Владимир Матецкий: «Битловскую тему хотелось отработать»

Рубрики: [Интервью]  [Музыка]  
Метки:

 Владимир МАТЕЦКИЙ

Владимир МАТЕЦКИЙ — культовая фигура нашего рок-бомонда с тех пор, когда, ещё будучи студентом МИСИС, прославился (в узких кругах для начала) в качестве бас-гитариста группы «Удачное приобретение». Известен и любим как композитор, продюсер и знаток авторского права. В западных рок-энциклопедиях отмечен как автор хита «Лаванда» для Софии Ротару. В преддверии юбилея группы «Машина времени» я побеседовал с маэстро о сотрудничестве с легендарной командой. С Андреем Макаревичем Матецкий знаком с середины 70-х, а в 2006 организовал запись очередного альбома «Машины» («Time Machine») на той самой студии в Лондоне, где записывали свои шедевры «битлы».

 

— Когда впервые услышали о «Машине времени»? Могли предположить, что будете с этой командой записывать альбом на легендарной студии «Abbey Road»?

— Ох, давно это было — как раз почти 50 лет и прошло с того момента! Конкретного дня нашей первой встречи я не помню, но помню, что ещё Юра Борзов играл на барабанах.

Потом, несколько позже, мы общались в ДК «Энергетик», был такой на набережной. Там разные группы репетировали, в том числе и «Машина». Ну а в 70-е мы играли часто на каких-то совместных «сейшенах» — я же был бас-гитаристом группы «Удачное приобретение», вот мы и пересекались «по работе».

Но было и личное общение.

Что касается «Abbey Road», то мы все не сразу поняли в шестьдесят девятом году, когда диск вышел, что речь идет об улице, на которой студия расположена — и всего-то! Тогда названия альбомов было модно переводить — вот и проходил этот диск как «Аббатская дорога». Очень даже многозначительно!

— Выбор студии был постулирован тем, что вы — самый известный битломан страны или просто это удобно?

— Насчет «самого» — думаю, найдутся и другие претенденты на титул! Но сработало все вместе: и «битловскую» тему хотелось отработать, и Лондон, и качество студии. Так что как-то естественным путем всё и получилось. 

— Кутиков рассказывал об этом опыте: «Это был полёт в другую вселенную. Во-первых, впервые за все годы существования „Машины“ мы попробовали сочинять коллективно — было очень тяжело, но несколько удач нас на этом пути ожидало. Во-вторых, за те дни, что провёл на «Abbey Road», я понял о звуке больше, чем за всю предыдущую жизнь. Никогда столько не работал, хотя вообще не ленив — проводил по двенадцать часов в студии, а потом, ночью, голова гудела от того, что накопилось за день и должно было быть разложено по полочкам! Культура звука, понимание музыки на световые годы отстоит от всего, что можно увидеть и услышать в наших студиях. Рабочий день на студии длится не более двенадцати часов. Меньше — пожалуйста, больше — нет. При этом один сорокаминутный перерыв на ланч. Работают в таком режиме все: звезды, музыканты, техники, инженеры, продюсеры».

Какие были проблемы при записи этого альбома с организационной точки зрения?

— Мелких проблем было много — и они решались по мере поступления. А из глобальных: нам хотелось еще и фильм снять про весь процесс записи, а это дополнительная психологическая нагрузка. Но и с этим справились.

— Там играли Рэй Купер, Пол «Викс» Викенс (музыкальный руководитель группы Пола Маккартни), Алан Йоханнес — музыкантов подбирали вы, как продюсер? С Макаревичем кандидатуры согласовывали?

— И еще Хеймиш Стюарт играл.

Конечно же, мы всё вместе решали и обсуждали. И наши позиции с Андреем совпадали — мы не хотели, чтобы гости «перевешивали»: важно было не потерять концептуальную нить пластинки. А гости давали краску, придавали шарм. Духовики тоже интересно прозвучали, причем сыграли всё с первого дубля. 

Но самое главное — я привел на запись легендарного битловского продюсера Джорджа Мартина, и он в знаменитой «Студии 2» общался с «машинистами». Это все есть в фильме.

— Андрей Вадимович — сложный партнер в студийной работе?

— Для меня — нет: уж слишком давно мы знакомы! Практически всегда нам и слов-то нужен был самый минимум, чтобы понять друг друга. 

— А на сцене?

— Сцена — это совсем другое дело! Но я не член коллектива «МВ», поэтому тут, как говорится, без комментариев.

— Кто из музыкантов самый интересный и/или харизматичный?

— Отвечу предсказуемо, но честно: все участники «Машины» интересные и харизматичные люди, и каждый по-своему.

И потом такой большой срок совместной работы — это мощнейший ингредиент их «модуса вивенди и операнди» 

— Есть ли любимая песни «Машины времени»?

— Я люблю совсем старые песни — такие, как «МАРИОНЕТКИ» и «МИЛЛИОНЕР».

— А почему эти?

— Наверное потому, что услышал их впервые давным-давно, ещё в начале 70-х, и это произвело тогда сильное впечатление.

— В вашей системе координат является ли «Машина времени» самым заметным музыкальным коллективом второй половины ХХ века (в СССР)?

— Я избегаю слова «самый» в характеристиках. Но то, что МАШИНА была ОДНИМ ИЗ таких коллективов — это точно!

— В чем плюсы и минусы этого коллектива?

— Основные плюсы — «нарулили» свою географию холста, как принято говорить у художников. Ну и lasting quality, конечно же. А минусы… пожалуй, воздержусь!

— Есть такое явление, как «русский (советский) рок»?

— Роза пахнет розой, как её не назови — кажется так у Шекспира?

— Какова роль «молодежной музыки» в формировании культурного ландшафта Советского Союза брежневской эпохи?

— И Андрей, и я — мы давали интервью для фильма «HOW THE BEATLES ROCKED THE KREMLIN», который снимала компания ВВС. Похоже, что это правдивое название.

— Чье мнение о рок-культуре вообще и «МВ» в частности имеет значение для вас лично?

— Я с уважением отношусь к чужим соображениям и мнениям, но у меня уж слишком много личных воспоминаний, чтобы доверяться чужим на 100%.

— Читали мемуары участников команды: «Всё очень непросто» Максима Капитановского, «Сам овца» Андрея Макаревича, ««Машина» с евреями» Петра Подгородецкого и другие?

— Читал книжки Макаревича и Капитановского, видел кусочки разных видео-интервью Пети Подгородецкого.

— Как в целом относитесь к жанру автобиографической мемуаристики (в контексте скандалов вокруг воспоминаний Марина Влади, Татьяны Егоровой, Иосифа Кобзона, Андрона Кончаловского и Марка Рудинштейна)?

— Отношусь толерантно. Понятно, что каждый отрабатывает свою версию происходившего — а как иначе?

— Как бы назвали книгу к 50-летию «МВ»?

— Ого-го, вопросик! Подумаю — что-нибудь предложу… а если сразу, то МАШИНА ВРЕМЕНИ — 50 ЛЕТ БЕЗ ЗАМЕНЫ КУЗОВА.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Календарь»: Кроткая
«Все эти существа»: Память об отце


««« »»»