«Все деньги мира»: Серость и безразличие

 Все деньги мира

Когда денег мало – это плохо, когда их много – ещё хуже. Деньги отравляют людей, порабощают и берут контроль над ними. Американский промышленник и нефтяной магнат Жан Пол Гетти (Кристофер Пламмер) был сказочно богат – у него были все деньги мира, а его поместью в Риме позавидовали бы даже жители Парнаса. Богом, может, он и не был, но считал уж точно себя одним из них. Казалось бы, родиться в семье Гетти означает ни в чём не нуждаться на протяжении всей жизни. Однако не всё так просто, Пол – не из тех, кто делится или разбрасывается по сторонам своими миллионами, ведь занимайся он этим, то каким бы миллиардером он тогда стал? Каждый дайм он заработал сам, повторять и гордиться этим Пол не устанет никогда. Однажды в семью Гетти врывается несчастье – любимого внука скупого богача Джона (Чарли Пламмер) похищают ночью на римских улицах с требованиями выкупа. Но какие бы не были отношения с внуком и какого бы размера не была запрашиваемая сумма похитителями, Пол Гетти неуклонен: платить он не будет ни цента. 

Что это, жадность или принципы, мы так до конца и не поймём, ведь Пол Гетти вошёл в историю не только как один из самых эффективных предпринимателей Америки, но и как крайне неприятная личность, понимать которого или симпатизировать – не хочется даже стараться. По крайней мере, таким получился Гетти в фильме Ридли Скотта «Все деньги мира», ставшей 25-й картиной в фильмографии уже фактически легендарного британского режиссёра. Лента доказывает печальное: Ридли уже не тот. Он потерял свою бульдожью хватку на отличные и интересные сценарии, поскольку рукопись Дэвида Скарпа, чья предыдущая работа датируется аж 2008 годом (то был проблемный ремейк фантастики «День, когда Земля остановилась» с Киану Ривзом), изобилует сюжетными дырами и плохо прописанными персонажами. 

Мать Джона, Гэйл Харрис (Мишель Уильямс), первой узнаёт о похищении сына. Некто Полтинник требует по телефону баснословную сумму в 17 миллионов долларов, а зная денежное положение матери пленника (у неё такой суммы естественно нет) советует сразу обратиться к своему свёкру, у которого, как он выразился, все деньги мира. Гэйл в срочном порядке отправляется на римскую виллу своего родственничка, но тот даже не удосужился уделить жене своего родного сына и матери, подчёркиваю, любимого внука минутку своего времени. Вместо этого Гетти предлагает ей Марка Уолберга, точнее персонажа, которого он играет – таинственного шпиона службы безопасности по имени Флетчер. Гэйл с Флетчером начинают вальяжно вести переговоры с похитителями и немного флиртуют друг с другом, в это время Гетти старший тщательно выбирает очередное произведение искусств, чтобы потратить на него свои лишние миллионы. Да, если бы не перебивающие всю эту идиллию сцены с похищенным мальчиком в клетке, то складывалось бы ощущение, что ничего особенного-то и не произошло, либо же – что всем абсолютно плевать на бедного Джона.

А почему, собственно, Джон – любимый внук Гетти? (Особенно когда ближе к концу как бы невзначай, между строк выяснится, что у него этих внуков аж 14, о которых мы вообще не слышали весь фильм, как и о реакции их родителей на похищение родственника) Вся предыстория до момента похищения показана словно в презентации ленивого студента, который дотянул подготовку к экзамену до последней ночи. Первый слайд – счастливая семья (Гэйл, её муж Джон (Эндрю Бакан) и трое детей). Второй – Гетти старший приглашает сына на работу к себе в корпорацию. Третий – Джона искусили деньги, и вот теперь он валяется пьяный или под наркотиками где-то на южном курорте в гамаке с полуголой женщиной. Да, мы, конечно, понимаем, что деньги – зло, много фильмов об этом видели. Но чтобы так прямо в лоб и грубо преподносить эту мысль, как-то не такое ожидаешь от Ридли Скотта. Слишком бедно всё это показано. Бедно показаны богатые. Между вторым и третьим «слайдом» случается встреча условной «счастливой семьи» и отдалённого богатого родственника. И самое забавное: уже на этой стадии происходит первая потеря детей. Мы видим, как мама, папа и трое ребятишек заходят в здание, затем в лифт, а потом раз – и они уже в кабинете Жана Пола Гетти, втроём: мама, папа и Джон третий. А где дети-то? В лифте застряли? Или это такой сюжетный ход, чтобы показать, почему именно Джон – любимый внук Пола? Как бы лишь только он добрался до деда, самый стойкий из троих, пусть он и будет его любимчиком. 

