«Иерей-сан. Исповедь самурая»: Православный самурай **

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Боевик «Иерей-сан. Исповедь самурая» (Россия, 2015, режиссер Егор Баранов, в ролях – Кэри Хироюки-Тагава, Петр Федоров, Иван Охлобыстин, Игорь Жижикин, Петр Мамонов, Дарья Екамасова, Любовь Толкалина, Людмила Чурсина) выходит на экраны 26 ноября 2015 года.

Такуро Накамура (Кэри Хироюки-Тагава) – в прошлом якудза и вообще авторитет, о чем свидетельствуют татуировки – подался в православные священники (о причине такого хода сценаристы почему-то умалчивают), но не растерял былых навыков. Вступившись за уличную продавщицу, он сломал руку и нос сыну главы конкурирующего клана, и началась мафиозная война. Чтобы не подставлять своего брата, стоящего во главе клана, Такуро назвался отцом Николаем и уехал в маленькую деревеньку Глубокое в Ярославской области – бороться с алкоголизмом и поднимать местный приход.

Обрести душевный покой на новом месте оказалось не слишком просто: японец сразу же столкнулся с местной коррупцией и бездуховностью. Некто Андрей Нелюбин (Иван Охлобыстин) пытается заработать на плодородной ярославской земле, но для этого ему надо разрушить церковь и сделать так, чтобы немногочисленные жители сами уехали из деревни. Он строит козни, но противостоять супостату берется сам отец Николай, объединяющий сельчан вокруг полуразрушенной церкви.

Видимо, авторы фильма решили зачем-то донести до зрителя нехитрую мысль о том, что справиться с извечной русской ленью и равнодушием (отсюда и алкоголизм) можно только пригласив очередных варягов. Для большей экзотики в качестве заморского гостя выбрали японца в деревянных гэта. Ну и, конечно же, если в сценаристах значится Охлобыстин, речь просто обязана зайти об объединяющей силе церкви и победе православия над демонами бизнеса и «ментовского беспредела».

В какой-то момент «Иерей-сан» начинает напоминать «Дом» Олега Погодина, «Долгую счастливую жизнь» Хлебникова, а то и, не побоимся этого слова, «Левиафана». Впрочем, социальной чернухе 26-летний режиссер Егор Баранов противопоставляет идиллические пейзажи центрального Черноземья: «Это русское раздолье, это русская земля!», – доносится ветром. Впечатляют также снятые рапидом разборки кланов якудз в Токио (особенно, если вас всю жизнь интересовало, что получится, если выстрелить в офисный кулер).

В целом же от «православного боевика» со слоганом «Воин определяется не силой, а духом» остается впечатление неловкости, особенно с учетом количества хороших актеров на единицу экранного времени. Понятное дело, это не джармушевский «Пес-призрак», метафизике которого можно посвятить диссертацию. Персонажи отечественного «Самурая» двухмерны, стереотипы затасканы, сюжет в какой-то момент неприятно поражает своим беспрецедентным (даже по меркам Охлобыстина) цинизмом, действие развивается вяло, а финал разочаровывает.

Единственное, что можно записать в плюс фильму – саундтрек, который курировал Борис Гребенщиков. Помимо аутентичной японской музыки и сольных вкраплений Петра Мамонова не обошлось без двух композиций «Аквариума», киногеничность песен которого сильно недооценена. Это особенно хорошо чувствуется, когда звучит блестящая «Когда пройдет боль».

Денис ШЛЯНЦЕВ.


.


Один комментарий

  • Владислав Владислав :

    Денис, у нас бы могла завязаться отличная беседа со спором. Жаль, что вы пустышка.

Оставьте комментарий



«««
»»»