Боря “Мерседес”

Свое первое интервью тогда еще неизвестный широкой публике Борис Березовский опубликовал именно у нас, в “Новом Взгляде”. Семь лет назад. Ту дебютную беседу с Борисом Абрамовичем записал Андрей Ванденко, тогдашний главный редактор еженедельника, сменивший незадолго до этого Евгения Ю.Додолева.

Много воды утекло с тех пор. БАБ стал излюбленным персонажем всех изданий и ТВ-каналов. Но увы, как сапожник без сапог, главный пиарщик России явным образом страдает от отсутствия “персонального пиара”.

За не очень большие деньги, но абсолютно бездарно Березовского пиарят во Франции, куда он, похоже, переехал на ПМЖ. Получается, как в любимом анекдоте Ивана Демидова: “За рекой жили мастера. Строили быстро, брали недорого. Получалось хреново”.

Ведь ему надо было позиционироваться не как “предприниматель”, а как “человек науки”. Талантливейший комбинатор, храбрый авантюрист и мастер манипуляции, совершенно неверно выбрал себе имидж. Трудно поверить, что люди из его окружения не пытались корректировать демонический образ, который был слеплен отечественными СМИ с подачи самого объекта. Но как там говорится: яйца курицу не учат? Так или иначе, Березовский стал тем, кем стал. Его последние интервью Андрею Ванденко (опубликованы на прошлой неделе) заставили нашего обозревателя взяться за перо и попробовать с вивисекторским интересом рассмотреть этого загадочного человека.

БОРЯ “МЕРСЕДЕС”

Березовский – дьявол. Бес. Инородное тело в нежном организме российской действительности. Так считают недоброжелатели Бориса Абрамовича. Таким видит себя и он сам. Не бесом, разумеется, а инородным телом. Однако БАБ – истинно русский герой. Гоголевский. Помесь шумного авантюриста Хлестакова и тихого манипулятора Чичикова. Причудливый замес смекалки, ограниченности, обаяния и безнравственности. Истинно российская душа. И к “Бесам” Достоевского никакого отношения не имеет.

Как только Березовский появляется в “ящике”, рейтинг передачи мгновенно взлетает. Интерес к этому персонажу очевиден. При этом все, что он говорит, и в особенности то, как он говорит, как правило, активно раздражает. А “глаз отвесть” нет сил. Зритель застывает у экрана и сладострастно испытывает причудливую гамму сложных чувств.

Факт налицо. В отношениях Березовского с соплеменниками кроется что-то глубоко сермяжное. Садо-мазохистическое. Неизбывное и невербализуемое. Может, это любовь?

Технарь

Березовский не является оригинальным экземпляром российского социума. Это собирательный образ представителя технической интеллигенции. В застойные годы так называемая интеллигенция условно делилась на четыре части: представители фундаментальной науки, гуманитарии, творческая интеллигенция и техническая. A part существовала номенклатурная элита, тоже мнившая себя интеллигенцией. (В этот раздел социума попадали выпускники МГИМО, работники спецслужб с высшим образованием и так далее.)

Технари, то есть инженеры и прикладники, были “бедными родственниками” в среде интеллигенции. Их отличительной чертой было чувство пиетета и малоценности, которое они испытывали в отношении творцов и гуманитариев. А истинными героями технарей были диссиденты. (Причем не столько фундаментальные, подлинно значимые фигуры, такие, как Александр Солженицин, сколько многочисленные пиявки, успешно паразитировавшие на могучих организмах.)

Борис Березовский, окончивший лесотехнический институт, пополнил собой как раз ряды технарей. Механико-математический факультет МГУ, одно из самых престижных гнезд фундаменталистов, БАБ закончил позднее. Но в фундаменталисты так и не попал.

По взглядам Борис Абрамович и по сей день является окаменелым отпечатком среды, из которой вышел, и времени, когда был молод. И если размах Березовского, достойный человека будущего, вызывает восхищение, то демонстрируемые им представления о состоянии массового сознания россиян ломают. Бросаются в глаза серьезные пробелы в гуманитарном образовании.

