Про горячие грузинские головы

Рубрики: [Мнение]  
Метки: ,

Тут дело вот какого деликатнейшего рода: паче чаяния меня продолжают спрашивать, что же именно я думаю про то, что деется в Грузии; про рецидивы.

Я не просто не люблю, мне претит политика, я не просто не люблю, мне претит подогревать чувства безысходности и фатальности, но ЧТО я могу думать про долихоцефалов и акрокефалов?

Узрев в идиотских майках псевдоакроболистов из моего родного кутаисского “Торпедо”, я сначала вспомнил одну строчку из Льва Лосева:

“Глядел на нагловатого уродца,

Не мог понять: откуда что берется?”.

А потом и остальные:

“Что по ту сторону добра и зла

так засосало долихоцефала?

Любовник бросил? Баба не дала?

Мамаша в детстве недоцеловала?”.

Мои родные грузины, самые недалекие из них, их там в процентном соотношении единицы, уверяю вас, забыли народную апофегму-мотто: “Сломать нехитрО, труднее построить”.

Но когда противная сторона в ответ набрасывается на вино (дежавю!) – это тоже патология, нет?

Наглость во мне обычно возбуждает резкое противодействие, глупость – отвращение и брезгливость. Но в той смеси спеси и меднолобости, что были явлены в моем Тифлисе было что-то еще, какая-то третья составляющая.

Нашим и вашим, что в Тифлисе, что в Москве, горячим головушкам не мешало бы – при той образованности, которой они щеголяют, – знать, что патологическое отрицание является, как правило, следствием тяжелой детской травмы, и дети, скачущие в центре моего Тифлиса с плакатами, на которых накарябано слово “оккупант”, – это жертвы делирия, “изнасилованные” политиками.

Но рушить из-за этого отношения?!Из-за этого устраивать фокусническое вытаскивание веера смыслов из пустоты?!

С обеих сторон я наблюдаю дистиллят глупости, благоглупости и злобы антропоморфных, не справившихся с собственными фрустрациями, к тому ж – чрезвычайно плоскими.

Подавляющее большинство моих соотечественников и почитают россиян, и даже обожают их, и ведь я ж знаю: взаимно.

Эти идиоты просто-напросто неверно истолковали вольтеровские тезисы; впрочем, они вовсе не подозревают об их существовании.

Не дозволено вершить малое зло, из которого может проистечь великое благо.

Все это за гранью понимания, конечно.

Как восклицал персонаж Зощенко: “Такая малявка – и такая здоровенная заноза”.

ЭПИЛОГ

Перефразируя Герберта Уэллса, “когда я вижу работящего и работающего грузина, я спокоен за человечество”.

Но проблема в том, что я вижу всего одного работящего, работающего и – это уже и вовсе диво! – получающего удовольствие от работы грузина, да и того – в зеркале.

Остальные двое – мои мама и папа – уже почили. От переработки, светлая им память.

У грузин моих барочный и порочный характер разом; за это я их обожаю, потому что они – это я, но я и себя-то не люблю очень часто, не говоря про тех, кто плюет в святое и топчет святое.

Грузины мои только наладили подобие существования, а подобие – это когда середка на половинку, но курс и вектор правильные.

Но эти выходки – фронда в самом скучном ее изводе.

Ничего, бытовые невзгоды вразумляют всех, жрать, прошу простить мне мой грузинский, хотят все.

И говорю вам я, генеральный грузин Вселенной: возвернутся блудные, и будет всем “мимино”.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий



«««