Иван Кононов. Взгляд с «12 этажа»

Рубрики: [Мнение]  [СМИ]  [Спецвыпуск]  [ТВ]  

Заслуженный ТВ-мэтр, стоявший у истоков (позволю себе журналистский штамп) культовых телевизионных проектов Иван КОНОНОВ ответил на отработанную линейку вопросов для моей новой книги под условным названием «ВЗГЛЯД» СО СТОРОНЫ»

НЕ ПРО «ВЗГЛЯД»

– Изменилось ли отношение к «Взгляду» за эти три десятилетия с точки зрения профессиональной, Иван? Человеческой?
– Всегда их всех, вместе взятых и порознь, очень уважал, уважаю и буду уважать. Дружил, естественно, больше со своими «молодежниками», чем со специально приглашенными для этой программы «варягами». Редкие, но теплые отношения с Ломакиным, Мукусевым и Политковским (которого Сагалаев, с моей легкой руки, утащил, как и меня, из программы «Время») поддерживаем до сих пор.
Конечно, «Взгляд» был прорывом и останется таковым в истории телевидения навсегда. Хотя и санкционировали его с самого верха. Знали бы дядьки из ЦК КПСС, что выпустили из бутылки джина, который прихлопнул не только их самих, но и, практически, все отеческое телевидение!
Кстати, понимание последнего тезиса, пришло ко мне не так давно. Поскольку и Любимов, и Листьев были выходцами из «Иновещания», знали по несколько языков, и жили с головой, повернутой на Запад, они быстро поняли, что новое телевидение у нас нужно развивать по западной модели. Поэтому, именно телекомпания ВИД мало-помалу начала импортозамещение. Только в обратную сторону. Западные лекала постепенно стали вытеснять посконные форматы. Первой ласточкой, которая благополучно порхает до сих пор, было «Поле чудес». Помню, мы, молодые «ветераны» ящика, возмущались, как можно делать то, что один к одному идет по всему свету?! Неужели, разучились сами придумывать?
Но сейчас мы имеем именно то телевидение, которые тогда стали закладывать пришлые «взглядовцы». Практически все топовые передачи и сериалы – это клоны западных аналогов. По этому поводу есть некоторый элемент обиды. Тем более у нас, у тех, кто создавал первую частную компанию «Авторское телевидение», уже в названии которой заложен принцип собственного креатива.

12 этаж 1985 год

– Была ли ревность к славе «взглядовской», как у одного из авторов «12 этажа»?
– Тогда не было. Вообще «молодежка» всегда отличалось солидарностью и взаимной гордостью за успехи друг друга. Тем более, что «Авторское телевидение» успешно продвигало свои проекты. Мы создали «Пресс-клуб», из которого вышли многие форматы, ставшие потом самостоятельными. Это и наша с Гигановым «Будка гласности», и угловская «Оба-на», и «ТВ-галерея» Савушкина и Зарецкой, и Комиссаров, и Цветков, и даже «Намедни» Лени Парфенова.

1986 год
Я думаю, что ревность скорее была у родителей АТВ Киры Прошутинской и Толи Малкина. Ведь они же были первыми, кто делал «Взгляд». А потом их потеснили. Но соперничество скорее было творческим движком, а не источником зависти.

12 этаж-85
Лично мне обидно лишь то, что сейчас только «Взгляд» вспоминают, как революцию на ТВ. А, между тем, истинно революционным был именно «12 этаж» с придуманной мной и Гигановым «лестницей». Его запустил и пробил грудью в эфир лично Сагалаев в обход телевизионных начальников. Шум от него пошел великий. И когда на перестроечном съезде народных депутатов начинался базар-вокзал с выключением и включением микрофонов, стоявших не только на трибуне, но и в проходах, все говорили – «Ну, это прямо «12 этаж» какой-то!»
– В своей работе что-либо использовал «взглядовское» или такого нет в природе?
– Наверное, есть. Раскрепощенность, неформальное общение в студии, залихватская манера ведения и съемок. Я думаю, что подспудно все мы развивались под взглядовским влиянием. Хотя, в свою очередь, «Взгляд» мог появится только в «молодежке», которая всегда славилась своими креативными кадрами, продвинутыми передачами передовым взглядом на жизнь и общественные процессы.

