Феномен бульварной прессы 

Давайте отбросим в сторону академизм, снобизм и брезгливость и скажем прямо: “желтая” пресса – это все-таки интересно (хоть и грязно, ненаучно и обычно весьма паршиво написано – это факт). 

Так или иначе, отрицать популярность “желтой” прессы просто бессмысленно. Если вы все еще верите в человечество, можете обратиться ко вполне научным исследованиям TNS Gallup, которые тут же спустят вас с небес на землю: у “Коммерсанта” рейтинг 0,3, а “Комсомольская правда” собирает аж 3,8. Шутки в сторону. Желтая пресса популярна, а серьезная, прямо скажем, не особо. Голая грудь Жанны Фриске сегодня оказывается интересней, чем последнее заявление Дмитрия Медведева. Хотя казалось бы, Жанна Фриске, а тем более ее обширные таланты, куда меньше знают о том, что ждет нас в будущем – каждого из нас и всю страну в целом. Нелогично? Абсолютно. Но с цифрами трудно спорить. 

Что случилось? Хотелось бы верить, что уклон в сторону развлекательной журналистики произошел из-за того, что рынок серьезной прессы был в свое время перенасыщен. Вспомним СССР, когда в прессе не появлялось вообще ничего интересного: журналисты рассказывали нам о том, как прекрасна наша страна, какой рекордный урожай получился в Краснодарском крае и как доярка Петрова рекордно надоила своих коров. По сути развлечений в прессе той поры было по минимуму. Стукнул 1991 год, и в прессе начались определенные подвижки в сторону растущей развлекательной функции. По инерции журналисты все еще вещали о том, что происходит в Кремле и пытались прогнозировать дальнейшее развитие событий, однако, уже тогда первые ласточки бульварной прессы, первые “желтоватые” статьи в “Комсомолке” получали больший интерес аудитории. Тогда еще это можно было отнести к новизне такого рода журналистики, к интересу читателя ко всему новому, однако, последующее развитие событий доказало, что дело было вовсе не в этом. Уже тогда аудитория хотела получать больше развлечений и меньше официоза. Просто тогда аудитория об этом еще не догадывалась. 

Конечно, развлекательная пресса в каком-то виде существовала и тогда, на заре 90-х. Более того, она существовала и во времена перестройки, и даже раньше. Однако тогда о ее значимой роли говорить не приходилось. Теперь же на арене возникла «Экспресс газета» (1994 г.), заявившая себя как «первый русский таблоид» и получившая очень неплохие продажи. Именно с нее и началась история триумфального восхождения “желтой” прессы на олимпы рейтингов. Развитие последовало в 2000 году, когда на рынок выбросили принципиально новое издание – газету «Жизнь», являющуюся по сути клоном культовой газеты «Sun». Газета тут же получила феноменальные рейтинги и любовь аудитории.

Любовь к “желтизне”, нарастающую с каждым годом, замечают не только в России. И в США, и в Европе люди чаще обращаются к новостям о Бритни Спирс, нежели о НАТО. Это, к слову, становится и новым оружием политиков. Все мы с интересом следили за прошедшими недавно выборами в президенты США. И лично я, например, недоумевала от тактики, принятой выигравшим Бараком Обамой – вместо того, чтобы ставить акценты на своем политическом курсе, кандидат, признаемся, больше занимался шоу-бизнесом. Обама обращался к звездам, заручился поддержкой Опры Уинфри и даже выпустил предвыборный саундтрек. Его речь была засемплирована репером Will.i.Am и превратилась в хит “Yes we can”, который не слышал разве что ленивый. Менее гибкий МакКейн только предъявлял ему обвинения в том, что Обама больше заботится о своем имидже, нежели о политике, однако, эти обвинения тонули в многоголосье фанатов Мадонны, скандировавших на ее концертах лозунги в поддержку чернокожего кандидата. Почему Обама выбрал именно такой путь борьбы? И почему эта тактика оказалась настолько выигрышной?

