Эвтаназия публицистики

Рубрики: [Мнение]  

Неординарный писатель Александр Никонов предложил умервщлять неизлечимо больных (умственно-отсталых) детей, чтобы избавить родителей от мучений бытовых & духовных. Две возмущённых матери обратились в Союз журналистов России (СЖР). И во вторник из новостных выпусков федеральных ТВ-каналов страна узнала: есть такой журналист! И сниагарила некрасивая полемика.

Меня удивила реплика в блоге ТВ-ведущей, которую знаю и ценю: «Вот появился какой-то упырёк, который написал в бульварной газетёнке про то, что больных детей надо убивать. Я догадываюсь какие мотивы были у руководства “Эха Москвы”, когда они его еще и в эфир пригласили, но я не могу этих мотивов понять и принять».

Такой наезд покоробил. Процитировал ей в ответ ремарку Димы Быкова: «Не поддерживаю идею Никонова. Я вообще большинства его взглядов не разделаю. Но я воспитан так, что друзей своих не сдаю. Я стараюсь их посильно вразумлять и именно этим намерен заняться в прямом эфире “Сити-FM”. При этом я знаю Никонова давно. И знаю, что демонизировать его не следует, а травить – подавно. Никонов, хотел он того или нет, привлек внимание к проблеме. И я знаю, что высказался он так не от жестокости или нравственной глухоты. И высказался ТОЛЬКО о действительно безнадежных случаях. Все это не отменяет моего решительнейшего отвращения к той форме, в которой он это сделал, и тому месту, в котором высказался. Но говорить с ним – нужно, а требовать убить, избить, применить запрет на профессию – нельзя. И еще Цветаева учит: когда увидишь человека в трудном положении – прыгай к нему туда. Я и прыгаю. Я не открещиваюсь от своих друзей, по крайней мере стараюсь этого не делать. А дружба наша с Никоновым была проверена многими обстоятельствами”.

Кстати, 21% слушателей “Эха” поддержали Никонова. Немало. Учитывая специфику этой аудитории, ригидной & агрессивной, заточенной на удушение любого свободомыслия, не принимающей ничего экстравагантного и живущей в массе своей под слоганом “Всё вздор, чего не знает Митрофанушка”.

А вот активисты Союза журналистов единодушно и чрезмерно сурово, по мне, наехали на скандалиста, который в своей статье “Добей, чтоб не мучился!” не очень изящно пропагандировал эвтаназию детей-инвалидов. Состоялось заседание общественной коллегии по жалобам СЖР: “Коллегия видит в колонке подмену понятий: вместо обсуждения права на свободный выбор судьбы детей-инвалидов автор утверждает, что единственно разумным выходом является лишение их жизни”.

- Вы заставляете людей страдать только ради тех идеологем и представлений о гуманности, которые есть у вас в голове. Мы предлагаем выбор, а вы выворачиваете его так, как будто мы предлагаем всех этих даунов и инвалидов уничтожать. Ничего подобного! Мы не против пандусов, не против того, чтобы вы растили детей-инвалидов, мы за право выбора. А вы это право выбора хотите отнять, – декларировал обвиняемый на шумном заседании.

Этический тупик. Насиловать ли природу, спасать ли тех, кто приговорён генетически? Или – как в древней Спарте – отбраковывать младенцев сразу после родов? Коллега Павел Шеремет, который в своё время прославился скандалом по нарушению российско-белорусскойй границы, придуманном Андреем “Васей” Васильевым и организованном Борисом Березовским, аккуратно заметил: “В общем, теперь Никонова все клеймят за сказанное. Он всегда любил провокационный подход в журналистике. Но сегодня возник спор, стоит ли нам вообще лезть в некоторые темы и писать о больных людях, о личной жизни известных людей, трогать национальную тему? Я не люблю дешевых сенсаций и нагнетания ситуации на пустом месте. Грань между профессиональной провокацией и элементарной тупостью и хамством очень тонка. Не выношу также и чистоплюйства, бесят люди, которые требуют “позитивных новостей” и кривятся, когда слышат крепкое словцо”.

Виктор Лошак оценил полемику скорее нейтрально, учитывая его анамнез профессионального взаимодействия со скандалистом: «С ходу можно назвать десяток человек, которые сделали себе имя на грязи, скандале, провокации. И это люди куда менее талантливые и с менее насыщенной судьбой. Никонова, скорее всего, начнут приглашать в передачи Андрея Малахова. А в “Огоньке” Саша Никонов, хотя я вместе с ним почти не работал, считался опорным журналистом, ему многое доверялось. Кроме того что он руководил отделом науки, он писал и о политике, и об общественных отношениях. Он небезынтересный писатель».

А Светлана Сорокина, принимавшая участие в недавнем трибунале и отказавшаяся провести эфир с обвиняемым по «Эху Москвы», постфактум в своем блоге заметила:

- Смею утверждать, что никакой другой повод, кроме скандала, не смог бы привлечь столько внимания прессы к проблемам детей-инвалидов, разве что какая-нибудь трагедия. Получается, Александр сумел развернуть дискуссию вокруг этой темы, привлек внимание многих, дал возможность высказаться, сформировать свою точку зрения… В общем, наказывать ли провокатора, если от провокации есть и польза?