Тех двоих, оставшихся, детей мы увидим лишь полфильма спустя, их как бы невзначай покажут в квартире Гэйл, когда к ней нагрянут спецслужбы установить прослушку, в роли каких-то деталей интерьера или цветов на подоконнике. Остальные дети вроде как есть в этой семье, но их как бы и нет. И можно понять, почему так сделано. Потому что Джон по сценарию должен быть центром истории и его эмоциональным ядром. По задумке, так должно быть. В реальности же «Все деньги мира» получились настолько серым и нудным байопиком, что ты даже ни на йоту не переживаешь за судьбу бедного парнишки. Такое бывает, когда сценарий совершенно никак не связывает своих персонажей. Отношения внука с дедом – условность, опьянённый деньгами отец вообще до самого конца не появится, родная мать даже не спросила мнение сына, о том, что он хочет и с кем ему будет лучше после развода – а ведь парню почти 18, он вправе сам решать. В итоге, ещё одно свидетельство того, что всем этот парнишка абсолютно безразличен. Тогда с какого бока мы, зрители, должны подарить ему хоть каплю сочувствия?

Совершенно неинтересно наблюдать за этим прямолинейным развитием событий, у которых за два часа хронометража нет ни единого неожиданного поворота сюжета. Предположив ещё на десятой минуте фильма исход истории, вы с восьмидесяти процентной точностью окажетесь правы. Останется лишь наблюдать за вялотекущей историей и пустыми персонажами. Ещё в первой половине фильма становится понятно, что Гетти не даст Гэйл ни цента, но вместе того, чтобы предпринимать хоть какие-то действия по собиранию денег – дать интервью, например, продать эксклюзивные фотографии, рассказать общественности, привлечь хоть какую-нибудь помощь – мама парня лишь сидит у телефона и ждёт. Ждут и похитители, абсолютно ничего не делая. Чуть позже по сюжету появится итальянские мафиози, которые, вы удивитесь, тоже ничего не делают. Итальянская мафия без блеска в глазах – тихая и пассивная, вы когда-нибудь такое видели? 

Кристофера Пламмера за роль Пола Гетти номинировали на Оскар, однако очевидно, что всё это жест, демонстративно направленный на осуждение Голливудом сексуальных домогательств и в частности Кевина Спейси, которого Пламмер заменил в самый последний момент. Роль совершенно не оскаровская, и единственный, кто хоть немного заслуживает похвалы в актёрском плане, это только Мишель Уильямс, которая весь фильм проходила с предынфарктным выражением лица. Марк Уолберг хорошо бы подошёл под роль одной из глиняных статуй, которыми полон дворец Гетти. Весь фильм он без эмоций проходил в отлично сидящем на нём костюме с набором фраз из разряда «не беспокойся, у меня всё под контролем, я – шпион, и я знаю своё дело». Единственный персонаж, который вызывает хоть какой-то эмоциональный отклик при просмотре – это Полтинник. Это же как всё должно быть плохо в семье, если интересуется, всё ли нормально у тебя, лишь только твой похититель? Полтинник из кожи вон лезет, чтобы заставить нас хоть сколько-то сопереживать парнишке, делая всё, на что он способен, дабы сохранить ему жизнь.

