«Викинг»: Из варяг в греки

Викинг

Чем выше взлетишь, тем больнее падать. Нет, это не высказывание Мао Цзэдуна и, уж Боже упаси, не цитата из Библии, а всего-навсего народная пословица, так хорошо подходящая под описание одного из самых громких и дорогих проектов отечественного кинематографа за последние несколько лет. История о великом князе Владимире до выхода на экран сопровождалась рекламной кампанией поистине древнерусского размаха, но из череды рассказов о трудоёмком процессе съёмок и значимости проекта, исходящих из уст наших деятелей культуры и не только, различной величины, и всевозможных промо-материалов, пожалуй, наибольшее впечатление оставляли невероятной красоты трейлеры. И как в итоге оказалось, красота – это главное достоинство «Викинга», и чуть ли не единственное. 

 

Сюжет фильма основан на Повести временных лет – того ещё исторически точного документа. Сначала кино достаточно плотно в него вцепилось, показывая раздор Ярополка и Олега, падение последнего с моста, а также приход Владимира в Полоцк. А затем режиссёр Андрей Кравчук с двумя другими сценаристами добавляют свои сюжеты, отходя от так называемого первоисточника. Но это явление вполне оправданно, так как мы в первую очередь смотрим художественное произведение, цель которого – развлечь в большей мере и в меньшей научить. Но проблема сценария в том, что история Владимира в Повести временных лет сама по себе подана как увлекательная сказка, и сценаристы, зная это, не могли полностью отказаться от ссылок на рукопись Нестора. В итоге, вместо того, чтобы полностью погрузиться в одну цельную историю, нам на разных отрезках фильма буквально тычут в лицо непонятно откуда взявшимися вырезками из каких-то параллельных сюжетных линий, имеющих статус первостепенной важности в ПВЛ, но в «Викинге» больше напоминают «пришитые рукава». И самое обидно, что одним из таких «рукавов» стала фундаментальная тема, ассоциирующаяся в первую очередь с Владимиром – принятие христианства. 

Мы знаем из учебников истории, что тогдашний князь запомнился всего по двум своим деяниям – Владимир объединил славянские племена (в фильме же наоборот, в какой-то момент кажется, что он хочет всех перебить) и крестил Русь. Вторым своим поступком, и первым по значимости, он разом искупил все свои грехи и обессмертил своё имя. На мой взгляд, именно эта тема должна была стать ключевой в фильме, но вместо этого она оказалась на скорую руку скомкано освещена в самом конце. Фактически эту тему решили раскрыть в двух сценах: Владимир встречается в Софийском соборе с местным Иисусом (внешнее сходство с ним было уж очень претенциозно показано), а затем толпа русских людей с улыбкой до ушей идет в реку, чтобы принять православие. Единственный намёк на то, почему народ с таким воодушевлением и лёгкостью решил отказаться от того, во что верили всю жизнь они и их предки – потому что так сделал их любимый князь, «а что князю мило, то и нам мило». Такое объяснение было в Повести временных лет, но вырезанное из контекста не всегда подходит, ведь за все два часа фильма нам не особо-то и показали, за что любит народ Владимира и любит ли вообще (имеется в виду не его приближенная группа воинов). 

Тема религии в «Викинге» выглядит настолько побочной, что все попытки её затронуть до сцен в Корсуне кажутся совсем неубедительными. Показав мимолётно водружение идолов на холме, кучки немых шаманов да всяких предсвадебных традиций, так уж и быть, можно сложить впечатление о язычестве, но то, как Владимир узнаёт о христианстве – совсем другая проблема. Даже людям технических профессий известно об аудиенции князя с представителями разных религий, одна из самых выразительных сцен ПВЛ, где к Владимиру приходят болгары, немцы, евреи с рассказами о преимуществах своих религий, но только философ из Греции удивляет нашего князя повестью о сотворении мира, а также показав ему картину Страшного Суда. Именно её вид перевернул во Владимире представление о жизни и религии, тот самый драматический поворот в истории. Но в фильме вместо этого знакомство князя с новой для себя верой выглядит так, будто бы австралопитеку показали айфон. Он удивлён, напуган, не понимает, что это, но хочет себе такой же. Не секрет, что летопись служила своеобразным воспеванием религии и чудотворной силы христианства, чего только стоит сцена, в которой Владимир, приехав в Корсунь, чтобы взять в жены Анну, ослеп и прозрел сразу же, как только крестился. Кравчук использует метафору этой сцены – исповедь Владимира Иисусу (простите, но от этого образа уже не отделаться), после которой случилось озарение и духовное прозрение князя. А также с этой сцены окончательно закончился художественный фильм, а началось какое-то христианское агитационное напутствие, выбивающиеся из повествовательного ритма.