Ныне Борис Абрамович топчется на политический лужайке, где требования к нему предъявляются не такие как к другим. Он не МГИМО’шник, как Ястржембский, не провинциальная номенклатура, как Егор Строев, не экс-силовик, как Примаков, и не от сохи, как Шандыбин. Он все же – интеллигентный человек.

Однако БАБ не стал ни героем, ни знаменем своей среды. И на то есть масса причин. Среди коих – нежелание или неспособность видеть, чем живут и о чем думают люди, являющиеся его target-группой. То есть представители интеллигенции. Не той, почивающей в бозе бессильной и беспомощной амебе шестидесятых. А нынешней. Сильно видоизмененной. Которую Борис Абрамович совершенно не понимает. Просто были моменты, когда “новой” интеллигенции было с Березовским по пути. Но роль, исполненная БАБом, оказалась не самой удачной. Бедняга выступил в качестве Пышки. И не заработал ни благодарности, ни уважения.

Однако не утратил главного. Стойкого интереса аудитории. Каждый раз, когда Березовский открывает рот, публика замирает в волнении. Как барышня в первую брачную ночь. Ждет, наивная, что ей сейчас откроют новые горизонты. И – как барышня же! – остается в состоянии полнейшего разочарования. Потому что Борис Абрамович все толкует, как вшивый о бане: тоталитаризм, де, грядет, спецслужбы взрывают дома, свобода слова под угрозой, репрессии не за горами, загадочной русской души нет. Все это подается крайне неубедительно. Логика отсутствует. Красота изложения тоже. Ждешь живое слово, а получаешь очередной программный текст. Облом, да и только.

Игра

В опубликованных недавно интервью за подписью блистательного Андрея Ванденко Березовский опять наговорил уйму всякой раздражающей ерунды.

– Когда я пригласил НТВ-эшную команду Киселева на ТВ-6, народ просто озверел: Березовский гад, хороших людей обидел, молодежную тусовку разогнал! А сегодня этот самый многомиллионный народ вперился в экран ТВ-6 и день, и ночь обсуждает “За стеклом”. Все разговоры о загадочной русской душе разбиваются об одну-единственную телепрограмму! Мы, как и во всем мире, с удовольствием подглядываем в замочную скважину, подслушиваем чужие разговоры! Мы такие же, как и все!

Сей пассаж повергает в легкий ступор.

Во-первых, если японец посетил “Макдональдс” и внес свою лепту в рейтинг этого заведения, из сего факта не следует, что он, японец не является носителем загадочной японской души.

Во-вторых, есть существенная разница между американцем, который, оттягиваясь в дорогостоящем круизе, выбирает из заранее оплаченного меню гамбургер (имея возможность заказать утиную печенку, лобстера или какой-нибудь другой деликатес) и оголодавшим студентом, забежавшим перекусить в тот же “Макдональдс”.

В-третьих, “народ”, который “озверел” от телевизионного соития Гусинского с Березовским – есть небольшая часть журналистского сообщества, “народ”, который вперился в экран, – небольшая часть населения Москвы, а “народ”, который, собственно, и есть Народ, оставил без внимания как дрязги вокруг ТВ-6, так и скучнейшее действо под названием “За стеклом”. Народ-Народ как смотрел капитал-шоу “Поле чудес”, так и по сей день отдает ему очевидное (если, конечно, верить Gallup’у) предпочтение.

А “Поле чудес”, кстати о птичках, в свою очередь является заморской программой. Просто в отличие от “За стеклом”, по-честному проплаченной. Так что, если корабль российской загадочности обо что и разбился, то уж точно не об “Большого брата”. И не по вине Березовского.

