Здесь будет город-сад

Рубрики: [Туризм]  

ЕреванМожет ли город быть садом? И возможно ли вообще существование города-сада? Сад, исторически символизировал на земле Рай, место красоты, гармонии, счастья и совершенства. По библейской легенде, считается, что после потопа Ной спустился с Арарата, высадил виноградник и начал возделывать землю. Сад Ноя находился где-то в окрестностях города Еревана. Казалось бы на долгие века тема сада, как идеального места для жизни была забыта. Как вдруг в конце 19 столетия сэр Эбенезер Говард выпускает книгу “Garden Cities of To-morrow” – «Города-сады будущего». В ней Говард писал, что города стали плохо управляемыми, грязными скопищами, подавляющими самое лучшее в человеке и предлагал альтернативную градостроительную идею Города-Сада. Его город-сад состоял из концентрических кругов. В самом центре которого должен располагаться центральный парк. Парк окружают невысокие дома с садами, причем радиус этой зоны – около километра. Далее по кругу, находятся промышленные предприятия и сельскохозяйственные угодья. В городе должны жить не более 32.000 человек. Если численность населения переваливает за эту цифру, то рядом с этим городом выстраивается другой город-сад. В результате образовывалась целая гроздь городов-садов с максимальным населением в 250 тысяч.

В начале ХХ века идея Говардского города-сада получила большую популярность во всем мире и у нее появилось много поклонников и в России. Для новой Советской республики нужны были новые города-сады и их собирались строить в Сибири вместе с металлургическими комбинатами. Чего только стоят пламенные строки Владимира Маяковского: “Я знаю – город будет, я знаю – саду цвесть, когда такие люди в стране в советской есть!”

Тогда эту идею подхватили многие советские архитекторы и в их числе был архитектор Александр Таманян. К началу 1919 года он был признанным архитектором, академиком, председателем Совета Академии художеств на правах вице-президента и председателем Совета по делам искусств – то есть человеком, очень известным в архитектурных кругах, одним из самых уважаемых российских зодчих. Туманян вспомнил библейский миф о первом саде на Земле у горы Арарат и обратил свои замыслы к Еревану. В 1919 года город идеально подходил для воплощения этой идеи – безупречный рельеф и месторасположение – с севера город подковой ограничивают холмы, открывая выход к югу, к Арарату, куда и следовало отправить промышленность, в центре уже исторически готовые сады и население как раз около 30 тысяч.

Александру Таманяну только исполнилось 40 лет, он полностью сложился как личность и профессионал, в Ереване он никогда не был и эта земля была для него terra incognita – землей непознанной. Окрыленный идеей города-сада и темой новой независимой Армении (независимости Армении армяне ждали около шестисот лет) он едет на родину строить новый Ереван по последнему слову градостроительного искусства.

Когда-то в Ереване русский поэт Осип Мандельштам испытал эффект, который после назвал «притяжением горой». Туманян поражен и покорен видом Арарата и строит свою концепцию города сада на двух столпах – вид на гору Арарат и идею сада. Основа его генерального плана – Ереван – сад, открывающийся на юг, к Арарату. Тогда еще, в 1919 году Арарат находился на территории Республики Армения. Уехав из страдавшего от разрухи Петрограда, в разгар гражданской войны, проделав огромный путь через всю охваченную гражданской войной Россию, академик Таманян попал в Ереван, пораженный голодом, разрухой, нищетой и страшной эпидемией.

Тут, конечно, напрашивается сходство Ноя и Туманяна. Ной попал к подножью Арарата после потопа, уничтожившего почти все человечество, а Таманян приехал в Ереван вскоре после геноцида, в ходе которого погибли сотни тысяч армян. Ной попал на землю Араратскую с семьей – и Таманян с семьей. Ной посадил сад – виноградник, а Таманян создал проект города-сада…

В конце ноября 1920 года в Армению вошла XI красная армия и Таманян бежал от большевиков в Иран. Он успел перенести свои градостроительные планы нового города на бумагу. Арарат уже был за границей, развитие на юг становилось символом утраченных территорий, надеждой на воссоединение Армении в границах от моря до моря. У Таманяна не было иного выбора, как вернуться в Ереван и продолжить свою миссию. В 1924 году был представлен новый генплан Еревана-сада – красивые овальные площади, кольцевой бульвар, опоясывающий центр города, главный проспект, по касательной проходящий сквозь центр от одного края кольцевого бульвара до другого, северный проспект, соединяющий две главные площади, Южный проспект, уходящий от здания правительства в сторону Арарата… К сожалению, план Таманяна был реализован частично, он жил и работал в условиях постоянных конфликтов и противоборств. Он не мог контролировать все стройки, город рос, строились здания, характер и место которых далеко не соответствовал генеральному плану Таманяна. Ереван развивался слишком быстрыми темпами. В результате планы Таманяна становились чисто академическим упражнением на тему «город-сад», постепенно теряя связь с действительностью еще при его жизни. Но большая часть его планов была все-таки реализована в жизнь -два проспекта, составлявшие важнейшую часть генплана Таманяна – Главный и Северный, прекрасная идея Таманяна о двух равновеликих центрах ереванской жизни – культурной и политической, слившихся во едино на центральной площади Республики, объединяющей в кольце – Национальный исторический музей Армении, перед которым находятся поющие фонтаны, Дом Правительства и Дом министерств, Дом связи и отель «Mariott Armenia». И отдельное слово заслуживает его грандиозное творение Каскад. Каскад был задуман с целью соединения центра города с его северной частью, культурных очагов столицы с ее жилыми районами. Предполагалось, что это будет огромный зеленый массив с садами и водопадами, снисходящими каскадом с возвышенности. В 70-х годах главным архитектором Еревана Д. Торосяном проект был дополнен монументальной внешней лестницей, внутренними эскалаторами и сложной сетью залов; внутренние дворики и внешние сады, были украшены многочисленными скульптурами, символизирующие богатое исторические и культурное наследие Армении. Архитекторы Джим Торосян, Саркис Гурзадян и Аслан Мхитарян завершили предусмотренную Александром Таманяном в созданном им в 1924-м году генплане Еревана композиционную ось, пересекающую город в направлении север-юг – так называемый “Северный луч”.