НЕ ПРО МУЗЫКУ

– Что дал этот проект рок-движению страны?
– Я считаю, что они шли рука об руку. Все группы, которые вышли из подполья и стали рупором молодежи, все новые кумиры отечественного рока появлялись в эфирах «Взгляда» и по существу были его нервом и манком для юной аудитории.
В этом, собственно, и была главная «фишка». Кого-то это раздражало, но создатели уже тогда четко понимали, что на смену линейному восприятию приходит клиповое мышление.
В свою очередь, «Взгляд» усиливал влияние музыкантов новой волны на молодежь и постепенно делал их культовыми.
– Считаешь ли ты, что действительно «Взгляд» и рок-музыка развалили СССР?
– Нет, не считаю. Коммунистическую систему – да. Тоталитарное мышление – конечно. Страх перед репрессивным аппаратом – безусловно.
То, что битва на этом поле была нешуточной, говорит, например, такой факт. Я был тогда в «молодежке» заведующим отделом публицистики. Время от времени просматривал письма от телезрителей. Они приходили буквально мешками. И вот я засовываю руку в один из бумажных мешков, извлекаю наиболее увесистое письмо, читаю адрес отправителя, и медленно сползаю со стула от изумления. Письмо от великого писателя земли русской Виктора Астафьева! Дрожащими руками вскрываю конверт, и начинаю читать. Сейчас я безбожно ругаю себя за то, что не сохранил этот бесценный документ. Подробностей не помню, но суть сводилась к тому, что Виктор Петрович эмоционально хвалил наши программы за смелость и правду. Буквально в тот же день меня вызвал к себе Сагалаев и показал другое письмо, пришедшее из ЦК КПСС. Оно было написано Юрием Андреевичем Ждановым, ректором ростовского университета, сыном легендарного сталинского приспешника. Он просил высшие партийные инстанции разобраться с этими «возомнившими о себе, так называемыми, журналистами». Но время было уже не то. Отвечать что-то пришлось, но последствий это никаких не имело.
Именно поколение, воспитанное «Взглядом», бесстрашно вышло в августе 1991 года на защиту демократии к Белому Дому.
А страну развалили те, кто просто воспользовался ситуацией и решил под шумок урвать себе кусок пожирнее. Сначала они откусили от великой державы по собственной вотчине. А потом уже там оторвались по полной.
– «МузОбоз» Ивана Демидова унаследовал что-либо от «Взгляда»?
– Собственно говоря, он из него и вышел. Его создатели – автор и ведущий Ваня Демидов, и режиссер (а по сути – вдохновитель и продюсер) этого проекта Андрей Разбаш были «взглядовцами». На волне интереса к новым музыкальным именам и командам они справедливо рассудили, что должен появиться самостоятельный музыкальный молодежный формат. И исполнили его ярко, лихо и оригинально.
иван_икона

НЕ ПРО ЛЮБОВЬ

– Кто был любимым ведущим? С кем бы хотелось побеседовать?
– Все они были по-своему хороши. Но самым органичным ведущим я считаю Сашу Политковского.
Кстати, он не сразу проявил себя в «молодежке». Я помню его первый маленький триумф, когда все поняли, что появился ведущий со своим ироничным и прикольным почерком. На Московском фестивале молодежи и студентов в 1985 году он делал материал с какой-то площадки, где шел показ мод. И вот камера показывает смешанную группу моделей, состоящую из юношей и девушек, уходящих от камеры. И, вдруг, один из молодых людей в кепке оборачивается, и мы видим Политковского с микрофоном в руке, начинающего свой репортаж. Эффект был оглушительным.

