Федор Добронравов: «С развитием прогресса жизнь превратилась в ад!»

Рубрики: [Интервью]  [Кино]  

КАК ИДЕТ РАБОТА НАД ПРОДОЛЖЕНИЕМ «ГАРДЕМАРИНОВ»?

— Пока никак. Надо молиться, чтобы съемки начались. Я утвержден на роль, но работа начнется не скоро.

КАК ОТНОСИТСЯ К ПРОДОЛЖЕНИЯМ И РЕМЕЙКААМ ИЗВЕСТНЫХ ФИЛЬМОВ?

— К продолжениям — хорошо. Герои остаются теми же, время проходит, это и прекрасно. Несколько лет назад я работал с культовым польским режиссером Кшиштофом Занусси, и он показывал нам картину, между первым и последним съемочным днем которой прошло 40 лет. Представляете? Это уму непостижимо! 40 лет — целая жизнь. Актеры в этом фильме сначала молодые, а потом они же — старики. Вот это отличное продолжение, такое развитие характеров! Думаю, у Светланы Сергеевны Дружининой тоже с чутьем и мастерством все в порядке — с «Гардемаринами» должно получиться. А вот ремейки — вещь опасная. Лучше сесть и придумать новую идею, чем переснимать и пытаться копировать великих людей. Зачем делать пошаговое повторение? Бред какой-то…

О ПРИЧИНАХ УХОДА ИЗ СЕРИАЛА «СВАТЫ»

— Чушь. Мы никуда не ушли. Сериал не закрыт. Причины очень простые: пока мы не можем приехать на съемки туда, а они — к нам (проект производит украинская компания «Квартал-95» по заказу «России 1». – Прим. Ред.). Все! Как только эта возможность появится, надеюсь, съемки сразу возобновятся. Мы продолжаем общаться с украинскими коллегами — созваниваемся, дружим семьями. Политика ни при чем.

О ВНУЧКЕ

— Я вообще-то мало чем отличаюсь от нее. Актеры вообще мало отличаются от детей. Само слово «играть» не свойственно взрослому солидному человеку. А вот у актеров по-другому. Мне кажется, что люди, которые зависли в детстве, и есть артисты. Причем по профессии могут быть и слесарями, монтажниками, но здесь (стучит себя в грудь) они — дети! Поэтому и я завис в возрасте внучки.

ПОЧЕМУ НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ЕГО ДЕТИ СТАЛИ АРТИСТАМИ?

— Стабильности хотелось. Банкирами, например, их видел. Но в какой-то период сказали: «Пап, не хотим! Мы ничего, кроме актерства, не умеем». И стали учиться. Теперь счастливы в профессии. Рад за них.

О СЕКРЕТАХ КРЕПКОГО БРАКА

— Только любовь может сохранить брак. Вообще по жизни людьми движет любовь. Почему человек так долго занимается одной и той же профессией? Любит. Почему он не уходит из семьи? Любит. Семью и никого больше. Конечно, в каждом союзе бывают минуты отчаяния. Когда мы были молодыми, притирались друг к другу, случались и ссоры. Влюбленность сменила реальность — и вот это самое непростое. В один момент от конфликта сдержало то, что мы венчались. В другой момент — то, что есть дети. Но все это время, как бы мы ни ругались, я любил свою жену. В этом, видимо, и весь секрет.

О ЖИЗНЕННЫХ ПРИНЦИПАХ

— Стараюсь держать слово. Мне нравится это. Без всяких расписок и договоров: я сказал — я сделал. И ничего на свете, кроме смерти, не может помешать. Это офицерское благородство в поведении мужчины мне нравится. Сам никакого отношения к голубой крови не имею, у меня в роду все крестьяне, но мне нравится благородство. Начитался книжек и живу так: предавать жену — нехорошо, друга — нехорошо, детей — нехорошо, работу — нехорошо. И когда человек надежен, он чувствует отклик. Если мои друзья поймут, что мне плохо, на помощь придут сотни людей. Так же и я — готов пожертвовать собой. Мне кажется, так правильно.

ЗАВИСИМ ЛИ АКТЕР ОТ ЧУЖОГО ВНИМАНИЯ?

— Думаю, сначала признания и внимания хочет каждый артист. Но потом, когда добивается искомого, с таким же рвением желает обратного. Потому что спокойной жизни нет. Я и сам работал, чтобы быть известным, востребованным, чтобы иметь возможность прокормить семью. А сейчас не хочу, чтобы меня узнавали. С развитием прогресса жизнь превратилась в ад! Стоишь, рядом человек говорит по телефону. Разговаривает и вдруг поворачивается — щелк фото на телефон! — и дальше продолжает. Это что? В этот момент чувствуешь себя обезьяной в зоопарке — ни спросить, ни поинтересоваться, насколько я устал, хочу ли этого. Или еще одна сторона популярности: лечу с гастролей, пять утра, еле ноги волочу, выскакивает радостный незнакомец. «О, отлично! Добронравов! Давай сейчас будем фотографироваться!». Я говорю: «Извините, у меня неприятности, я не готов сниматься, я не спал трое суток, у меня два перелета было». И тут начинается: «Ага-а-а! Зазвездил?! Понятно!». Да и не люблю фоткаться, я ж не бары

Егор АРЕФЬЕВ, «Телепрограмма».


.


Оставьте комментарий



«««
»»»