Не хочется пускаться в пространный анализ принципиальной разницы в восприятии “застекольных” ТВ-программ “ими” и “нами”. Достаточно упомянуть, что:

– западная культура общения строится на базе запрета грузить своими проблемами партнера по общению, даже если этот партнер – супруг;

– единственный человек, на голову которому можно без угрызений совести вылить помойное ведро своей души – это проплаченный психоаналитик;

– изоляция индивида требует компенсации, поскольку с биологической точки зрения человек – существо коллективное. Стоит, к слову, упомянуть, что в Америке популярным видом развлечения является подглядывание за жизнью соседей в подзорную трубу, поэтому данный предмет интерьера довольно часто встречается во вполне приличных американских домах. Сия неприметная деталь штатовского быта регулярно мелькает и в кино;

– в сегодняшней России любой игровой ТВ-формат с внушительным денежным призом обречен на какой-то успех. Размах этого успеха будет определяться размером денежного вознаграждения и шансами среднего россиянина победить в игре.

Не надо быть super-наблюдательным, чтобы заметить, что призы разыгрывают все мало-мальски серьезные торговые марки. От “кока”- и “пепси”-колы до любой массовой газеты.

Теперь, что касается шоу “За стеклом”:

– это первая игра, для участия в которой надо обладать только одним качеством: готовностью сесть на унитаз под объективом телекамеры;

– это первая игра (Survivor на ОРТ стартовал позже) где, по правилам, выигравший уносит солидное призовое вознаграждение в полном объеме. За все время своего существования российский “Миллионер” только один раз выплатил победителю миллион. Обычно игроки уходят с суммой, не превышающей пару тысяч долларов. А победительница застекольного соревнования Жанна как бы получила на глазах всей ТВ-аудитории 20 тысяч долларов! Что называется “почувствуйте разницу”.

Для участия в том же “Последнем герое” указанной барышне надо быть физкультурницей с железобетонным желудочно-кишечным трактом, а “Большой брат” не потребовал ничего, кроме раскованности.

В сегодняшней России очевидным образом найдется немало желающих, готовых явить народу свой голый зад за указанную сумму денег. Поэтому потенциал программы “За стеклом” был намного больше, чем достигнутый рейтинг. Просто исполнение оказалось “тяп-ляп”. По принципу Березовского – “Тушите свет, завтра разберемся”.

Страхи

Я категорически против централизации власти, последовательно проводимой Путиным, против передела собственности, против унификации СМИ, а главное – против решения властью своих проблем за счет устрашения граждан, – утверждает БАБ.

Унификация СМИ и устрашение граждан – это химеры. Конечно, если речь не идет о гражданах Израиля, типа Гусинского.

Вопрос, почему БАБ использует именно эти аргументы для оправдания своего недовольства властью?

Все потому, что великий комбинатор отмечен нестираемым клеймом идеологии диссидентов.

Беспомощные и бесполезные инакомыслящие типа Сергея Ковалева оказали огромное влияние на технарскую среду. И нелепые их суждения до сих пор являются непреложными истинами для таких, как Борис Абрамович. Который не ведает, что уродливый режим рождает, соответственно, уродливую идейную оппозицию.

Поскольку оппозиция вторична по сути своей. Она – тень. Кривое отражение господствующей идеологии. Поэтому как сам российский социализм, так и все герои шестидесятых оказались совершенно несостоятельными. И не успев насладиться собственной, как им казалось, победой, уступили место совершенно другому человеческому материалу. Так и не дав себе труда заметить, что перестройка случилась не потому, что низы не хотели, а потому, что не желали верхи.

Следует отметить, что такие личности, как Сахаров или Солженицин никогда не были “оппозицией”. Они были “позицией”. Но тела этих атлантов духа покрыла плесень. Которая и натянула одеяло на себя.

Борис Абрамович упорно не замечает, что время ушло далеко вперед и те представления, которые кажутся ему незыблемыми (поскольку он впитал их с молоком матери), уже давно и безнадежно устарели. Поэтому продолжает накатывать на власть, беспрестанно пугая народ грядущими репрессиями. Он речет:

– В этом случае (если президент Путин задержится у власти – Прим. ред. ИД “Новый Взгляд”) Россия, полагаю, будет походить на Германию тридцатых годов минувшего столетия. Это не значит, что мы станем фашистской страной, но можно уверенно предсказывать подавление любого свободомыслия.