ПолитокЩекочихинГоворухин
Кстати, этот самый, быстро ставший знаменитым, Сашин клетчатый кепарь был даже одно время экспонатом в музее революции на Тверской в экспозиции, посвященной августовскому путчу 91-го года. Наряду с обгоревшим троллейбусом, пострадавшим от столкновения с танком. Музея этого, как вы понимаете, сейчас уже нет.
Именно «Взгляд» сделал всех ведущих супер популярными телевизионными персонажами. И, кстати, первые плоды популярности мы пожинали именно с Политковским. Была неподалеку от Киевского вокзала очень модная пивная, которую народ почему-то прозвал «Сайгоном» Попасть в нее, как, впрочем, и в другие заведения такого рода, было тогда крайне сложно. Я знал кое-кого из барменов, и предложил нашей компании двигать туда. Пока мы стучали в дверь и пытались найти моих знакомых, охранник, вдруг, обратил внимание на Сашину кепку и заорал: «Какие люди! Политковский, ты?». Через секунду мы уже сидели за столом, нам несли свежее пиво и страшно дефицитную по тем временам воблу.
– Что было самым заметным и достойным в этом проекте?
– Мне нравился интерьер. По-моему, его придумал Малкин. Вариант квартиры, где есть и кухня, и кабинет, и гостиная. Это все было по тем временам свежо и привлекательно.
Достойно выглядели мушкетерское взаимопонимание и солидарность ведущих. Хотя, как я знаю, за кадром шло нешуточное соперничество, в эфире царила атмосфера раскованности и взаимовыручки.
– Что-нибудь раздражало в этой передаче?
– Мне никогда не нравилась заставка «ВИDа». Я даже на летучке об этом говорил. Застывшая маска китайского мудреца никак, по-моему, не соответствовала живому характеру программы и ее духу. Но, видимо, у отцов-основателей была другая точка зрения со своим глубинным смыслом. Я понимаю – Дао там, то да се, но причем тут всегда бурлящий и эмоциональный «Взгляд»?
– Это был новаторский эксперимент?
– Стопудово!

НЕ ПРО ТВ

– Помнишь ли какой-нибудь «взглядовский» сюжет?
– Запомнился больше всего Анатолий Кашпировский, гипнотизирующий больную на операционном столе в прямом эфире.
Я тоже «отметился» во «Взгляде» своим материалом. Как ни странно, о «Ласковом мае». В те годы гениальный комбинатор Разин, которого никто никогда в глаза не видел, расплодил кучу групп с таким названием и чесал по всей стране, втыкая флажки в завоеванные территории, чтобы не происходило накладок.
Меня тоже никто не знал. Я к тому времени в кадре практически не работал.
И вот я выпустил Андрея на Пушкинскую площадь в качестве корреспондента, который стал зазывать публику на встречу «с самим Разиным». В самый разгар появился я в роли «Ласкового мая». Все поверили. Начался ажиотаж. Потом произошел сеанс разоблачения. Подробности не помню, но сюжет получился смешным и поучительным.
– Тебе доводилось сравнивать «Взгляд» и «До и после полуночи» Владимира Молчанова?
– «До и после» появилось не на много, но раньше «Взгляда». В моей родной Главной редакции информации. Под руководством одного из моих наставников Ольвара Какучая. Режиссером был мой друг Андрей Плахов, который жарко рассказывал мне о новом чудо ведущем, с дворянской внешностью, феноменальной памятью и безукоризненной речью. Таковым и был, и остается Володя Молчанов. Конечно, передача сразу стала явлением. Тем более, что она часто поднимала ранее табуированные темы. Можно сказать, что она была предтечей «Взгляда». Только более рафинированной. И выходила всего раз в месяц. Некая такая отдушина. Это был маленький родничок. А «Взгляд» стал мощным потоком, рассчитанным на массовую аудиторию.

Разбаш_Познер
– Кого из «взглядовских» режиссеров кроме Константина Эрнста знаешь?
– Ну, первым делом – того же Малкина, тех же Разбаша и Демидова. По-моему, ко «Взгляду», был причастен и Серега Морозов. Насчет остальных – не в курсе.
– Помнишь ли «взглядовское детище» ТВ-6? Как оцениваешь?
– Ну, честно говоря, это, прежде всего, частное детище Сагалаева, и Тэда Тернера. Американцев потом, правда, выдавили. За этим еще стояли люди Гавриила Попова и Эдуарда Шеварнадзе. Потом присоединилась дополнительная куча акционеров.
ВИД, насколько я понимаю, участвовал в создании контента. Вспомнить можно «Акул пера», «Я сама», «Дорожный патруль». Какое-то короткое время, после закрытия на НТВ «Третьего глаза», выходила там и моя программа «Эра Водолея», делавшаяся на АТВ. А оцениваю я ТВ-6, прежде всего, как хороший бизнес Эдуарда Михайловича, первого в стране человека, который успешно капитализировал и продал телеканал.

