«Чудо на Гудзоне»: Приготовьтесь к удару

Чудо на Гудзоне

Клинт Иствуд продолжает конвертацию мемуаров американцев с экстраординарными навыками в кинофильмы. Вслед за высоко патриотичной историей самого эффективного снайпера за всё время существование армии Соединенных Штатов Криса Кайла («Американский снайпер»), Иствуд берётся рассказать нам о настоящем современном подвиге. Только теперь в центре не «морской котик», известный лишь в «своих кругах», а человек, привлёкший 15 января 2009 года внимание всего мира и заставивший каждого третьего смотрящего/читающего новости человека поблагодарить Бога за существование Чесли «Салли» Салленбергера

Однако фильм Иствуда берёт начало уже после исторического спасения, возвращаясь к нему посредством флэшбэков. Салли, будучи взят в тиски непредвиденными обстоятельствами (птицы угодили в обе турбины самолёта), вынужден был быстро принимать решение. Сорокалетний опыт пилотирования подсказывал что ни до нью-йоркского аэропорта Ла Гвардия, откуда они вылетели меньше 5 минут назад, ни до Ньюарка в Джерси долететь не удастся. Нужна была длинная плоская поверхность и срочно. Гудзон! С высоты птичьего полёта он выглядит особенно величественно, а с высоты пикирующей «птицы» – единственным вариантом сесть. Чем кончилось дело, мы знаем: приземление прошло успешно, все 155 человек на борту выжили. Но всегда есть «но». Национальный совет безопасности не считает, что Гудзон был единственным вариантом. Моделирование точно такой же аварийной ситуации на компьютерах показывает, что самолёт мог дотянуть до обоих аэропортов. Мог ли Салли совершить ошибку на закате свой карьеры или его ощущения в кабине пилота во время экстренной ситуации не случайно не сходятся с показаниями техники? 

(Забавно, но, похоже, наши прокатчики разделяют позицию Национального совета безопасности США, решив, что в нашей стране фильм не заслуживает быть назван в честь Салленбергера. Более абстрактное «Чудо на Гудзоне», предложенное американскими СМИ еще 7 лет назад, по их мнению, звучит привлекательнее для русского уха.) 

Если после ознакомления с сюжетом у вас возникло лёгкое чувство дежавю, то всё нормально, вы просто смотрели «Экипаж» Роберта Земекиса. Если закрыть глаза на то, что фильм Боба интереснее, длиннее, да и Земекис куда лучше как режиссер (да, мы все помним, что у Роберта один Оскар против четырех Иствуда, но разве это показатель?), у Клинта получилось весьма впечатляющее зрелище в техническом плане. Опять же, не скажу, что сцена посадки авиалайнера А320 на Гудзон выглядит эффектнее сцены крушения в «Экипаже», но Иствуд отчаянно старается. Он показывает нам аварийную посадку с 4-5 различных планов – с высоты птичьего полёта, уровня воды в Гудзоне, из кабины пилота, даже из окна среднестатистического нью-йоркского небоскрёба. Каждая сцена с самолётом заставляет на некоторое время задержать дыхание, и когда нам в очередной раз показывают посадку на воду (понятное дело, с разных ракурсов и с большей детализацией), ты всё также сидишь в кресле, плотно схватив подлокотник, с одной лишь мыслью: «Чёрт побери, я же уже видел и знаю, что он сядет и всё будет хорошо, так почему же я так переживаю, будто вижу это в первый раз?». Ответ в большей степени кроется в звуке. Иствуд снова привлёк к работе над фильмом ребят, которые трудились над звуком к «Снайперу» и даже получили Оскар за монтаж. Вкупе с IMAX-камерами такой звук невольно заставляет покрыться мурашками и даже на мгновение очутиться на борту того самого рейса Cactus 1549.