Стоило бы напомнить Борису Абрамовичу, что свободомыслие – эта свобода мысли. Параметр внутренний, а не внешний. Ничто не может помешать человеку мыслить, если у него есть такое желание. Даже отсутствие информации. Ведь существует два способа освоения действительности – познание и постижение. То, что не удается познать, можно поднапрячься и… постичь! Было бы желание.

А пока что никакого свободомыслия не наблюдается. Потому что свобода мысли требует свободы зрения & свободы слуха. А когда зрение и слух находятся на службе у тупой упертости, никто не видит того, что не вписывается в его, заранее сформированную, точку зрения, и не слышит того, что не хочет слышать. Сегодня мышление среднего россиянина катастрофически заштамповано. Иррациональная убежденность в собственной правоте вытеснила логику. А ведь “убеждения суть более опасные враги истины, чем ложь” (Ницше). Аналитика философского толка нынче в загоне, “рассуждалки” не модны. Все хотят “фактов”, не осознавая, что факт сам по себе неинформативен.

Вообще о каком свободомыслии может идти речь, когда его существования никто не допускает? И рядовые читатели, и профессиональные борзописцы, и социально значимые персонажи пребывают в полной уверенности, что мнение может быть только проплаченным. Как положительное, так и отрицательное. То есть мнения, как результата деятельности свободной мысли, в природе нет и быть не может. Если учесть, что каждый судит по себе, то получается, что к свободной мысли вражда ныне живущих россиян непримирима. Презумпция продажности убила в зародыше Сократовский диалог.

Так что не время переживать по поводу наступления железной пяты Путина на свободомыслие. На застойных кухнях его было намного больше, чем в ельцинских газетах. И, видимо, на кухнях оно и осталось. А оттуда его как коммуняки не достали, так и Путин не выковорит.

Сравнение России с Германией тридцатых годов тоже выглядит крайне жалобно. Так и хочется посоветовать Борису Абрамовичу ознакомиться с работой Эриха Фромма “Бегство от свободы”. Там достаточно популярно и доходчиво изложены причины и условия возникновения тоталитарных систем, в том числе и фашистской Германии.

А что касается “унификации СМИ”, то даже если допустить, что сей процесс латентно существует, его наличие не однозначно отрицательно с позиций будущего России. Иван Ильин, например, считал, что именно разнузданность прессы на политическом поле сделала возможной Октябрьскую революцию. Карикатуры и издевательские статьи в адрес царской семьи в течение ряда лет подтачивали уважение к институту монархии, что и привело к столь стремительному обрушению всего аппарата власти и всплытию на поверхность маргинальных групп вроде большевиков.

Своими высказываниями Березовский все время пытается реанимировать страхи российской интеллигенции. Но интеллектуальная элита за последнее десятилетие прошла отличный курс психотерапии, и кошмары ее более не мучают.

Пиарщик без пиара

– Не нужно добиваться этой любви (народной. – Прим. ред. ИД “Новый Взгляд”), поскольку ей грош цена! Вы же знаете: от любви до ненависти – один шаг. Не только у женщин, но и у народа.

Итак, поэт от политики пытается не дорожить любовию народной. Но отсутствие оной, тем не менее, тревожит романтическую душу БАБа. И как достойный представитель своего пола, Березовский ищет объяснение печальному факту отсутствия взаимности совсем не там, где следует.

– Есть миллион причин для народной нелюбви ко мне. Я и богатый, и еврей. Но главное – я постоянно вынуждаю народ признаваться в его заблуждениях. Наш народ привык считать себя самым мудрым в мире и вдруг такая незадача – мудрый, но недальновидный.

И снова ступор. Где и когда Борис Абрамович вынуждал народ признаваться в своих заблуждениях? Что за “народ” имеется в виду? Политические оппоненты Березовского? “Народ” – Народ? Или “народ” – элита? Когда и какой народ считал себя самым мудрым и претендовал на дальновидность? “Народ” в исполнении Хомякова и иже с ним?

Виня в своих “любовных” неудачах богатство и еврейство, Борис Абрамович выглядит незадачливым ухажером, который убежден, что если барышня убежала к другому, то причин может быть только две: у соперника денег больше или член длиннее. Никаких других объяснений не существует по определению.