НЕ ПРО СМЕРТЬ

– Какой версии убийства Влада Листьева отдаешь предпочтение?
– Самой простой – деньги не поделили. А кто конкретно – бог весть. Финансовых потоков было множество. Да еще каких! Дикий капитализм начинал показывать свое безжалостное звериное лицо.
– Первую и единственную премию имени Листьева получил Леонид Парфенов: кого бы наградил ты сегодня?
– Хотел ответить – никого, но потом подумал и решил, что я бы дал премию Эрнсту. Мне кажется, сам Влад поддержал бы эту кандидатуру. Одному Богу известно, как умудряется Костя, давно уже стававший Константином Львовичем, столько лет, в условиях все обостряющейся конкуренции, балансировать между, скажем так, госзаказом и очень качественным, зачастую неожиданным и, я бы даже сказал, высоким продуктом.

эрнст_лист
Представляю на сколько компромиссов, прежде всего с самим собой, ему приходится идти! Особенно памятуя его «бэкграунд» «матадора» и одной из самых ярких фигур перестроечного телевидения. И при этом он держит планку, и каждый раз находит, чем удивить требовательного и неангажированного телезрителя. Хотя таковых под рефлектором «зомбоящика» становится все меньше и меньше.

Леонид Яромольник и Константин Эрнст

– Знаешь, кто был кукловодом «мальчиков»? Или они действовали сами по себе?
– Они сами себе были кукловоды. Внутренняя самоцензура их берегла. Конечно, дергающих за веревочки было предостаточно. Начиная с Политбюро ЦК КПСС и ниже. Но я знаю, как любил идти на рожон Сагалаев. И под его крылом, я думаю, они чувствовали себя смельчаками. До той поры, пока веревочки не обрезали. Потом, как полагается – подполье. И – новые времена. А вообще-то не было, нет, и никогда не будет на телевидении тех, кто действует сам по себе. Всегда это – сложная система иерархии, зависимости и сервильности.

Сагалаев
– Был ли Эдуард Сагалаев одним из «архитекторов Перестройки»?
– Бесспорно, был. На телевидении он создал такие форматы и такую школу журналистов, которые почти постоянно работали на опережение. Он рисковал, хитрил, увиливал от начальственного прессинга, но, главное, нас всегда подталкивал к поступкам, к преодолению, к постоянному творческому поиску. Недаром, мы поздравляли друг друга с победой, когда высшее руководство не пускало какую-нибудь нашу передачу в эфир. Мы знали, что «Эдик» или, как мы еще называли «СЭМ», будет на нашей стороне и, хоть внешне подыграет начальникам, внутренне будет гордиться плодами своих выкормышей. К тому же, как человек по-восточному мудрый, он понимал, куда движется страна, и какие силы в ней, рано или поздно, возобладают.
– Верил в искренность и пассионарность журналистов в конце 80-х, будучи в их рядах?

Алференко-85
– Безоговорочно! Это ощущение, прежде всего, давали герои наших передач. Для меня первым счастливым моментом прикосновения к процессу перемен, когда я переметнулся после череды смертей генсеков из программы «Время» в «молодежку», была командировка в Новосибирск в 1985 году.
Меня послал туда Сагалаев для подготовки того самого революционного выпуска программы «12 этаж» с участием Гены Алференко. Это человек первым в СССР создал общественную организацию со своим юридическим лицом и финансовой самостоятельностью. Сейчас это кажется смешным, но тогда такие понятия были несусветной крамолой и антисоветчиной. Я лично привез Геннадия Алференко в Москву и он даже какое-то время жил у нас дома.