«Приготовьтесь к удару». Страшная фраза на борту самолёта. Непонятно только, кому страшнее – пассажирам, только что взлетевшим и мысленно готовящимся отстегнуть ремни и приготовиться к лёгким закускам, слышать это или капитану судна, на котором уровень ответственности и без того велик, произносить. Капитана Салленбергера играет Том Хэнкс, однако если вы пришли посмотреть на Тома, то придётся огорчиться: Тома Хэнкса в этом фильме нет. Он настолько вписал в себя образ пилота, что актёр растворился, представив нам Салли подобно какой-нибудь хронике, а не голливудскому блокбастеру. Безоговорочному актёрскому триумфу Хэнкса (которого академики обязаны отметить в этом году хотя бы номинацией) аккомпанирует Аарон Экхарт в роли второго пилота Джеффри Скайлза. 

 Если кто и заслуживает строгой критики в свой адрес – так это Клинт Иствуд. Что свойственно самому верному сыну Голливуда и закоренелому патриоту, Иствуд абсолютно непоследовательно, а главное неуместно суёт в лицо зрителям излишне-драматические сцены и лишние, пустые диалоги второстепенных персонажей. Намерения режиссёра понятны: драма и как бы слегка проработанные второстепенные персонажи должны придать вес фильму. Но 96 минут для байопика крайне мало, чтобы достойно прописать более двух персонажей, а Иствуд, захотел добавить пассажиров и подразделения быстрого реагирования, в итоге выставил их круглыми дураками. Мужик, с разбегу прыгнувший в ледяную воду и решивший зачем-то плыть к берегу через пол-Гудзона (кстати, уже потом на берегу он спокойно достаёт из промокшего кармана мобильник и говорит по нему), ужасно карикатурная троица – отец и два сына – которых почему-то после регистрации пускают на борт (наиглупейший диалог про гольф), нарушая целый список правил аэропорта; спецназовцы, так типично спорящие из-за футбольных команд. Но это еще терпимо, хоть и изрядно надоело, однако всё это меркнет перед следующей сценой-ляпом: прямо во время эвакуации с тонущего самолёта в толпе плачущих людей, кто-то от радости, кто-то от шока, которые пытаются всячески помочь друг другу, аккурат по центру стоят две дамы, светлокожая и темнокожая. Понятно, что услышать их диалог невозможно, но по их жестам и эмоциям можно предположить следующее: первая девушка, пиная локтём вторую и указывая другой рукой прямо в камеру, спрашивает что-то вроде: «Так работает эта штуковина или нет? Или этот дед опять забыл нажать на кнопку?» На что вторая девушка, улыбаясь шире самого Гудзона (особо эффектно на фоне остальной плачущей и испуганной массовки), отмахивается от первой: «Ой, да замолчи ты, Галя, нас по большому телику покажут». 

Клинт Иствуд снял кино по принципу «Сильную историю не испортить слабым рассказом». Однако если отбросить все его неуместные попытки драматизировать, череду неудачных режиссерских решений и до безобразия маленький хронометраж, перед нами вырисовывается неплохая художественная памятка об американском подвиге, которым, без доли сомнения, может гордиться весь мир. 

Чудо на Гудзоне (Sully)

Чудо на Гудзоне  Постер

Год: 2016

Жанр: драма, биография

Страна: США

Режиссер: Клинт Иствуд

Сценарий: Тодд Комарники, Чесли Салленбергер, Джеффри Зеслоу

Продюсер: Брюс Берман, Клинт Иствуд, Фрэнк Маршалл

Оператор: Том Стерн

Композитор: Кристиан Джейкоб

Художник: Джеймс Дж. Мураками, Райан Хек, Кевин Ишиока

В ролях: Том Хэнкс, Аарон Экхарт, Валери Махаффей, Delphi Harrington, Майк О’Мэлли, Джейми Шеридан

Мировая премьера: 2 сентября 2016

Премьера в РФ: 8 сентября 2016

Продолжительность: 95 мин. / 01:35



Вадим Богданов


2 комментария

  • Павел Павел :

    “..ни до нью-йоркского аэропорта Ла Гвардия,..ни до Ньюарка в Джерси долететь не удастся”. Ну и до аэропорта Тетерборо тоже. Он там упоминается также, как возможный аэропорт для посадки.

    “Забавно, но, похоже, наши прокатчики разделяют позицию Национального совета безопасности США, решив, что в нашей стране фильм не заслуживает быть назван в честь Салленбергера..”. Салли это не Пеле, в России это имя (а вернее, уменьшительное от фамилии прозвище) никому ни о чём не говорит.

