Кирсан, калмыцкий пришелец

Илюмжинов всю жизнь удивляет окружающих. После школы, которую закончил блистательно, отправился в армию, а не в институт. Потом был исключен из МГИМО за распитие спиртных напитков в общественном месте. В 1993 году удивил родную Калмыкию, победив на президентских выборах. Удивил весь мир, став главой ФИДЕ: эту должность «калмыцкий тигр» занимает с 1995 года — рекордно долгий срок. Не говоря уже о его рассказах про пришельцев — здесь даже глагол «удивлять» не вполне подходит…

 IMG 0525

Любая пешка может стать ферзем

В июне 2011 года главной новостью на Западе стало то, что президент ФИДЕ Кирсан Николаевич Илюмжинов играет партию в шахматы с ливийским лидером Муаммаром Каддафи. Подробности таковы: в нашем посольстве Кирсану сказали, что в столице Ливии работает съемочная группа одного из российских каналов. И поинтересовались: не согласится ли он на их присутствие на встрече? Илюмжинов, само собой, согласился. Однако в последний момент журналисты сослались на жесткий запрет начальства. Так канал «пролетел» с эксклюзивом. Без репортажа об этой шахматной партии не обошелся ни один ключевой мировой ТВ-канал. Включая российские, конечно же. Просто у наших не было своей картинки. Партия, напомню, закончилась вничью. Проиграли только журналисты.

Мы познакомились в конце 1991 года. Калмыцкий бизнесмен занимал соседний со мной номер гостиницы «Россия». Стандартный люкс «калмыцкого коммерса» поражал спартанской скромностью, хотя в холодильнике всегда дежурила гигантская банка черной икры, напоминающая о том, что Калмыкия все еще омывается Каспием. Впрочем, трапеза будущего президента республики в буфете на нашем этаже состояла из стакана крепкого чая и пары бледных сосисок со свежим белым хлебом.

После выборов в 1992 году первого калмыцкого президента европейские газеты запестрели словосочетаниями «таинственный политик-миллиардер», «феномен Илюмжинова», «южнокорейский вариант по-русски», «эра 30-летних суперменов». «Супермен» распустил у себя в Калмыкии местный парламент и КГБ. Поклялся превратить свою страну в процветающую офшорную зону, где будут господствовать капитализм, буддизм и дух вольного казачества. Помимо эффектных многомиллионных жестов (таких как заказ многометрового золотого Будды в Корее и покупка грандиозного шедевра Ильи Сергеевича Глазунова «Мистерия XX века»), он запланировал суровую работу, изнурительную, как тренировки каратиста-виртуоза. И в кремлевских коридорах затревожились. Кто знает, может, энергичный и непредсказуемый шахматист из Элисты и станет олицетворением той третьей силы, которая в политике выигрывает схватку двух противоборствующих группировок?

За прошедшие четверть века изменилось многое. И многие. Включая Илюмжинова. Сегодня Кирсан Николаевич утверждает, что «никогда не ставил перед собой цель стать миллионером, министром, губернатором, президентом». Ныне, как он уверяет, цель иная — переформатировать мир. Он желает «довести количество играющих в шахматы до отметки в миллиард, чтобы все президенты играли». В шахматы его научил играть дедушка, когда Кирсану было пять. Много лет спустя внук ввел шахматную дисциплину в школьную программу своей родной Калмыкии.Кирсан приводит пример: «Уинстон Черчилль был, я думаю, не самый глупый политик, но принимая на работу в правительство своей страны, он всегда спрашивал кандидата: “Играешь в шахматы?” В жизни любая пешка может стать ферзем. Иногда удобнее себя чувствовать хозяином позиции, а иногда лучше делать ход конем и тем самым заставать врасплох».

 

Вера в пришельцев

Свое скандальное заявление про контакты с инопланетянами Кирсан растолковывает так: «Вера в пришельцев, это такая же вера, как в того или иного проповедника. Когда я рассказал о своей встрече с ними, первые звонки были от религиозных деятелей. Говорили мне: ну что же ты делаешь, мы только-только вернули людей в храмы, научили их снова стоять со свечками, верить, что и Христос воскрес, и Будда великий скоро переродится…»

Далай Лама  

Свои впечатления от общения с инопланетным разумом он озвучил по Первому каналу еще в 2010 году. Илюмжинов поведал, что «сутки находился в космосе» после того, как двухметровые пришельцы «в желтых скафандрах на тарелке прилетели, забрали меня прямо из моей квартиры». Его исчезновение было, кстати, зафиксировано двумя его помощниками. В первый момент кислорода похищенному не хватало, но потом ему тоже дали желтый скафандр и сопровождающий проконсультировал гостя, как клапаном на груди регулировать поступление кислорода. Ему устроили экскурсию по громаднейшему звездолету. О масштабе корабля свидетельствовали каюты размером с футбольное поле. 

Затем гигантская тарелка приземлилась на какой-то планете и экипаж взял на борт некое оборудование. Для чего оно предназначено, Кирсану объясняли в режиме прямого эфира, но он не вдавался в детали, так как желал вернуться: через пару дней намеревался в Калмыкии провести неделю молодежного самоуправления. Дальнейших контактов не последовало. Кирсан говорит, что в нравственном аспекте земляне пока не готовы к общению с этими цивилизациями.