Алференко-2014
Тут он развернулся в полную силу, создал при «Комсомолке» Фонд социальных изобретателей, невероятно расширил круг единомышленников. Почти вся их армия прошла через нашу кухню на Покровке. Мы бились в эфире за педагогов-новаторов, передовых режиссеров, создателей клубов по интересам, первопроходцев в строительстве молодежных строительных комплексов (МЖК) и прочая, и прочая, и прочая. Михаил Щетинин, Карен Раш, супруги Никитины, Борис Бим-Бад, Евгений Королев, Александр Радов, Вячеслав Спесивцев и (вы не поверите!) Сергей Кургинян
Список этот можно продолжать до бесконечности. Потенциальная их мощь сподвигла государство принять закон о кооперации. Вот уж воистину поворотный момент в истории страны! «Взгляд» подхватил и продолжил этот неудержимое течение. «Пресс-клуб» тоже кипел и булькал. Все передовые журналисты стекались под крыло Киры Прошутинской. От неистового Юры Щекочихина до трибунного Димы Быкова. Подтягивались и политики разных мастей. Именно здесь впервые появился еще никому неведомый Жириновский, который сразу же проявил себя во всей красе, беря слово по поводу и без повода и не давая никому рта раскрыть. Где-то в канун наступления 1991 года я спел на «Пресс-клубе» песенку про зеркальный год. Она оказалась во многом пророческой.

«Мы в единой упряжке
Да не чуем шлеи,
А грехи наши тяжки,
В кучерах – холуи.
И по вечному кругу,
Выгорая дотла,
Мы все скачем, друг другу,
Закусив удила.
На витке нашем новом
Будет тьма перемен:
«Взгляд» сольется со «Словом»,
«ТСН» с КВН,
«Время снимут с эфира,
И в решительный бой
Прошутинская Кира
Поведет за собой.
Ну, а если без шуток,
В этот сумрачный год
Будет страшен и жуток
Наш летальный исход,
И огнем среди ночи
Станет наша стезя,
И остаться нет мочи,
И ухать нельзя.
Год счастливого счета –
Что туда, что сюда.
Как же все же охота
Быть собой, господа!
Только цифр оправа
И пророчит и жжет:
В ней и слева, и справа –
Девятнадцатый год!»

Уже в августе наступившего зеркального случилось то, что случилось. Мы все были в отпуске, но при первых же услышанных словах из заявления ГКЧП бросились в АТВ. Были на нашем пути и танки, и баррикады и Белый Дом, из которого мы звонили Кире и просили сообщить домашним, что с нами все в порядке.
А потом победила демократия. И вышел наш фильм «Дни отпуска». И АТВ получило четвертый канал, где мы с Дибровым были ведущими и главным редактором, и главным режиссером соответственно. И название программы «Время» на время исчезло из телевизионной сетки.
И именно поэтому возникло «Времечко», которое Дима придумал с Новоженовым, а я подсказал название. Но появилось и что-то еще. Неведомое и безжалостное. И оно стало неумолимо двигаться и, как сказано у классиков, падать стремительным домкратом. Но это уже совсем другая история…
– Какой ТВ-проект можно считать нынешним аналогом «Взгляда»?
– Ну, если только «Дождь». И то не всегда. В лучших своих программах и ведущих. Но кураж как-то потихоньку стал у них проходить.
Говоря о «Взгляде» невозможно не вспомнить его основного куратора – Анатолия Григорьевича Лысенко. Втройне обидно, что один из отцов-основателей этой легендарной передачи, возглавив «Общественное телевидение», вместе с еще одним «нашим» Сашей Пономаревым, по каким-то причинам не сделал его событием. А ведь мог бы!

politok_lysenko
И вообще бунтарский дух «молодежки», «Авторского телевидения», «ВИДа» практически выветрился из телевизионных каналов. Одна надежда на Интернет. В ближайшее время повсеместно в мире и, может быть, чуть позже, в России вместо телевизоров будут стоять или висеть большие экраны-мониторы, управляемые, как сейчас все наши телеящики, одним единственным пультом. Только в нем, помимо сотни-другой федеральных, спутниковых, кабельных телеканалов будут все те источники контента, которые сейчас уже существуют отдельно в веб пространстве.
И тогда рухнет монополия монстров. И бороться за внимание зрителя можно будет только с помощью таланта, правды, смелости и креатива. То есть, с помощью всего того, что сполна было во все времена у «Взгляда». Царства ему интернетовского! Аминь!

Фото из архивов И.Кононова и ИД «Новый Взгляд»


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий



««« »»»