На самом деле БАБ просто не умеет нравиться. Не только обществу в целом и интеллигенции в частности, но даже и тем, с кем он непосредственно общается. Политические попутчики, типа Шабдурасулова, его использовали, но не любили, ставленники (такие, как Костя Эрнст) не любили и сдавали, работники подконтрольных средств массовой информации тоже не обожали и регулярно игнорировали его генеральную линию.

Однажды Борис Абрамович нанес визит коллективу свежеприобретенной газеты. И не нашел ничего лучше, чем, в порядке знакомства, произнести зануднейшую трехчасовую речь о том, как жить, что делать и кого мочить. Работники редакции его дружно возненавидели, и, не сговариваясь, сразу решили саботировать все указания нового владельца.

Даже руководители приобретенных Березовским СМИ, те, что непосредственно слизывали с ладошки щедрого Бадри жирные долларовые котлетки, как могли, надували хозяина. Используя на всю катушку тот самый пиетет к гуманитариям, который у технаря Березовского в крови. БАБа всегда можно было пролечить разговорами про “концепцию”, “формат” и так далее.

Честно работали на Березовского лишь те медийщики, которым было с ним по пути. Так было в конце девяносто девятого года, когда журналистская среда реально раскололась на две части. И если к Лужкову с Примаковым еще летом примкнули “субпассионарии” (термин Л.Н.Гумилева), то вокруг Березовского стихийно сплотились многие “пассионарии”. Они работали не за деньги, а за себя. Впрочем, в этот, реально наблюдавшийся феномен, все равно никто не верит на 100%. Хотя даже такой авторитет, как Никита Михалков, неоднократно замечал, что “просто за деньги” русский человек работать не будет.

Сегодня Березовский получает то отношение, которое заработал своими человеческими качествами. БАБ не умеет слушать, не считает нужным аргументировать, один знает как надо, неразборчив в средствах, неразборчив в людях, уперт, словом, является носителем целого набора человеческих черт, которые вызывают антипатию. При этом он не лишен обаяния, забавен и, казалось бы, мог нравиться, но никак не может себя красиво преподнести аудитории.

Борис Абрамович – энергичный человек. И вроде бы “быть энергичным” – хорошо. Во всяком случае, именно энергия позволила БАБу многого добиться. Но помноженная на хабитус, она, в данном случае создает ощущение суетливости и сбивчивости. Результат – отсутствие солидности и уверенного спокойствия. На экране БАБ напоминает нашкодившего ребенка, который понимает, что его вот-вот возьмут за задницу, потому что он тайком сожрал конфеты, приготовленные для гостей.

Березовскому стоило бы на досуге поработать и над походкой. “Подача” все же имеет значение. Чтобы выглядеть внушительно, надо иметь “стать”. По крайней мере, уметь ходить, расправив плечи. А не, втягивая в них голову, семенить на полусогнутых. Так, что даже костюм от Армани выглядит продукцией фабрики “Большевичка”.

А ведь Борис Абрамович – доктор наук, член-корреспондент РАН и научную свою карьеру делал в годы застоя, когда степени и звания просто так не давали. Этим, кстати, объясняется (помимо денег, пожертвованных в Фонд Сахарова) его успех у Елены Боннэр. Обидно, что в масштабах страны к этому незаурядному человеку, его реальные заслуги, в отличие от миллионов, “не прилипли”. Зато прилипла репутация пройдохи и манипулятора, поскольку Березовский большой любитель сделать все “по закону”, но “оскорбив ум”. В культуре, где плутовство никогда не было в почете, такие вещи прощаются с трудом.

Березовский – пиарщик без пиара. Он не в состоянии “продать” свою забавность, скрыть занудство, подчеркнуть наличие незаурядного интеллекта, утаив от нескромных глаз зашоренность. Короче, Березовскому сильно не хватает взгляда со стороны, которому бы он доверял.

