Уходящая натура

Не так давно в Ереване проходил Форум стран СНГ и Балтии «Перевод как гравитационное поле взаимопроникновения культур», где собрались сливки переводческой элиты советского времени, в первую очередь те, кто переводил с одного языка «народов СССР» на другой. Ведущая роль, естественно, принадлежала поэтам.

Обсуждались такие изысканные темы, как соответствие или несоответствие ритмического строя тех или иных языков или произведений одного и того же автора на разных языках. Со страстью читались фрагменты своих и чужих текстов. Лучшие представители интеллигенции до хрипоты спорили о переводческом наследии Валерия Брюсова и т.д.

Не буду перечислять имена участников – от всемирно известных ученых и публицистов до специалистов, знаменитых в узком слое знатоков своего дела. Замечу лишь закономерное преобладание людей с армянскими фамилиями, корнями или связями. Тут и я вспомнил своего деда – партийного деятеля и дипломата Александра Бекзадяна, которого не знал, поскольку он погиб в лагере за семь лет до моего рождения. Здесь – в Доме писателей Армении – я уже со стыдом признавался, что армянского языка не знаю и не знал, хотя приглашен был не как переводчик, а как ведущий телепрограммы «Культ кино».

В контексте рабочих дискуссий почти не ощущалась помпезность всего мероприятия, организованного исполкомом и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества СНГ и Министерством культуры Армении и Армянским обществом культурного сотрудничества с зарубежными странами. К моменту моего появления высокие российские гости из Администрации президента и Федерального агентства по культуре и кинематографии уже уехали, а Асмик Погосян – министр культуры Армении – выделялась среди окружающих, пожалуй, лишь своей молодостью.

Действительно, возраст выступавших колебался от 60 до 80 лет. Представляли они соседнюю Грузию, Беларусь и Украину, Казахстан и Таджикистан, на удивление, все страны Балтии и, конечно, Россию, причем не только московские и петербургские вузы и издания, но и Пятигорск, Иркутск и Рязань. Здесь я с удивлением узнал, что в Рязанском государственном университете им. С.Есенина существует кафедра языкознания и межкультурного общения, где, по-видимому, уже поняли и оценили роль культурного контекста в языковых (и не только языковых) процессах.

Огорчило другое – господствующая интонация «плача Ярославны» по золотым советским временам (естественно, с оговорками) и практически полное отсутствие молодежи (даже в самом широком академическом смысле, то есть людей моложе 50 лет) среди выступавших и даже участников (армянские аспиранты лишь технически обслуживали Форум).

Это отсутствие особенно остро ощущалось на «еретическом» «круглом столе», который мне поручено было вести. Он весьма предвзято назывался «Проблемы перевода и распространения недостоверной информации и низкопробной художественной литературы в странах СНГ и Балтии». Поскольку вся окружающая нас информация в той или иной степени недостоверна, а действительную пробу художественных произведений определит время (лет через двести), я переименовал тему: «Роль перевода в современном мифотворчестве» и, по своему обыкновению, выступил «адвокатом дьявола» – глобализации массовой культуры. Мне, конечно, не удалось переубедить моих оппонентов, дружно утверждавших, что в эпоху рыночной экономики и либеральных псевдоценностей наступил период всеобщего кризиса и упадка, гибели элитарной культуры под натиском жаждущих хлеба и зрелищ масс. И – самое трогательное и смешное – я им глубоко сочувствовал, невольно вспоминая кинотермин «уходящая натура», в данном конкретном случае уступающая место «фабрике звезд».

Кирилл РАЗЛОГОВ.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Компания” (www.ko.ru) №38 (481) за 2007 г. (главный редактор Евгений Ю.Додолев).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Имя обязывает
Здорово, что Митяев не только бард
В окружении выдающихся
DVD-обзор
Планы Большого


««« »»»