Дипломат Панайотов

ПАНАЙОТОВ

Александр ПАНАЙОТОВ в беседах с журналистами проявляет себя как дипломат порою.

– Александр, когда – я всегда такой вопрос задаю – когда вы последний раз были в своем родном Запорожье?

– Я был несколько лет назад. Повод был печальный – у меня умирала бабушка. И вот, собственно, тогда я и приехал. После того я не приезжал. То есть я все время маму вызываю к себе в Москву.

– Она не хочет переезжать?

– Ну, там у меня вся семья, и там сестра, и мама, и племянница. И в общем конечно в таком возрасте очень сложно менять вообще геолокацию.

– А сестра старшая? Как зовут?

Екатерина.

– Чем занимается?

– Она тоже повар, как и мама.

– У вас же наверное не только семья, но и друзья остались в Запорожье? Вы как-то обсуждаете нынешнюю ситуацию, которая сейчас между нашими странами?

– Стараемся не обсуждать это. Вы знаете, у людей кардинально почему-то всегда разные мнения. Одни верят той информации. Другие приверженцы этой информации.

– У вас же как раз уникальная ситуация. Вы же можете сравнивать информацию…

– К счастью для себя, я особо не вникаю вообще ни в какую информацию, и стараюсь не делать никаких выводов. Потому что я знаю, что и там, и там, и везде что-то где-то не договаривают, что-то где-то приукрашивают. И все равно всю правду на самом деле никто никогда не узнает. Знают только первые лица какие-то.

Это информационная война прежде всего. Идет колоссальное давление и с той, и с другой стороны на массы. Мне это не очень нравится, когда на массы влияют подобным способом, в агрессивной форме. Когда выливается это все в войну.

– Но артистам сложнее. Вы же не можете выступать только в московских клубах. Если вас куда-то пригласят, вы должны принимать решение, поедете вы в Одессу, допустим, или не поедете. Поедете в Крым, если позовут, или не поедете. Вы же должны это держать в голове или нет?

– Ну, все по обстоятельствам, знаете. То есть я вообще, скажем так, редко когда вникаю. То есть, если меня ждут где-то, я туда еду, для меня это показатель. Я крайне редко даю согласие не какие-то выступления. Даже сейчас, просто даже в минус мне идет по материальным планам. Но я очень настойчив в плане райдера, ну, кто не знает, что такое райдер, это звук, да.

– Да, объясните. Набор некоторых условий.

– Условий, да, по звуку, по музыкантам. И я, конечно же, чаще всего отказываюсь, потому что люди не могут предоставить те или иные условия. Ну, а если они делают это для меня это большой показатель, что меня очень ждут. То есть я давно для себя сделал выводы, что если тебя где-то ждут, то стоит туда идти, а не просто так. То есть я не хочу быть какой-то разменной серой массой, для меня это хуже всего.

Е.Д.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Главная роль главного героя
«Джейн берёт ружьё»: Натали Портман спасает мужчин
Похолодание в аду
Зверополис: звериная утопия
«Милый Ханс, дорогой Петр»: Одержимость стеклом 
Баядера 2.0
Коротко
Случай в метро. Монолог одного вокалиста
Если не любовь
Башмет, man in black
Наталья Сенчукова: «Я почти ничего не замечала»


«««
»»»