Лица

К прочим минусам сегодня добавились лица, с которыми БАБ на данный момент плотно ассоциируется. Вернее, уже не лица, а гримасы. Сорокина и Киселев. Бывшая питерская комсомолка и бывший преподаватель Высшей школы КГБ. В обрамлении замполита Юшенкова и “Иудушки” Головлева. Получается живописная группа, способная уничтожить на корню любой росток симпатии к Борису Абрамовичу. Остается только надеяться, что такой странный выбор объясняется удаленностью Березовского от Родины.

– Чувствую ли я здесь Россию, как во время жизни в ней? Конечно, нет.

Откровенно признается изгнанник. Уповая, однако, на СМИ и друзей.

Я постоянно читаю российскую прессу, регулярно общаюсь с товарищами, приезжающими ко мне, со многими созваниваюсь по телефону.

Про газеты все ясно, а вот товарищи явно подставили. Не рассказали ссыльному другу, что Сорокина в пылу защиты свободы слова полностью истратила весь кредит доверия, честно заработанный красотой, обаянием и super-профессионализмом. А Киселев денно и нощно подтверждает то, о чем все разумные существа уже давно догадались. Евгений Алексеевич – стопроцентный номенклатурный совковый продукт и ничего более.

При этом Березовский, который беспрерывно упирает на то, что Путин выходец из спецслужб, подразумевая, что это первородный грех, который ничем не искупить, на глазах у всего народа спокойно сотрудничает с Киселевым, коий, в свою очередь, очевидным образом, сотрудничал с КГБ. В пылу борьбы Березовский простил ему этот недостаток. Равно как и то, что Киселев страстно вытирал об БАБа ноги весь 1999 год. Однако просвещенная общественность в беспамятство пока не впала. И этот уродливый альянс ее безмерно раздражает. Ибо со всею наглядностью демонстрирует расчетливость и неискренность сих героев нашего времени.

Там русский дух, там Русью пахнет…

И все же, в целом, Березовский вызывает сочувствие. Тем, что несмотря на свои миллионы, мается, горемыка. Все хочет кому-то что-то доказать. Беспрерывно создает себе препятствия и мучительно преодолевает их. Чувствуется, что он достойный носитель русскоязычного менталитета. Ведь только на уровне вульгарного обывателя национальность “по паспорту” о чем-то говорит. На самом же деле “язык говорит людьми”, а не люди “говорят языком”. Желающих оспорить этот тезис могу отослать к работам Мартина Хайдеггера и далее по списку.

Как истинно русский человек, БАБ ничего не видит, никого не слышит и упорно пребывает в собственной реальности.

Неистребимый дух конфронтации никак не дает отвергаемому народом трибуну успокоиться.

Если ретроспективно обозреть подвиги Бориса Абрамовича на политической арене, он предстает то на коне, то под конем, но неизменно с шашкой наперевес. Вот и теперь вместо того, чтобы тихонечко жевать в своем Антибском замке кусок сулугуни и ждать лучших времен, он рвется в бой с одной лишь целью: перекроить Россию под свой стандарт. “Мужик умен – да мир дурак” – вот хороший лозунг для русского парня Березовского. Который один знает, как надо, держит всех за дураков, а потому не нашел поклонников ни на диком западе, ни у себя дома. Где ни одна мало-мальски серьезная оппозиционная группа не хочет такого флагмана.

Можно отыскать немало пассажей о загадочной русской душе, которые придутся БАБу впору, как туфелька Золушке.

К своему окружению русский обычно относится с немалым презрением. Он не слишком-то готов мириться с подчинением глубин личности некому институту в качестве платы за блага цивилизации. В личностных отношениях мы можем заметить любопытную готовность русского пренебречь всеми институциональными перегородками, отделяющими одного человека от другого; слабой стороной этого свойства иногда оказывается вполне искренняя личная безответственность – даром, что иностранец, а очень точно подметил Э.Сепир

Если внимательно рассмотреть Березовского, то найдется и презрение к окружению (откуда выбор в пользу манипуляции), и полное отсутствие готовности подчинять глубины своей личности какому-либо институту. В том числе и государственному. Блага цивилизации Березовский предпочитает добывать так, чтобы их не надо было отрабатывать. Не видит Березовский и никаких институциональных перегородок, а что касается “искренней личной безответственности”, то ее хоть пруд пруди. Тут и готовность подтачивать власть, преследуя личные цели, и толпы кинутых и подставленных “попутчиков”.

