Непальское кино. День второй

Рубрики: [Кино]  
Метки:

Белое солнце

Белое солнце

В рамках второго дня Мумбайского кинофестиваля демонстрировалась картина Дипака Рауньяра «Белое солнце» (Seto Surya/White Sun), участвовавшая в этом году в секции «Горизонты» венецианского смотра. Дипака Рауньяра можно по праву считать пионером непальского кино, ведь его дебютный фильм в 2012 года «Шоссе» стал первым в истории страны, отобранным на крупный европейский фестиваль.

Чандра (Dayahang Rai) возвращается в родную деревню неподалеку от Покхары спустя многие годы, воевав все это время на стороне маоистского движения против монархии в Непале (гражданская война официально продолжалась с 1996 по 2006). Возвращение домой совпадает с внезапной кончиной его отца Читры, бывшего когда-то знаменитым старейшиной деревни и поддерживавшего всю жизнь монархию как и брат Чандры Сурадж (Rabindra Singh Baniya). Мертвое тело, которое согласно правилам должно быть кремировано в тот же день, становится точкой преткновения и вскрывает накопившиеся конфликты и противоречия между братьями, гордым брахманом – политические, социально-кастовые и личные, ведь Дурга (Asha Magrati), бывшая жена Чандры, отрицает, что ее дочь Пуджа является ребенком одного из братьев, но других мужчин в деревне, где остались лишь старики давно не было.

«Белое солнце». Постер

«Белое солнце» (Seto Surya)

Год: 2016

Жанр: драма

Страна: Непал, США, Катар, Нидерланды

Режиссер: Deepak Rauniyar

Сценарий: Deepak Rauniyar, Дэвид Баркер

Оператор: Mark Ellam

Композитор: Вивек Маддала

В ролях: Daya Hang Rai, Asha Maya Magrati, Rabindra Singh Baniya, Sumi Malla, Amrit Pariyar

Мировая премьера: 6 сентября 2016

Продолжительность: 87 мин. / 01:27

В своей интонации режиссер порой ироничен, хотя ирония эта горькая. Он посмеивается над несостоятельности старой патриархии, отчаянно цепляющийся за ритуальность, которая полностью обессмыслена войной и теперь лишь создает абсурдное измерение ситуации, когда телу лучше сгнить на дороге, чем донести его до места кремации поступившись хоть одним правилом. Старики сетуют на то, что маоисты уничтожат все народные традиции, но по сути конфликта рационального и иррационального не происходит: система изжила сама себя, стала неспособной к решению элементарных задач, превратившись в глупую казуистику.

На фоне безмерно красивых непальских пейзажей, рядом с туристическим центром Непала, эта деревня становится символом идейного ступора государства, где никто не способен ни с кем договориться, а народ как дети в фильме. Пуджа дочь Дурги, и сирота Бадри, который, желая заработать как носильщик, прошел с Чадрой весь путь от Покхары до деревни, пытаются найти кто их отец. «Безотцовщина» становится фактически состоянием государства, так как никто из сторон конфликта (ни на одном из уровней) не способен преодолеть собственное упрямство и амбиции. В условиях гротескного инфантилизма взрослых, единственной надеждой становятся дети, избавленные от пут идеологии, ревности и ритуальности.

Старый камень

Старый камень

Помимо этого, в течение второго дня также можно было удостовериться, что нуарный триллер о противостоянии таксиста бюрократической машине «Старый камень» не зря получил главный приз фестиваля «Меридианы Тихого» во Владивостоке и награды за лучший дебют в Торонто, а Джонни Ма новое имя в китайском кинематографе, за которым необходимо пристально следить.

Старый камень . Постер

Старый камень (Lao shi)

Год: 2016

Жанр: драма

Страна: Канада, Китай

Режиссер: Джонни Ма

Сценарий: Джонни Ма

Продюсер: Wu Xian Jian, Линь Ци-Ань, Сара Сталлард

Оператор: Минг Кай Люн

Композитор: Ли Сандерс

В ролях: Gang Chen, Ань Най, Хунвэй Ван, Zebin Zhang, Xue’er Luo

Мировая премьера: 12 февраля 2016

Продолжительность: 80 мин. / 01:20

А вот первая работа камбоджийского постановщика Дави Чоу «Алмазный остров», премированная в Каннах в программе «Неделя критиков», канонично повествующая о тяжкой жизни в городе (Пном-Пене в данном случае) бедных и обездоленных слоев населения, выживающих на зарплату от постройки элитного района, который для них навсегда останется недостижимой утопией, хоть и выполнена прилежно, но не более того.

Мумбаи, Индия.


Константин Игнатущенко

Кинокритик, журналист, теолог. Автор монографии «Сравнительный анализ доктрины канонических Упанишад в контексте православного мировоззрения (по текстам Дойссена П.Я.)»

Оставьте комментарий



«««
»»»