Вибрации Rомантики

 Rомантики

Казалось бы, все возможные песни о любви давно спеты. Но только не для ребят из московской группы «Rомантики» – в их дебютном альбоме «Вибрации» любовь обретает новое дыхание! Сочетая в себе черты русской и англо-американской культуры, «Rомантики» очень свежо говорят о главном, их музыка – живое продолжение традиции Radiohead, Muse и Coldplay. Творчество «Rомантиков» 1 марта будет представлено публике в столичном клубе «China Town», где состоится презентация их дебютного альбома. Не обойдется без сюрпризов от музыкантов – на одной сцене с ними выступят именитые участники групп «Наутилус Помпилиус» и «Мумий Тролль».

В интервью порталу NewLookMedia солист Роман Золототрубов и гитарист Дмитрий Шевцов поделились секретами записи своего альбома, рассказали, что они думают о связи политики и музыки, и почему не вписывают себя в ряды групп «русского рока».

 

 

– В старые времена у наших рок-музыкантов существовала популярная фраза: «Услышал The Beatles – и понял, зачем живу». А вы могли бы сказать такую подобную фразу? Например, «Услышал Radiohead…».

Роман: В 1997 у меня была несчастная любовь, и в это же время я впервые услышал альбом «ОK Computer» группы Radiohead. В этом альбоме есть песня «Let Down» – я плакал, когда слушал ее! Ведь там такая вселенская грусть. С тех пор я захотел исполнять подобную музыку. Я понял, что свои чувства и переживания можно сублимировать через тексты и музыку.

Дима: Для меня таких групп очень много, и мне важнее конкретные песни, чем группа в целом. Например, недавно услышал песню Юлии Чичериной «Главная Тема». Она мне очень понравилась и запомнилась, потому что любовь – это главная тема на все времена. И вот сейчас я могу сказать, что на ближайшую неделю понял, зачем живу!

Rомантики

– Пишут, что в вашем творчестве генетически заложен синтез двух культур: российской и англо-американской. А что в ваших песнях есть от российской культуры, помимо текстов?

Дима: Наверное, это душа, это восприятие мира. У русского человека душа многогранна, широка. У нас совсем другое восприятие мира, чем, к примеру, у англичан. В своих песнях мы стараемся показать глубокий смысл. Он виден прямым текстом, но, наверное, только русский человек прочтет еще что-то сильное между строк.

Роман: А еще в них заложена русская грусть и тоска. В наших песнях есть нечто светлое, и, что самое главное – в них есть надежда.

– Давайте поиграем в «машину времени» – только не в смысле Макаревича. Что 20 лет назад вы сказали бы себе сегодняшнему?

Дима: Я бы сказал: «Дима! Жги, никогда не останавливайся! Никого не слушай, и будь таким, каким хочешь ты, а не таким, каким хочет тебя видеть общество!». Если честно, то когда-то я себе так и сказал – и стараюсь этому следовать.

Роман: А я бы еще добавил: «Не бойся ничего, у тебя все получится! И не перебарщивай с алкоголем и компьютерными играми!».

– Есть ли на дебютном альбоме «Rомантиков» какие-нибудь особо важные для вас идеи, сюжеты, наиболее близкие вам тексты?

Роман: «Вибрации» – концептуальный альбом! Здесь одна тема вытекает из другой. Так, например, первая песня «Когда вырасту» про то, о чем мечтает любой мальчик в подростковом возрасте. Далее в альбоме идет история этого подросшего мальчика – он влюбляется, ему хорошо с девушкой. Потом, следующая песня – первая боль из-за расставания, страдание. В итоге он берет себя в руки, и у него появляется надежда на новую любовь. Заключительная песня «Вместе» – он встретил новую любовь. И все эти тексты пропущены через нас.