“Русский крепок на трех сваях: авось, небось да как-нибудь” гласит народная мудрость. “Авось сработает!” – думал БАБ, создавая “Единство”. “Небось споткнется…”, – думает он про Путина. “Как-нибудь выкручусь”, – утешает себя в минуты душевной невзгоды великий комбинатор от российской политики.

Березовский, как Иванушка-дурачок, все время ищет легких побед. Именно поэтому вдохновленный примером Гусинского, он бросился защищать “демократические ценности”. И, возможно, облагородил свой образ в глазах пары благостных придурков и десятка консерваторских старушек. Однако жизнь – не сказка, и для нормальных людей, нестихающие бои за свободу слова не более чем буря в заляпанном жирными пальцами стакане кислого пива. Где среди мух, барахтающихся на поверхности мутноватой жидкости теперь плавает еще одна. Очень энергичная.

Забавно, что БАБ все время проговаривается. Так в одном телевизионном выступлении он пафосно заявил:

Никуда власти не деться от свободного слова!

Вот именно! Так чего же суетиться по этому поводу?

Сегодня Борис Абрамович на свой лад разыгрывает “Сказку о царе Салтане”. “Родила царица в ночь не то сына, не то дочь…” БАБ живописует, как в темную ночь коварные спецслужбы взрывали дома мирных граждан. По сюжету, возмущенный Царь-Народ должен выгнать нерадивую царицу с таким уродливым потомством куда подальше. Только в сказке окрепший малыш все равно вернулся. А на что, интересно, рассчитывает Березовский? Опять на “авось”? Ведь, если у него есть документы, он мог бы, к примеру, передать их в Гаагский суд. И попытаться затеять процесс против руководства страны. Как self promotion было бы неплохо. Но запала хватает ровно на “подпрыгивание”. Ни одной своей PR-акции Борис Абрамович не довел до конца. Так было и с акционированием ОРТ, так происходит с громкими обвинениями в адрес спецслужб, так будет и с ТВ-6. И это очень по-русски.

Чем сложнее техника, тем важнее загружать ее качественными материалами. Если дорогой принтер напичкать самопальным картриджем, он выплюнет кляксу вместо роскошной картинки. Вот и Борис Абрамович, заправленный неверными представлениями об окружающей действительности, никак не может загадочную (или незагадочную) русскую душу отпечатать. И в результате страдает. Что отлучен от Родины, никем не понят и не любим. Что, кстати неверно. Просто отношение к нему амбивалентное. Но такие сложные чувства как любовь-ненависть, неприязнь-уважение, жалостливость-агрессивность находятся в поле той самой загадочности, существование которой Борис Абрамович отрицает. Поскольку растворился в оной без остатка.

Эх, если бы к интеллекту Березовского добавить эрудицию академика Лихачева или писателя Солженицына, да нейтрализовать на время неистребимое желание лезть в окно, когда гонят в дверь, отличный получился бы из злого гения России политический деятель. А пока что Борис Абрамович напоминает “мерседес”. Роскошный. Блестящий. Только с водой в радиаторе, 76 бензином в баке и отечественным маслом в движке. И машина отчего-то не едет!

И все же, в сравнении с бонзами примаковского замеса и комсачками вроде Володи Рыжкова, Березовский, при всех своих недостатках, для многих представителей интеллигенции “свой”. Оттого так раздражает и злит. Как раздражают и злят только родственники. Которых не выбирают.

“Кто до бешенства возбудил людей против себя, тот всегда приобретает партию и в свою пользу”. Так утверждал великий Ницше. И очень бы хотелось, чтобы впредь Борис Абрамович не мешал образованию оной партии в свою поддержку хронически неудачными PR-экзерсисами в средствах массовой и не очень массовой информации.

М.ЛЕСКО.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ОЧЕВИДНОЕ – НЕВЕРОЯТНОЕ
КРЕСТ В КАРМАНЕ
Многоуважаемые Мартин Шаккум и Николай Гульбинский!


««« »»»