Синдром вуайера

Стремительное распространение экранных форм культуры (кино, ТВ, видео, персональных компьютеров, Интернета, вплоть до виртуальной реальности) явилось одним из наиболее очевидных результатов присущего человеку и человечеству в целом синдрома подглядывания – вуайеризма.

Желание увидеть то, что, в соответствие с нормами той или иной культуры (а нормы эти разные), должно быть скрыто от посторонних глаз, свойственно, по-видимому, каждому из нас. У некоторых людей это желание гипертрофировано. Тогда и можно говорить собственно о вуайеризме как о патологии. Все помнят многочисленные триллеры, где потенциальный убийца (в той или иной степени психопат) следит за раздевающейся или предающейся сексуальным утехам жертвой. Но смотрели-то мы – «нормальные» люди – экран удовлетворял тайную страсть, делая ее культурно приемлемой.

Более радикальные формы прямого вуайеризма находятся на грани (порнография) или за гранью (death watch – наблюдение за убийством) допустимого.

Есть и более сложные формы указанного выше синдрома. Публичное раздевание может быть не физическим, а психологическим. Здесь опять-таки искусство (в том числе и самое «высокое») может служить эрзац-сатисфакцией. Вымышленные или основанные на реальных событиях сюжеты художественной литературы издавна строились на пагубных страстях. От «Медеи» до «Идиота», не говоря уже о Маркизе де Саде, потенциально невыносимые коллизии выносились на суд читающей и пишущей публики. Игровое кино и телевидение придавало и придает этому бурлению колдовского зелья дополнительный эффект достоверности.

Но этого оказывается мало. Сидящий в нас вуайер требует все более сильных эффектов. И их обеспечивает современное телевидение, причем отечественное в значительно более сильных дозах, нежели западное, о тлетворном влиянии которого так любят рассуждать наши политики.

В советское время наиболее непристойными, помимо съездов КПСС, мне казались передачи под рубрикой «От всей души». Подлинные сильные и интимные эмоции героев, на мой взгляд, не подлежали публичной демонстрации. Порнография «душизма» получила свое развитие в «Окнах» ТНТ, где актеры (не важно, профессионалы или любители) разыгрывали страсти, посильнее чем «Фауст» Гете или даже латиноамериканский сериал.

Следующий шаг сделали «Реалити-шоу» – сублимированные наследники «Лайф-шоу» – сценических половых актов и оргий. Даже культурологу было трудно определить, какой эффект «сильнее» – физический (сексуальные игры либо сидение на унитазе) или сублимированный (отношения между участниками). Я полагаю, что садомазохизма бывает больше в последних.

И, наконец, раскрылись все цветы: «Дом», «Голод», «Пусть говорят», вплоть до «Сексуальной революции» на спутниковом «Дамском клубе». Зашкаливание рейтингов подобного рода шоу на главных каналах страны свидетельствует о всеобщем распространении синдрома вуайеризма.

И тут закрадывается крамольная мысль: ведь вуайеру, как минимум, необходим напарник, находящий наслаждение в самодемонстрации, – эксгибиционист. Это он неожиданно распахивает пальто в темной подворотне, выставляя напоказ проходящим девочкам свои гениталии. Именно в таком виде наше государство нередко предстает на экранах телевизоров.

В одном из французских фильмов (не помню в каком, но помню, что женщину-полицейского играла веснушчатая Марлен Жобер) в ответ на распахнутое пальто эксгибициониста героиня распахивала курточку и демонстрировала… пистолет. Пальто быстро прикрывало причинное место… Тоже, конечно, не выход…

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Редуцированная версия статьи опубликована в журнале “Компания” №49 (395) за 2005 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Удовольствие от музицирования
Пахать подано
Как стать писателем


««« »»»