По мне, это риторический вопрос. Ведь каждому – своё. Никонов делает свое публицистическое дело. Делает его, как умеет. А он – умеет. Александр бесспорно талантлив. Что не редкость в отечественном писательском цехе. И он всегда предельно честен, что среди журналистов – качество раритетное, рискну предположить.

Саша никогда не скрывал вменяемого журналисткого желания обрести свои 15 минут славы. Отважный сочинитель всегда вивисекторски экспериментировал с читательским социумом, используя ядовитое перо как школьный лаборант – иголку: тыкал в туфельку-инфузорию и наблюдал как в конвульсиях извивается уявзлённое сообщество. Мастер. И я утверждаю это без всякого скепсиса. Признаю умение слагать слова во фразы. Сам бы он никогда не смог (имею в виду собственоручно) ввести инъекцию даж приговоренному к смерти серийному киллеру. Заботливый отец, одаренный литератор, умелый провокатор. Как то так.

Никонов всегда старался вычислить воспалённые темы и выступить парадоксально, против течения, вне вектора социального одобрения. Не боялся прослыть чудовищным экстремалом или попросту попасть за решетку. Несколько примеров.

После того как Отару Кушанашвили выбрили бровь в отместку за наезд на Аллу Пугачеву, Никонов смекнул: вот оно! И проехался по Примадонне. Его пассажи язвительны & злы: «Да, представьте себе, у Пугачевой тоже был организм, со всеми вытекающими и вываливающимися из него последствиями еды и питья. Иногда организм заболевал, и Пугачева лечила его по всяким дорогим врачам. Иногда даже складывалось впечатление, что Пугачева – центр мирового зла. Но после того, как подъешь возле помойки недоеденную Пугачевой икру, такое ощущение пропадает».

Когда РПЦ стали возводить в статус идеологического отдела ЦК КПСС, писатель выступил с апологией воинствующего атеизма и принялся испытывать на прочность чувства православных. Цитирую: «Тем не менее Иисус не оставлял идею окрестить Фому и практически ежедневно проводил ему терапию на этот счет:

- Смотри, скоро христианство завоюет полмира. Это будет одной из главных религий, прикинь. Это же пирамида, а в пирамиде выигрывает тот, кто стоит в начале

Фома молчал, набычившись. Тогда к нему подходили две Иуды – Иуда Искариот и Иуда Яковлев. Иуды начинали в один голос убеждать Фому:

- Сука, предатель! Жрешь с нами на халяву, а христианство принимать не хочешь. А ну-ка встал, быром принял христианство!.. Чего лыбишься?! Больше не возьмем тебя с собой исцелять немочных и заразных! Пошел от нас к фаллосу!

Чуть до кулаков не доходило, но Христос останавливал буянов:

- Ша! Кончай базар! Чувак просто недопонял. Но ничего, трижды не пропоет петух, как ему проломят башку, если он не примет христианство. Огнем и мечом, огнем и мечом».

В «Огоньке» маргинал Никонов публиковал открытые письма Александру Минкину, рассчитывая на реакцию тиражного чемпиона «МК».

Выпустил труд под названием «Хуёвая книга» с предисловием Шендеровича. А вместе с Димой Быковым они издавали матерную газету «Мать» и чудом избежали тюремного заключения, хотя арестованы были и суд прошли.

Ну и так далее. Я вчера созвонился с Сашей. Спросил его ожидал ли он такую реакцию? Нет, ответил он, за эти годы написано столько такоооого, а здесь – ярость материнская. Попросил его что-либо продекларировать специально для публикации. Позиция Никонова:

- Не дело государства лезть в семью. Если родители хотят избавится от мучений – надо помогать им радикально!

И вот здесь я со своей стороны напомню о торжестве гуманизма по-британски. В стране, являющейся оплотом демократии & либерализма год назад, в марте 2009 суд принял решение отключить от аппарата искусственной вентиляции легких девятимесячного ребенка, невзирая на категорические протесты возмущённых родителей. И в Великобритании это был отнюдь не первый случай принудительной – вопреки воли родных – детской эвтаназии. У нас под такие меры может попасть около полумиллиона детей. Я не употребляю прилагательного “гуманные” приминительно к такого рода процедурам, поскольку “рациональные” было бы адекватней, но возникает закономерный вопрос: “А судьи кто?”. Юристы? Медики? Родственники? Или публицисты тоже?

В отношении Саши, которого знаю дюжину лет и ценю его дар, замечу: Никонов последователен и этим хорош. Все, что он делал – было на грани, но было смешно. Реально смешно. Хотя и оказывалось на перферии общественного прищура. Однако, в начале февраля Саша попал-таки в новостные выпуски федеральных каналов (как сказал бы Жванецкий: «Осуществляются мечты!») и это было не-сме-шно.

Евгений Ю. Додолев


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий



««« »»»