Дима: Я выделю одну песню, которая мне наиболее близка – «Повезло». Для меня здесь важна фраза «Пусть всем назло нам повезло, я твой пленный, искал тебя по всей вселенной». У меня была любимая девушка, и когда мы играли эту песню, я всегда представлял ее, будто для нее исполняю. Один раз она не смогла прийти на наш концерт. Я позвонил ей прямо со сцены, и, включив телефон, положил его у колонки, когда мы играли эту песню. Это был очень яркий момент в моей жизни. Еще, конечно, мне близка песня «Вибрации», потому что я был на «КаZантипе», и мне нравится все, что происходит там.

– Вы считаете, что рок-музыка должна быть далека от политики? Могли бы вы, например, написать и исполнять песню протеста?

Дима: Мне лично политика не близка, и я считаю, что когда музыка смешивается с политикой  – это уже не музыка. Также я думаю, что марши протеста – чушь, и вместо них лучше работать для своей пользы и для пользы страны. У меня нет никакого протеста, я всегда весел и счастлив.

Роман: Да, «Rомантики» вне политики. Мы своими песнями протестуем скорее против цинизма, меркантилизма, лицемерия современного общества.

– В Википедии написано, что ваш стиль – «пост-брит-поп» – это «жанр брит-попа, используемый в качестве музыки для саундтреков, торговых центров, баров и ночных клубов». Судя по вашему опыту, это так – или не совсем?

Роман: Для нас это не совсем так – наш громкий и плотный саунд не позволяет развернуться в полную силу в клубах и барах. Наша музыка скорее подходит для больших площадок и стадионов.

Дима: Как-то я говорил, что не люблю давать шаблоны группам и музыке, их придумали критики. Мы играем то, что нам нравится, и любая группа играет свою неповторимую музыку, которую далеко не всегда можно подогнать под тот или иной стиль.

– Что наполняет вашу жизнь в свободное от рок-музыки время? Может быть, есть какие-нибудь интересные хобби?

Дима: Я – коллекционер ярких моментов и воспоминаний. Люблю прыгать с парашютом, кататься на сноуборде и на мотоцикле. И на это могу тратить все свои деньги! А еще я неплохой кинолог – например, научил своего стаффордшир-терьера лазить по деревьям. Некоторые даже считают, что это теперь – единственная в мире «древолазающая» собака.

Роман: А для меня хобби – это чтение книг и воспитание своих детей.

– Расскажите, как вы записываетесь? Сколько ошибок и неровностей исправляете, насколько позволяете записи сохранить свою спонтанность, эмоциональную честность?

Дима: Если быть честным, то мы, конечно, исправляем ошибки на записях. Однако у нас есть много партий, где, если прислушаться, все звучит с небольшими огрехами. Это делает музыку более живой даже в студийной записи. Для меня это не является ошибками – мы ведь пишем музыку для людей!

Роман: Скажу в целом – альбом «Вибрации» записывался около двух лет. На запись каждой песни сначала уходило около месяца. Затем, в процессе сведения, на каждую песню делалось около пяти-шести вариантов с разным саундом, из которых в итоге, при мастеринге, выбиралась только одна версия.

Rомантики

– Считаете ли вы себя единомышленниками? Или наоборот, разные мировоззрения создают единое целое, вашу группу?

Роман: Безусловно, мы единомышленники, и имеем сходные точки зрения по разным вопросам.

Дима: Скорее не соглашусь – у нас с тобой, Рома, в чем-то разное мировоззрение. Но это дает нам энергию! Рома сочиняет тексты и музыку, он придумывает весь мир, который называется «Rомантики». А мне просто нравится этот мир, он мне близок, несмотря на наши различия. Играя, я погружаюсь в этот мир, проецирую Ромины песни на свою жизнь, на свои поступки.

– Существует точка зрения, что русский рок – это поэзия, стихи, исполняемые под музыку. А вы считаете себя скорее поэтами в музыке – или наоборот?

Роман: Когда я сочиняю песню, сначала рождается музыкальная мелодия, а затем на нее придумывается текст – музыка первичнее текстов. Но, тем не менее, чтобы написать хороший текст, чувствовать ритмику текстов, надо быть неплохим поэтом.

Дима: Мы считаем, что «Романтики» – это не русский рок! И это главное!


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий



«««
»»»