    “..Более абстрактное «Чудо на Гудзоне»..”
    Что тут абстрактного-то? Из 155 человек (150 пассажиров и 5 членов экипажа) никто не погиб. Всего известно 11 случаев управляемых вынужденных посадок пассажирских авиалайнеров на воду, этот случай — четвёртый, обошедшийся без жертв.

    “..предложенное американскими СМИ еще 7 лет назад, по их мнению, звучит привлекательнее для русского уха”.
    В отечественном прокате названия фильмов придумываются заново, так, как видится более подходящим тем, кто отвечает за продвижение фильмов. Для русского уха “Чудо на Гудзоне” совершенно очевидно звучит привлекательнее, чем неведомый не смотревшим фильм соотечественникам “Салли”.

    “..ни до нью-йоркского аэропорта Ла Гвардия, откуда они вылетели меньше 5 минут назад”.
    Через 90 секунд после взлёта лайнер столкнулся со стаей канадских гусей.

    “Мужик, с разбегу прыгнувший в ледяную воду и решивший зачем-то плыть к берегу через пол-Гудзона..”
    Мужик топтался в проёме выхода и судно покидать не хотел. Стюардесса говорит ему “пожалуйста, немедленно покиньте салон”, т.к. из-за него не могут выйти остальные. Прыгнув в воды Гудзона в январе месяце человек оказался в шоковом состоянии дезориентации.

    “..(кстати, уже потом на берегу он спокойно достаёт из промокшего кармана мобильник и говорит по нему)”
    Мы не видим, откуда у него мобильник. Ни из какого кармана он его не достаёт.

    “отец и два сына – которых почему-то после регистрации пускают на борт (наиглупейший диалог про гольф), нарушая целый список правил аэропорта”
    Видимо “после окончания регистрации”. Там нет регистрации, т.к. это внутренний рейс. Из-за этого на берегу, после спасения пассажиров, мы наблюдаем разговор, что подсчитать людей на месте невозможно.

    “Иствуд абсолютно непоследовательно, а главное неуместно суёт в лицо зрителям излишне-драматические сцены..”
    Это какие? Жена, которая в полуобморочном состоянии плачет из-за того, что её муж мог погибнуть? Или финальная сцена слушания, где решается будущее Салли? Не крушение же имеет в виду автор рецензии.

    “..и лишние, пустые диалоги второстепенных персонажей”.
    Где в фильме эти диалоги? Я что-то пропустил?

    “..а Иствуд, захотел добавить пассажиров и подразделения быстрого реагирования, в итоге выставил их круглыми дураками”.
    То есть, как это, “захотел добавить”? Нужно было без них обойтись? Куда он их выставил – тоже неясно.

    “..всё это меркнет перед следующей сценой-ляпом: прямо во время эвакуации с тонущего самолёта в толпе плачущих людей, кто-то от радости, кто-то от шока, которые пытаются всячески помочь друг другу, аккурат по центру стоят две дамы, светлокожая и темнокожая. Понятно, что услышать их диалог невозможно, но по их жестам и эмоциям можно предположить следующее: первая девушка, пиная локтём вторую и указывая другой рукой прямо в камеру, спрашивает что-то вроде: «Так работает эта штуковина или нет? Или этот дед опять забыл нажать на кнопку?» На что вторая девушка, улыбаясь шире самого Гудзона (особо эффектно на фоне остальной плачущей и испуганной массовки), отмахивается от первой: «Ой, да замолчи ты, Галя, нас по большому телику покажут»”.
    Момент не помню, однако, по сюжету в это время к лайнеру посреди Гудзона плывут судна, летят спасатели. На что одна женщина указывает другой и чему она улыбается – понять нетрудно.

    Однако, перед гениальностью написанного, всё это, действительно, меркнет. Аминь.

  • Анна Анна :

    Вы бы хоть ознакомились с этой историей, прежде чем писать рецензию. И мужик, прыгнувший в воду и решивший плыть до берега, и “карикатурная троица” – реальные персонажи.

Оставьте комментарий



«««
»»»