«Спокойной ночи, мамочка»: Опасность пластических операций

Рубрики: [Кино]  [Рецензия]  

Фестиваль современного независимого кино «2morrow»/Horror/Humour


Спокойной ночи мамочкаСложно объяснить причину, но австрийские кинематографисты регулярно шокируют публику своим холодным препарированием тем жестокости и немотивированного насилия. «Спокойной ночи, мамочка», полнометражный дебют жены и племянника Ульриха Зайдля  Вероники Франц и Северина Фиала, может стать невыносимым испытанием для слабонервных, остальные же наверняка оценят этот завораживающий, отточенный триллер.

Начинается фильм с архивных кадров некой семьи, исполняющих колыбельную песню Брамса (внимание на себя обращает строчка «Завтра утром, если Богу угодно, ты вновь проснешься»), а потом переходит к уже тревожным кадрам двух близнецов Элиаса и Лукаса (Элиас и Лукас Шварц), которые играют на кукурузном поле. Вернувшись домой они обнаруживают мать (Сусанна Вуэст), чье лицо скрыто под бинтами после перенесенной хирургической операции (она телеведущая). Но дети со временем все больше убеждаются, что эта женщина не их мать, ибо она все время раздражена, устанавливает новые правила в доме, запрещая шуметь и играть, строга и импульсивна в наказаниях. Элиас и Лукас решают в конце концов попытаться выяснить куда же все-таки пропала их настоящая мама.

Фильм снят безупречно, оператор Мартин Гшлахт идеально передает как леденящую изысканность и стерильность богатого дома, так и таинственную опасность, источаемую лесами и полями, которые окружают дом. Нагнетает атмосферу и саундтрек, не являясь при этом ни в коей мере манипулятивным.

Франц и Фиала неспешно разворачивают действо, давая зрителю погрузиться в неспокойную атмосферу этой семьи. В своей стилистике фильм более всего напоминает «Забавные игры» Ханеке и чем-то отдаленно глейзеровское «Побудь в моей шкуре».

Ключевым для верного восприятия картины является понимание того, что на самом деле Лукас лишь плод воображения Элиаса, что, на самом деле, можно предположить вообще при первом же их появлении на экране, а минуте на десятой это уже должно быть очевидно. Олицетворяя собой именно Тень, сначала Лукас появляется в оккультного вида маске, которая становится символом обезличивающего зла. А образом кризиса самоидентификации становится неспособность матери угадать себя в игре «Кто я?» (та, что была у Тарантино  в «Бесславных ублюдках»), что порождает в Элиасе сомнения в том, кто же в действительности скрыт за этими бинтами, в его фантазии больничные повязки скрывают именно обезличенное зло, желающее взять под контроль его жизнь.

Лейтмотивом через фильм проходит и понятие «игры», во многом определяющее главный конфликт в фильме, недаром оригинальное название с немецкого переводится как «Я вижу, я вижу», что отсылает к одноименной игре, суть которой в том, что необходимо угадать объект, видимый ведущим. В фильме же эта игра в конечном счете становится финальным тестом для определения «подлинности» матери.

Немаловажно и подчеркнутое отсутствие любых изображений отца, что может быть и иносказанием исчезновения из этой семьи Бога, ведь и представленные в фильме образ распятия несет в себе лишь настроения безразличия и заброшенности, противопоставленный террариуму, который кишит термитами, размещенный в центре комнаты мальчика. Финальные кадры, демонстрирующие искры пламени на фоне мрака, неизбежно навевают инфернальные ассоциации.

«Спокойной ночи, мамочка» можно считать исключительно удачным симбиозом авторского кино и триллера/хоррора, которому удается, плавно накаляя атмосферу сковывающего ужаса, стать высказыванием об оставленности Богом, безликости зла, природе жестокости и неочевидной опасности пластических операций.

8-ой Международный фестиваль современного независимого кино «2morrow/Завтра» проводился с 20 по 25 января в «Музее Москвы» и «Центре документального кино». Соорганизатор фестиваля – «Музей Москвы». Фестиваль проходит при поддержке Департамента Культуры города Москвы, Фонда Ивана Дыховичного,  Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».


Константин Игнатущенко

Кинокритик, журналист, теолог. Автор монографии «Сравнительный анализ доктрины канонических Упанишад в контексте православного мировоззрения (по текстам Дойссена П.Я.)»

Оставьте комментарий



««« »»»