Когда человек со значительным политическим опытом делает такого рода заявление, теряешься: либо собеседник просто «троллит» журналистов, либо ставит эксперимент над общественным сознанием, либо преследует какие-то загадочные цели. Понять, когда Кирсан Николаевич, что называется, «гонит», а когда говорит правду — не представляется возможным. За застенчивой улыбкой гроссмейстера мистификаций кроется нечто, репортерскому анализу не поддающееся. Сам он утверждает: «В любом своем действии я просчитываю все, потому что с пяти лет играю в шахматы, я никакого хода, не подумав, не сделаю.Но я люблю вызовы. “Кто, если не ты, когда, если не теперь, революция продолжается”. Это мой девиз с комсомольской поры. Прежде чем заявить о встрече с пришельцами, я проанализировал плюсы и минусы. Ну как президенту ФИДЕ, члену Совета Федерации РФ объявить такое? Засмеют. То есть вроде бы минусы только. Но минус на минус — это плюс. Плюс для меня в том, что я заставляю людей задуматься: мы не одиноки во вселенной».

 

Далай-лама освятил дорогу Путину

Прошу Кирсана сравнить нынешнего лидера страны и его предшественников. Ответ достаточно дипломатичный: «Горбачев, Ельцин, Путин — все великие.Почему Горбачев великий? Мы недооценили его перестройку. Михаил Сергеевич действительно гений, гений человечества, который смог не просто перестроить систему, но и сознание изменить. Я помню, как мы с ним в Швейцарии, в Лозанне, ехали на закрытие чемпионата мира Карпов — Ананд. Сидим в “Мерседесе”: мигалки, вокруг полиция на мотоциклах. И он меня по коленке бьет, говорит: слушай, вот ведь даем — ты простой калмыцкий парень, я комбайнер из Ставропольского края — в центре Европы, и из-за нас дороги перекрыли. “Михаил Сергеевич, — говорю, — вы уже забыли, что президентом были?” Он бросил перчатку. Но его перестройкой воспользовались только некоторые страны бывшего Советского Союза. Мы отказались от гонки вооружений. Мы начали открываться, перестраивать свою идеологию, страну перестраивать. А Запад, европейские страны и Соединенные Штаты Америки, страны НАТО не перестроились. Горбачев, как ребенок, им поверил. Объявил перестройку. А его обманули.

Ельцин тоже великий, потому что каждый народ достоин своего короля, своего президента. И Борис Николаевич Ельцин оказался именно в то время и на том месте. Горбачев разрушил Советский Союз и его идеологию. Границы открыли, об этом речь шла давно, но сделали и то, о чем никто не просил: отдали американцам архивы КГБ, нашу агентурную сеть раскрыли. Ельцин продолжил эту деструктивную линию — “берите суверенитета, сколько съедите”.

 

И тут на смену им пришел подполковник КГБ Владимир Владимирович Путин, который мастерски переформатировал систему, не имея значительного административного опыта. Ведь он не пришел во власть тяжеловесом, хотя и все стадии прошел, начиная от помощника Собчака. Заставить людей поверить в себя и будущее, заявить, что мир не должен быть однополярным, вернуть русское самосознание — все это ему удалось, несмотря на то, что триллионы долларов, которые наши западные “партнеры” заработали на горбачевской перестройке, были брошены на дальнейшую деконструкцию России».

Когда «калмыцкий тигр» встречался с Далай-ламой, тот увидел у него на столе журнал Time с вопросом на обложке: Who is Putin? И правитель Тибета, естественно, поинтересовался у гостя: так кто же он, этот самый Путин? С азиатским лукавством калмык сказал, что, мол, это же вы российскому президенту дорогу наверх открыли. Лауреат Нобелевской премии мира не смог скрыть изумления. И тогда Кирсан напомнил высокому собеседнику, как за несколько лет до этого получил заветный знак. Дело было так. Перед визитом к Далай-ламе Илюмжинов встречался с тогдашним главой ФСБ Путиным в московском представительстве Калмыкии. Предмет встречи Кирсан объяснил так: «вкусной баранины поесть». Слово за слово, гость обронил, что жена Людмила увлечена буддизмом. Ну, Кирсан у Далай-ламы XIV и попросил для нее сувенир. Тот поинтересовался: для кого подарок? Гость уклончиво, чтобы не поминать спецслужбы, ответил, что «для жены знакомого». На это визави отреагировал: и для знакомого надо тоже что-нибудь. И преподнес для Путина белый тибетский шарф хадак, символизирующий чистоту и открытость пути (tashi delek). Кирсан Николаевич доставил подарки адресатам и с тех пор иронизирует: Далай-лама, сам о том не подозревая, освятил дорогу главы ФСБ на президентский Олимп.

