«Безумный Макс. Дорога ярости»: Возвращение короля

Безумный Макс

На безумной скорости причудливое, но не менее изысканное средство передвижения, напоминающее автомобиль, врывается прямиком из пустыни на экраны кинотеатров. За рулем сидит единственный человек, который знает, как правильно и в какую сторону вести созданную своими руками машину – и имя его Джордж Миллер. На капоте привязан Том Харди в маске, чуть впереди задает тон всему происходящему Шарлиз Терон на своем грузовике, позади вытворяет безумные пируэты в прицепе Николас Холт, а оператор Джон Сил будто из-за последствий ядерной катастрофы приобрел крылья, благодаря которым ему удается заснять крышесносящие сцены и умопомрачительные планы.

Говорить о сюжете – терять время. Достаточно лишь сказать, что это «Безумный Макс», именно тот самый, которого мы любим и знаем (если вы никогда не слышали о Максе, не любите и не знаете, то что с вами не так?). Тот самый, что начался в 1979 году, когда Джордж Миллер просто хотел снять своё видение постапокалипсиса – дешево, с неизвестным тогда Мэлом Гибсоном, но получилось сердито и со вкусом. Два года спустя появилась вторая часть, в разы лучше первой, подарив франшизе статус культовости. В 1985 вышла третья часть, о которой лучше не вспоминать. 30 лет спустя, мы стали свидетелями возвращения безумия.

Здесь безумие – не только атмосфера и стиль повествования, это философия каждого персонажа, да и самого Миллера, это движущая сила, это Грааль, это весь придуманный мир, это мотивы и решения, это магия фильма, и, наконец, главный герой. Как бы новый Макс, в исполнении Тома Харди не блистал, или даже, в большей степени, не сияла Шарлиз Терон в роли Императрицы Фуриосы, именно безумие и дорога – столпы фильма. У Миллера получилась дикая смесь из высокооктанового экшена и философского трактата. С одной стороны, погони и схватки героев, наполненные не только безумием, но и даже абсурдностью и нелепостью, как, например, драка Макса и Фуриосы с привязанным на цепь Наксом (Николас Холт) или плевки бензином в двигатель на ходу, однако это даже играет на пользу атмосфере тотального безумия. С другой стороны, Миллер за каких-то два часа сумасшедшей гонки поднимает темы систематизации общества, рабства, необдуманности человеческих решений, истощения природных ресурсов, веры, религии, феминизма, силы духа, свободы и даже любви. 

Этим фильмом Миллер передает своеобразный привет всяким там кэмеронам, бэям и спилбергам с пометкой: «Я снял высококачественный боевик с глубоким смыслом, красивую и самодостаточную фантастику, почти не используя спецэффектов и зеленых экранов, а вы так можете?» Ведь даже замечательной хореографии, обильного количества пиротехники и разнообразного дизайна каждого транспортного средства (их было больше 20, все прекрасно работают и не капли компьютерной обработки) достаточно для, того чтобы уделать все типичные блокбастеры современности. Более того, все эти «Трансформеры», «Аватары», «Пираты Карибского Моря», да и даже «Мстители» кажутся лишь фильмами, которые были созданы для того, чтобы скоротать эти 30 лет ожидания выхода четвертого «Макса», ставшего абсолютом современной фантастики. Будто король, наконец-то, занял свой трон. Наш безумный король Макс.

Атмосфера, детали, характеры персонажей, машины, фрики, фрики на машинах (рок-н-роллмобиль стоит особо отметить), сюжет, философия и уникальный мир. Здесь всё продуманно до мелочей, взаимосвязано и играет роль как у нашего классика Антона Павловича. Именно после просмотра такого кино, понимаешь, для чего был создан кинематограф. 


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



«««
»»»