Даже ученые, изучающие постиндустриальное общество, говорят о том, что “желтизна” шагает по миру семимильными шагами, захватывая все большую и большую аудиторию. Это связано с тем, что современное “информационное” общество настолько перенасыщено, темпы развития цивилизации настолько ускорены, что социальная психология меняется на глазах. Личность, даже просто скользящая по поверхности этого информационного потока, не успевает за новизной, быстротечностью и разнообразием информации и просто устает. Уставший мозг “обычного” человека чаще всего предпочитает более легкую информацию, которая позволяет не перегружать психику. Стремление уйти от стрессов и проблем породило эскапизм – бегство от реальности, что способствует популярности развлекательных средств массовой информации. «Пожелтение» СМИ как социальное явление оказало существенное влияние на изменение массовой психологии общества.

Однако интересно и другое. Издания, ранее позиционировавшие себя как серьезные и в высшей степени информативные, в какой-то момент стали обращаться к тем же методам, что и желтая пресса. Вспомним легендарный уже выпуск “Коммерсанта”, где Рафаэль Акопов, комментируя продажу “Комсомолки”, выразился весьма нецензурно: “А нам пох…” – заявил Акопов, а “Коммерсант” просто взял и перепечатал, просто так, без купюр. И получил рекордные результаты в индексе цитируемости. 

Понятно, что и деловым, серьезным изданиям интересно получать большие рейтинги – это в первую очередь гарантирует денежные компенсации, которые не вредили еще ни одному издателю. Поэтому даже та пресса, которая брезгует новостями о звездах шоу-бизнеса, порой обращается к методам бульварных газет. И с каждым годом отличить деловое издание от развлекательного становится все сложнее и сложнее. Не будем здесь обращаться к моральной стороне вопроса – это ни к чему. Понятно, что процесс “ожелтения” пока что только начинается и с течением времени будет развиваться – может быть, когда-нибудь мы с ностальгией утрем слезу и скажем внукам, что в наше время существовали газеты и даже интернет-порталы, которые писали исключительно о политике и экономике. 

Однако реалии современного мира меняются, и под них надо уметь подстраиваться. Стоит задуматься – а не из-за того ли мы сейчас наблюдаем тот самый кризис, поглотивший мир, что просто не успеваем свыкнуться с новым миром, в котором нам уже сейчас приходится жить? Может быть, дело вовсе не в доуджонсе и акциях, может быть, вся мировая система перестраивается на качественно новый уровень (а средства массовой информации в этом играют далеко не последнюю роль), а мы пока просто не в состоянии принять эти изменения? Что ж, поживем – увидим.

Появление “желтой” прессы в России было процессом специфическим – еще в дореволюционные времена существовала газета “Копейка”, которая позиционировала себя как издание для низших слоев населения – об этом говорила и цена газеты, и ее информационное наполнение. Однако российский XX век в большинстве своем прошел без “желтизны” по вполне понятным причинам. 

Начало бульварной прессы и ее триумфальное шествие можно отнести к 1986 году, когда в «Московском комсомольце» вышла статья Евгения Додолева про проституток. Говорят, что и сегодня автор нередко вспоминает этот сюжет – тогда это был серьезный прорыв, потому что тогда пресса была пропагандистом и агитатором и не стремилась никоим образом развлекать читателя. Такие публикации стали появляться нечасто, примерно раз в полгода, и производили на публику эффект разорвавшейся бомбы – это было в новинку, это было свежо и интересно. 