Что не даёт уснуть, так это сценарий, заставляющий постоянно в недоумении задаваться вопросами. Ладно уж начальная сцена похищения, оставим это как данное, хотя всё равно не понятно, как они всё это продумали с учётом полнейшей некомпетентности этих ребят как похитителей. Почему нет никакого содействия со стороны римской власти, ведь одно дело показать нам кучку полицаев в кабинке, перебирающих какие-то документы, а совсем другое – спокойная встреча с мафией на пустынных римских улицах. Почему первый попавшийся обгорелый труп взрослого мужчины – обязательно наш похищенный мальчик? Ведь это сенсационная новость, которая во всех газетах и по всем телеканалам, но, тем не менее, полиция, занимающаяся всем этим делом, даже не знает, как выглядит тот, кого они собрались спасти. И что это такая за база данных преступников, по которой тебя могут найти, если ты 20 лет назад когда-то случаем ввязался с другом в передрягу, а сейчас этот друг нарушил закон – следовательно, и ты его нарушил. Почему спецназ стреляет насмерть в людей, которые лишь предположительно могут утаивать сына Гэйл. И тем более, какой смысл кидать гранату в закрытое помещение, где мальчик вполне может находиться? А не переусердствовали ли вы с этим, сэр Ридли? Всё-таки не «Чёрного ястреба» снимаете. 

Серость картинки и унылость действий вполне мог разнообразить талантливейший композитор Дэниел Пембертон, благодаря котором покер в дебюте Аарона Соркина стал искриться энергией, а Король Артур у Гая Ричи до сих пор не забылся. Но и Дэниела здесь как будто подменили: он выдал свой самый блеклый и непримечательный саундтрек в карьере, разбавленный лишь пафосом, как в сценах с «летающими» газетами или «нашим ухом». Привлекательной только вышла работа оператора Дариуша Вольски, который частенько заигрывает с образами древнегреческих богов, их скульптур, наполняя общую палитру глиняными красками.

Через пару месяцев на телеканале FX выйдет ещё одна интерпретация данной истории, но уже в виде мини-сериала. Все десять серий «Доверия» поставил Дэнни Бойл, а в главных ролях задействованы Дональд Сазерленд, Брендан Фрейзер и Хилари Суэнк. Похищенного Джона воплотит на экраны Харрис Диккинсон, блестяще отыгравший в прошлогодней жемчужине инди-кино «Пляжные крысы». Однако после «Всех денег мира» Ридли Скотт уже заочно проиграл Дэнни Бойлу. Его двадцать пятый полнометражный фильм – это квинтэссенция серости и безразличия. Если в его предыдущем проекте (продолжении фантастики о ксеноморфах «Завет») неубедительные персонажи и нелогичность сюжета вдоволь искупались научно-фантастической обстановкой и шикарнейшим Майклом Фассбендером, то на этот раз даже зацепиться не за что. Возможно, Скотту нужно решительно сменить вектор своей карьеры: либо всего себя посвятить продюсерской деятельности, либо последовать примеру своих коллег и попробовать себя на малых экранах. 

Все деньги мира (All the Money in the World)

Все деньги мира  Постер

Год: 2017

Жанр: триллер, драма, криминал, детектив, биография

Страна: США

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Дэвид Скарпа, Джон Пирсон

Продюсер: Крис Кларк, Квентин Кертис, Дэн Фридкин

Оператор: Дариуш Вольски

Композитор: Дэниэл Пембертон

Художник: Артур Макс, Самю Кеилани, Эндрю Манро

Монтаж: Клер Симпсон

В ролях: Мишель Уильямс, Кристофер Пламмер, Марк Уолберг, Ромен Дюрис, Тимоти Хаттон, Чарли Пламмер, Чарли Шотуэлл, Эндрю Бакан, Марко Леонарди, Джузеппе Бонифати

Мировая премьера: 18 декабря 2017

Премьера в РФ: 22 февраля 2018, «Вольга»

Продолжительность: 132 мин. / 02:12


Вадим Богданов

Постоянный критик "Нового Взгляда". Главный редактор портала THECONVERSATION.RU (контакты для связи можно найти там).

Оставьте комментарий



««« »»»