Но не стоит забывать, как называется кино. Оно про викингов, а викингам не нужна драматургия. Заснеженные леса, грязные города, впечатляющие декорации, костюмы, эпичные баталии – это всё, за что кино можно похвалить. Выглядит оно тяжеловесно, наверное, с учётом того, если вдруг заполнить его смыслом не удастся, то хотя бы внешне «Викинг» будет выглядеть достойно и красиво. Вполне неплохо показан быт того времени, правда из-за лишнего сумбура и запредельной брутальности не всегда понятно, что происходит. Кто-то ножом бреет лысину, кто-то хлещет непонятный отвар из мухоморов, кто-то живьём ложится в могилу, а Владимир то и дело с бешеными глазами кричит и бьёт обеими руками по груди. Воинственный скандинавский дух, что тут добавить. Единственное, что все эти викинги и варяги любят больше войны, кажется, только ухаживать за собственными бородами. Такого разнообразия стилей сейчас не всегда увидишь и в каком-нибудь Старбаксе в кругу хипстеров: ухоженные, подстриженные бороды, у кого-то даже с чем-то напоминающим бантики. Будто бы они сейчас не с печенегами сражались, а устраивали набег на новгородскую парикмахерскую. Не знаю, сохранились ли какие-нибудь достоверные исторические документы о причёсках того времени, но мне почему-то всё время казалось, что воины и князья того времени выглядели точь-в-точь как Данила Козловский, волосатые, лохматые и уж точно без модных и гладко выбритых висков, как у князя Ярополка. А с другой стороны в те времена, возможно, выбора и не было – как сам топор заточишь, такую причёску и будешь носить. 

Говоря о красоте «Викинга», нельзя не упомянуть Александру Бортич, воплотившую на экране дочь князя полоцкого Рогнеду (женская аудитория, вероятно, в этом предложение вставит вместо имени актрисы имя Данилы Козловского). Она запоминается не только благодаря обворожительной внешности, но и сильной актёрской игрой, частенько даже затмевая Козловского, который по традиции хорош, но всё же его роль в «Экипаже» чуточку ближе. Рогнеда становится женой Владимира, когда тот захватывает Полоцк, хотя он изначально шёл в него за поддержкой в битве со своим братом Ярополком. Дело в том, что Владимир – личность противоречивая, согласно большинству учебников истории, но Кравчук показывает противоречия в титульном персонаже своего фильма там, где даже Повесть временных лет однозначна. Мягко говоря, Владимир очень любил женщин и прелюбодействовать с ними. До встречи с Рогнедой он уже был одновременно женат минимум на троих, и от него были беременны несчётное количество наложниц, но это неважно и не точно. В первой половине фильма он вообще предстаёт каким-то романтиком (даже если романтика того времени подразумевала убийство твоих родителей и перед этим изнасилование тебя у них на глазах), обещая Рогнеде любить её и защищать. Затем появляется ещё один «пришитый рукав» в виде жены-гречанки Ярополка Ирины (Светлана Ходченкова), присутствие в сюжете которой не обосновано, а непонятные встречи и переглядывания между ней и Владимиром образуют только новые вопросы. Эта сюжетная линия, как, кажется, и финальные сцены, скорее всего, стали своеобразной интерпретацией трёх следующих предложений из Повести временных лет: «Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было семьсот жен и триста наложниц. Мудр он был, а в конце концов погиб. Этот же был невежда, а под конец обрел себе вечное спасение». Жаль только, что «Викингу» не суждено ни вечное спасение, ни пламенная зрительская любовь и ни звание драгоценного камня отечественного кинематографа, от которого до нас дошёл лишь только дорогой и яркий блеск. 

Викинг (Viking)

Викинг  Постер

Год: 2016

Жанр: история, драма

Страна: Россия

Режиссер: Андрей Кравчук

Сценарий: Андрей Рубанов, Виктор Смирнов, Андрей Кравчук

Продюсер: Константин Эрнст, Анатолий Максимов, Леонид Верещагин

Оператор: Игорь Гринякин

Композитор: Игорь Матвиенко, Дин Валентайн

Художник: Сергей Агин, Екатерина Шапкайц

Монтаж: Илья Лебедев, Алексей Кумакшин, Анна Крутий

В ролях: Данила Козловский, Светлана Ходченкова, Максим Суханов, Игорь Петренко, Андрей Смоляков, Владимир Епифанцев, Александра Бортич, Кирилл Плетнёв, Александр Устюгов, Ростислав Бершауэр

Бюджет: 1 250 000 000 руб.

Мировая премьера: 6 января 2017

Премьера в РФ: 29 декабря 2016, «Централ Партнершип»

Продолжительность: 133 мин. / 02:13


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



«««
»»»