В 1980 году началось осуществление проекта, которое приостановилось из-за землетрясения 1988 года и распада СССР в 1991 году, возобновилось оно в 2002 году. В этом же году Дж. Л. Гафесчян, американский предприниматель и коллекционер произведений искусства, приобрел комплекс «Каскад» в качестве выставочного центра своей частной коллекции, которую он подарил Еревану.

По своей архитектуре Каскад напоминает одно из 7 чудес света – висячие сады Семирамиды в Вавилоне. Это система огромных лестниц, с проемами-галереями, где находятся творения выдающихся художников прошлого и настоящего, с фонтанами, которые образуют своими струями разные узоры в виде традиционных символов Армении, экзотическими растениями и уникальной коллекцией современной скульптуры. Каскад расположен в самом начале улицы имени архитектора Таманяна. У подножия Каскада стоит памятник Таманяну, склонившемуся над своим генеральным планом. Каскад – венец на челе Еревана, драгоценное украшение спадающее с самой высокой точки города. Место, где ощущаешь на себе “белую вуаль Арарата”, как тонко подметил Тонино Гуэрра, где дух поднимается по ступенькам фантазии Таманяна прямо ввысь в саму бесконечность.

Джерард Гафесчян вдохнул в Каскад новую жизнь, он не только реставрировал большую его часть, но наполнил новыми произведениями искусства (здесь есть полотна и Марка Шагала, Аршила Горки, Энди Уорхола и др) – на Каскаде открыты для бесплатного посещения 10 выставочных залов. Когда в 2002-ом году по его инициативе возобновились работы по благоустройству Каскада, первым «жителем» таманяновского сквера стала кошка, созданная всемирно известным колумбийским художником и скульптором Фернандо Ботеро. Кошка одна из трех знаменитых кошек Ботеро, кроме кошки на “Каскаде” находятся скульптуры испанца Жауме Пленса (Jaume Plensa), которые представляют собой сплетения слов… из стихотворений, работы британцев Линна Расселла Чедвика, Барри Флэнаган, Сараджа Гуха, Тома Хилла, Дейвида Бройера-Вейла, Криспина Фоя, Уильяма Лазарда, Мартина Уаллера и французского скульптора Франсуа-Ксавье Лаланна, работы из автомобильных шин южнокорейского скульптора Джи Йонг-Хо и других.

Постепенно спускаясь в город Каскад попадает в жилую часть города, где много чудесных уютных ресторанчиков и кафе. Здесь в жилом квартале жили когда-то поэты, художники, архитекторы, актеры, режиссеры и музыканты – избранные люди Еревана. Надеюсь, что и сейчас там живет культурная элита Еревана. А далее Каскад разбивается на уникальные по своей красоте и архитектурному стилю здания театров, консерватории и филармонии, музеев и галерей, университета и библиотек.

Самая верхняя первая ступень Каскада еще не достроена, планируется построить там два кинотеатра и новый музей современного искусства им. Дж. Л. Гафесчяна. Посмотрев на незаконченность этого архитектурного чуда, я подумала о готических храмах – где всегда есть элемент чего-то недостроенного, может потому что их строили столетиями, а может потому что нет пределов совершенству. И также как в готической архитектуре, в Каскаде важна – не столько организация пространства, сколько его одухотворение — внутреннего и внешнего. “Каскад” органично вписан в ландшафт города и кажется идеально воплощает идею города сада, где хочется гармонично жить, наслаждаться природой и искусством, восхищаться замыслом Бога-творца и Творца-человека.

Где остановиться

Идеальным местом, где можно остановиться и откуда можно начать знакомство с Ереваном – это Armenia Marriott Hotel Yerevan. Отель расположен в самом сердце Еревана, на площади Республики, в культурном, историческом и деловом центре города. Гостиница располагает 226 номерами, включая 11 люксов и 2 представительских этажа. Отель состоит из двух зданий: Армения и Арарат. Гости, предпочитающие тихую и спокойную обстановку могут поселиться в крыле Арарат, а для динамичных и активных людей более подходит крыло Армения.

Armenia Marriott Hotel

Здание было построено в начале 50-х годов, в нем находилась гостиница “Армения”. Сейчас от прежней Армении остался лишь фасад из легендарного ереванского туфа, который ввел в моду архитектор Таманян. Сейчас в Armenia Marriott Hotel Yerevan эргономичные номера, спутниковое телевидение, скоростной WI-FI, бизнес центр, круглосуточный рум-сервис, фитнес зал и, конечно, же рестораны, где можно отведать средиземноморской и традиционной армянской кухни.

 

 


Екатерина Попова

Художник и журналист, закончила Московский Государственный Университет, факультет журналистики. Член Московского Союза художников, Член творческого Союза Художников России и Международной Федерации Художников, Член-корреспондент Международной академии Культуры и Искусства.

Оставьте комментарий



««« »»»