Подлинная история путанских публикаций

Рубрики: [Додолев]  

Ровно четверть века назад, 20 ноября 1986 подписчики не получили «Московский комсомолец». Не вышла газета. Вышел скандал. С утра, вскоре после т.н. «топтушки» в редакцию нагрянули гости. Из КГБ СССР, МКГ ВЛКСМ и ЦК КПСС.

Впрочем, по порядку. Осенью ранней в газете вышел мой очерк «Ночные охотницы», гдн – о ужас! – была сделана заява что в Стране Советов по сию пору не изжит капиталистический порок – торговля телом. Хотя в эфире телемоста Ленинград—Бостон («Женщины говорят с женщинами»), который всего за 4 месяца до описываемых разборок (17 июля 1986 года) провел Владимир Познер было заявлено: «В СССР секса нет!». Спустя месяц главред «МК» Павел Гусев вызвал меня к себе. У него в кабинете расположился какой-то улыбчивый брюнет и Пал-Николаич, обращаясь ко мне, хмуро поинтересовался:

— Ну что, Додолев, довы…вался?

И представил мне полковника госбезопасности. На меня это особого впечатления вопрос не произвел, глаза у Гусева были веселые, да, собственно, ничего страшного и не случилось. Чекист, выяснилось, пришел лишь потому, что хотел предложить продолжить изучение темы. Покровительственно пояснил: «Вы еще не все знаете». И добавил, что проблема продажной любви за имеет ряд других, неведомых мне аспектов. Выяснилось, что в Московском управлении была создана спецгруппа после газетной публикации, которая пасла меня и моих коллег, пытаясь выяснить детали: кто и зачем написал о жрицах любви.

Ну а смысл был таков: Старая Площадь считала, что проституции в стране нет, а Лубянка полагала, что оч даже есть. И – самое существенное – валютные (путаны, по тогдашней терминологии) вносят неразбериху в неконтролируемый валютооборот. Консенсуса эти две ветви власти в данном вопросе не находили. Вот комитетчики и решили использовать власть №4, слив мне фактуру. Я по-пионерски наивно заявил, что готовый текст показывать никому, кроме редактора не намерен. Однако, их не парила публицистическая оценка ремесла, важно было как бы залитовать сам факт: проституция есть и будет есть, причем вполне сытно.

В принципе, я, как правило, все материалы просто надиктовывал в машбюро машинистке Наде, но этот – «Белый танец» сочинял дома: мне сказали, что оперативные материалы в редакцию таскать нежелательно. Наваял больше чем но полосу. Сокращать не стали. Решили публиковать в два этапа. Насколько помню, мне помогали коллеги: редактор отдела коммунистического воспитания Лена Василюхина и Петр Спектор, который рулил спортотделом. Задача была – сбалансировать на грани, не спровоцировав подразделение Главлита СССР (которое осуществляло официальную цензуру). Спектор, с которым мы вместе грызли гранит науки на матфаке МГПИ, насколько помню, всегда меня осуждал за то, что я ненастоящий, мол, журналист. Не заморачиваюсь насчет того, выйдет материал или нет, поменяют заголовок или оставят, отметят на «летучке» или нет. Без него, пожалуй, «Белый танец» не получился бы ритмичным, Петя реально мне помог. Возвращая мне рукопись со своими пометками, сказал:

— Завтра проснешся знаменитым.

Цензура, естественно, текст из номера сняла. Гусев взял ответственность на себя, попросив своего зама Шевчука, отправить полсы в типографию.

И там четко было проанонсировано: продолжение – в следующем номере. Но, на следующий день газета, напомню не вышла. Продолжение было опубликовано лишь 21 го. С купюрами. Приехали, как я отметил, и чекисты. У них же там много управлений было. И «зарестовывать» приехали, естественно, не те, которые слили фактуру, а те, которые спустя пять лет вместе с экс-спекулянтом Володей Гусинским выстраивали УЖК (уникальный журналисткий коллектив) на НТВ…

Два дня (19 и 20) бурлили терки, Гусев куда то отъезжал, ходил мрачный, а потом редколлегия выправляла вторую часть злополучного «Белого танца». И продолжение было опубликовано лишь 21 ноября. С купюрами и какой то херней, явно надиктованной моралистами из ЦК. Закончилось все репортажами CNN и BBC ONE. Ну и… закрытым постановлением ЦК КПСС, скорректировавшим советское законодательство: в Административный кодекс была внесена статья 164-2, карающая за занятие проституцией штрафом в 100 рублей. А ныне в соответствии со статьей 6.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), те же самые шалости караются административным штрафом от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей. То есть – в масштабах цен – абсолютно то же самое! Да, с тех поры в отрасли немногое, по-моему, изменилось. Ну, я про первую древнейшую, а не про вторую.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий



««« »»»