Уайт, и начинать с чистого белого листа для нее – обычное занятие.

Да и фамилия обязывает. В прямом и переносном смысле.

Олег ШУРОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Защитите защитника
МУМИИ СКОРО – 75
ЖИЗНЬ, СЛЕЗЫ И ЛЮБОВЬ НИКОЛАЯ ГУБЕНКО
ОРЕОЛ КРАСОТЫ
Чужие
СНОВА “75 + ОДНА”?


««« »»»