 

В части я был единственным «нацменом»

Победитель республиканских олимпиад, возглавивший в 15 лет сборную республики по шахматам, командир городского комсомольского штаба, после школы пошел на завод. Объясняет это просто: «Я понимал, что, поступив в вуз, превращусь в школяра, а это очень далеко от реальной жизни. Мне надо было понять, что я из себя представляю, смогу ли я быть самим собой не только в оранжерейных условиях. Через год ушел в армию». Про армейскую дедовщину Кирсан знает не понаслышке: 

— Все новобранцы обязаны были стирать портянки «дедам», а я наотрез отказался. Я боксом в школе занимался, вроде бы мог отпор дать, но ведь их было много… Несколько раз избили, а потом в покое оставили. А вскоре на учениях в Кропоткине произошел такой случай. Кто-то пожаловался на старослужащих. Я в части был единственным «нацменом», и нас с моим товарищем стали «метелить». Мы сбежали. Добрались до вокзала. Смотрим на проходящие товарняки и прикидываем: если сейчас уедем, нас отдадут под суд как дезертиров. Уже светало, когда я, наконец, решил — вернемся. А товарищ мой говорит: «Нас убьют». Но все же решились, перелезли обратно через забор… После завтрака «деды» пригласили меня в столовую. Поговорили ни о чем и отпустили. «Дед» протянул мне яблоко и поинтересовался: «Куришь?» Яблоко взял и сказал: «Нет уже». «А товарищ твой где? Удрал?» — «Нет… Тут» — «Ну ладно… Иди пока». И отпустили. А после ужина снова нас обоих позвали, налили водки, угостили картошкой… Потом привели того, кто нас оговорил. Выяснилось, что именно он и есть «стукач». Весь избитый, лица на нем нет. Поставили его передо мной на колени, сказали: «Бей!» Я отказался. «Деды» угрожают: «Тогда тебя». Тут товарищ мой его пнул, после чего все разошлись.

Поскольку к коммунистической идеологии мне уважение привили с детства, то на втором году службы меня двинули в партию. Я без колебаний согласился, хотя мой предок и тезка Кирсан Илюмжинов — красноармеец, именем которого названа одна из улиц Элисты, — отказался от коммунистических идеалов. Однако для меня КПСС всегда была «рулевым». Да и воспитывался я на литературе типа «Как закалялась сталь» и «Овод».

Я уверен, что каждый мужчина обязан пройти службу в армии. За все время только раз минута слабости накатила. Отмывал бетонный пол от жира, когда мне принесли письмо от товарища, в котором он описывал поход на дискотеку. И я сказал себе: «Ну зачем, зачем я пошел в армию?» Они там танцуют, а я посуду отскребаю солью без горячей воды, и ведь если алюминиевые тарелки еще можно отскрести, то пластиковые — невозможно почти.

Журналист Игорь Воеводин опубликовал в 1992 году на страницах «Нового взгляда» очерк, цитатой из которого закончу этот материал: «Будущий президент, а пока рядовой первого года службы, попросту салабон Советской Армии Кирсан Илюмжинов, драит полы в казарме. Рота спит, воздух соответственный, дежурный начальственным сапогом указывает, где перемыть. В сортире с кем-то выясняются отношения, салабон не спал прошлую ночь, не будет спать эту, и, весьма возможно, следующую… С каждым движением мокрой тряпки все крепнет оборона, она станет совсем непробиваемой, стоит только отдраить бритвочкой и зубной щеткой туалет… Тряпка споласкивается в ведре, отжимается и снова ложится на кафель, ровно, без морщин.

Впрочем, что толку рассказывать об армии? Это всем хорошо знакомо. Но каждый, прошедший службу, знает, как там ценятся люди, что-либо из себя представляющие. Поэтому я не удивляюсь, узнав, что службу Кирсан закончил сержантом, заместителем командира взвода, секретарем комитета комсомола, членом сборной округа по шахматам.

Дальнейший путь бизнесмена и политика Кирсана Илюмжинова похож на беспрестанноевосхождение к звездам. Через тернии, естественно, но кто о них помнит, кому до них есть дело?

Достаточно сказать, что народным депутатом России Кирсан стал именно в том округе, где была самая большая по федерации конкуренция — двадцать один человек на место. Естественно, победил Кирсан. Я говорю «естественно», потому что понимаю — такие люди действительно не могут не побеждать, они просто не приспособлены для вторых ролей. Если же судьба держит их в запасе, то они все равно пробиваются, доказывают себя — так в городе сквозь асфальт тянется к солнцу трава.

«Конечно, помимо неимоверной работоспособности, умения годами жить в пограничной ситуации, спать по несколько часов и делать десять дел одновременно, люди, подобные Илюмжинову, обладают и еще одним даром — талантом твердого, взвешенного расчета, холодного анализа. Плюс не полное отсутствие тщеславия — такого на свете вообще не бывает, нет, а просто достаточно критическое отношение к себе и знание, что такое “головокружение от успехов”, понимание, что испытания именно этим и не выносят многие настоящие герои, прошедшие что возможно и что невозможно».


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Обещание»: Неуместная любовь
Сергей Соседов: «Алла Пугачева уже не тот бренд, что раньше!»
«Стражи Галактики. Часть 2»: Космический «Домострой»
По паспорту


««« »»»