«Хардкор»: Жесть стала лучше, жесть стала веселее!

«Хардкор»

Бесконечно кровавый, бессмысленный и беспощадный шутер, приводящий в восторг своим иезуитским юмором, игровым антуражем и эпилепсией в промышленным масштабах. Может, это и не совсем кино, но уж точно отличная встряска для спинномозговой жидкости.

Вы приходите в себя на больничной койке. В глазах двоится. Голоса нет. В ушах гудит. Периодически проваливающаяся в расфокус блондинка прикручивает вам механические руки-ноги и сообщает, что вы труппо имени Генри — то ли бывший, то ли настоящий. И что она — ваша жена (тоже такая себе — бывшая-настоящая). И что собрала она вас буквально по кусочкам с помощью лома и такой-то матери во имя великой любви… Еще чуть-чуть — и вам предстоит обрести голос, личность и цель в «жизни»… Но тут в лабораторию врывается кривляющийся альбинос-телекинетик Акан — и начинается кровавая баня. Собственно, в ней вам и предстоит чрезвычайно увлекательно провести следующие полтора часа. Вас будут бить руками, ногами, дубьем и кольями, жечь огнеметом, дырявить пулями — и все нипочем. Вы, впрочем, в накладе тоже не останетесь, уничтожив за эти 100 минут больше человеков, чем Спилберг умудрился укокать, спасая рядового Райана.

В помощь судьба подсунет вам многоликого психа Джимми, которого будут с завидной регулярностью разными способами стирать с лица земли, но он с не менее завидной будет воскресать каждый раз в новом обличье. И уже вместе вы решите разобрать Акана на запчасти и спасти вашу бывшую будущую супружницу. Миссия и без того сильно невыполнимая, а тут еще и всё окажется не тем, чем кажется…

***

Оно уже и по трейлеру ожидался вынос мозга со всеми почестями, но Бекмамбетов-продюсер сумел вздуть раскатанные губы куда изощреннее, чем планировалось. Да-да, все мы знаем, что старина Тимбек «Елками» да прочей укомедью только балуется. Истинное его призвание — распил в кадре живых и не очень человеков. И распыл их же на атомы в рапиде да под чумовой музон. Собственно, именно это тут и происходит. Только мясо, только хардкор.

Так обычно получается, когда русская душа с азиатским прищуром берется бодро-мозолистыми руками за американскую мечту. Молодой и резкий Найшуллер своими экшен-клипами запал в душу авторитетному и резкому Бекмамбетову — и уже оттуда перекочевал под его большое и теплое крыло. Дальше было дело техники, с коей у Тимбека никогда не случалось проблем. Результат, как говорится, осел на многих лицах и пузырится там с повышенным энтузиазмом.

Это такая эйфория, помноженная на паранойю и посаженная на нейролептики по причине жесткого диссоциативного расстройства. Это помесь буйного помешательства с еще более буйным, впрыснутая вам непосредственно в позвоночник. Это бездна, пристально вглядывающаяся в Ницше с применением тяжких телесных и крупнокалиберных пулевых. Это дикая черная кошка, которая внезапно оказалась в той самой комнате, где Конфуций легкомысленно перестал ее искать. Это Ад и Израиль, только больше Ад. Это размазятина, экшеняшечки,  бадабумчище и коллективный бессознательный молоток в бесконечные вражеские щи. Хо-ро-шо, в общем. Если вы, конечно, не беременная женщина или там малолетнее дитё.

Атмосфера плохо скрываемого безумия пронизывает буквально каждую минуту экранного времени. Вот механическая нога любезно ввинчивается в беспомощную культю под сопереживающим взглядом блондинки в халате. А вот политый пергидролью Козловский отчаянно играет в «Заводной апельсин». Камеру, символизирующую ваши глаза, беспрестанно роняют то с неба, то с крыши, то с лошади, а внезапно появляющиеся из-под нее руки старательно уничтожают человечину всеми известными на планете способами. Особенно доставит то, как они подправят знакомую всем русскоговорящим рожу Шнура пассатижами. ПАССАТИЖАМИ, КАРЛ! И это будет всего лишь разминка…

Вот вы прете в рукопашную против танка (учись, Матросов!). А вот заживо горящий бомж с лицом Шарлто Копли обещает быть на связи, а через пяток минут — в трусах и со шпалерами — дубасит кокаин сразу в обе ноздри и пытается сделать вам операцию на сердце. Неудачно. Разлетающиеся головы, оторванные конечности, брызги шампанского, капли абсента, небрежно запиканные матюки и бесконечный цинизм пока лишь набирают обороты. К моменту, когда сразу четверо этих самых Копли начнут атонально петь, странно танцевать и попеременно хлопаться замертво, хочется, чтобы кто-нибудь откопал-таки стюардессу, а в зал наконец-то внесли тяжелые наркотики. Когда же британский полковник времен Первой мировой (со все той же физиономией) начнет орать на всю Москву «Акан — уе.. ан!» — не помогут уже ни наркотики, ни стюардесса. А ведь все самое интересное ждет вас впереди…

В общем, это бессмысленно описывать — это просто необходимо видеть. Если вестибулярка вас не подводит, а толщина душевной организации позволяет, то во весь опор дуйте за билетами. Получите высочайший уровень проникновения (безо всяких там 3D!) и примерно месячный заряд адреналина и веселого цинизма (разрыв пасти в деталях, категорический отказ от руки и сердца, давно просившая кирпича физиономия артиста Паля, безапелляционный лайфхак от чумазого Тима Рота). И при этом во время съемок пострадают все, кто только можно, а послетитровую сцену заменят многообещающим аудиопосланием. Ну ведь прелесть просто!

Давненько жесть не подавали так задорно.


Mad Dud

Саркастичные заметки о последних премьерах от профессионального пожирателя кино. BAD. MAD. DUD. Незамутненный мужской взгляд — только здесь.

Оставьте комментарий



«««
»»»