Потом, в 1987-1988 гг. подряд пошли публикации про Горбачева и про частную жизнь знаменитостей. Очередной прорыв – передача «Телевизионное знакомство» с Урмасом Оттом, где ведущий опрашивал Аллу Пугачеву не о том, какие у нее творческие планы (приевшаяся зрителю банальщина), а о том, сколько стоила ее новая дача. Как раз такие “жареные” факты были гораздо более интересны зрителю и, соответственно, читателю. Однако такие явления в то время были скорее точечными, и говорить о тенденциях пока не приходилось. Хотя уже тогда стали появляться издания, игравшие на таких “жареностях” («Московские новости», «Московский комсомолец», «Аргументы и Факты»). Борис Моисеев, например, до сих пор гордится тем, что в интервью газете “АиФ” заявил: “Я гомосексуалист и горжусь этим”. Это был еще не рынок, и даже диким рынком назвать это было нельзя. Тогда была пресса коммунистическая, и во главе угла все же стояла политика. Однако советская власть закончилась, и газеты стали больше ориентироваться на желания потребителя. 

В этом разрезе интересен пример “Комсомолки”: в советские времена “КП” выпускалась тиражом 20 или даже 30 млн. экз. и даже попадала в Книгу рекордов Гиннеса. Однако когда в 1992-ом газете урезали госдотации, она оказалась совершенно нежизнеспособной. Редакции пришлось принимать решительные меры – чтобы выжить на рынке без мощного государственного плеча, “Комсомолка” обзавелась пятничным номером, в котором появилась статья “Порнуха вороной масти». Фактически эту статью можно назвать первой чисто бульварной в России – это и определило дальнейшую политику издания, которая до сих пор себя в полной мере оправдывает: рейтинги у “КП” запредельные. 

Тогда же переформатировался еженедельник «Собеседник», тоже бывшее приложение к «Комсомолке», который изначально в 84-ом году создавался как задушевный разговор с читателем. Оказалось, что на самом деле читателю никакой задушевный разговор не нужен, и “Собеседник”, первая советская цветная газета (таблоид же должен быть цветным), пошел тем же “желтым” путем. Вряд ли по какому-то конкретному замыслу, но косяком пошли статьи с заголовками, например: “Поэта Блока не было. Вместо него стихи писал Корней Чуковский“, или “Статуя Дзержинского сделана из чистого золота, потому что КПСС прячет свои деньги” – типично “желтые” материалы. В ту же область занесло и “Московский комсомолец”, однако, рынка как такового в начале 90-х еще не было. Точнее он уже начинал создаваться, но еще не структурировался. 

Определенные подвижки начались в 1994 году, когда была сформирована “Экспресс газета”. У “ЭГ” до сих пор указано на первой полосе, что они являются “первым российским таблоидом”. Там были вымышленные новости и “фикшн” – обязательная составляющая таблоида, когда пишут некую историю, которой на самом деле не было, но никого это не волнует, потому что ее просто интересно читать. Это и была первая поворотная точка развития бульварной прессы в России. Потом пошло все остальное. 

Еще один рубеж – это 2000-й год, когда газета “Ульяновские губернские ведомости” переехала всей редакцией в Москву, переименовалась в “Жизнь” и стала делать клон газеты “The Sun”. Именно в тот момент рынок “желтой” прессы в России оформился и структурировался. Не до конца – до уровня бульварной прессы США или Европы России еще предстоит дорасти, однако, произойдет это только в тот момент, когда до того же уровня дорастет рынок рекламы и так называемых celebrities. К сожалению, пока что для полноценного развития этого сегмента медийного рынка России просто пока что не хватает условий. 

Выполнила Ира ДОБАШИНА (по материалам личных бесед с бывшей колумнисткой “Большого города” Аленой Лыбченко)

http://community.livejournal.com/lunchonthegrass/125723.html


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

И сыграет, и споет
«Компенсация» от Веры Сторожевой
Замахнулась на Шекспира
Журналистика по версии DOPINGPONG ДИМЫ МИШЕНИНА
О легендарном фотографе
«Американец» с Джорджем Клуни
Игорь Сорин по-прежнему с нами
Фильм про Ландау
Миниэлементы Люка Бессона
Эпоха 50-х на “Планете 51″


««« »»»