МИФ О “РУССКОМ ФАШИЗМЕ”

Что там, в огромном котле под свинцовой крышкой с надписью “КПСС”?

Об этом десятки лет думали и гадали советологи, диссиденты, просто мыслящие люди. Какие черти прячутся в тихом омуте советского общества?

Оптимисты почему-то искренне верили, что когда уберут коммунистов, то “темницы рухнут, и свобода вас встретит радостно у входа”.

Пессимисты считали, что попадем мы из огня да в полымя. Что по сравнению с коммунистическим режимом может считаться чем-то еще худшим? Конечно, только фашизм, русский фашизм.

Причем сам этот “русский фашизм” рисовался по эскизам и макетам самым разным – не то толпой черносотенцев начала века, не то просто “классическим” нацизмом, не то сталинизмом-1937, не то поздним имперско-шовинистическим сталинизмом начала 50-х годов.

В прогнозах всегда превалировал страх. Страх профессиональный, страх профессора-советолога, чувствующего эту загадочную русскую имперскую душу, душу проклятой “империи зла”. Страх национальный, страх еврейского интеллигента в Москве, который “потрохами помнит” предпогромную зиму 1953 года, когда слово “жид” по единому проездному каталось во всех трамваях и автобусах и, громко топая, разгуливало по всем коммунальным кухням.

Страх социальный – вечный ужас российского интеллигента, который, с одной стороны, твердо из всего Пушкина запомнив “не приведи Бог увидеть русский бунт бессмысленный и беспощадный”, страшно боится “народного фашизма”, фашизма вырастающего “снизу”. Но с другой стороны, интеллигент не меньше боится и ненавидит и начальство, на него давит бетонный подвал Лубянки. Вот он и мечется между тем и другим, между страхом остаться без “защиты” тоталитарного государства и страхом задохнуться в пудовых объятиях этого государства, которое в любой момент может обернуться государством откровенно фашистским.

К середине 80-х годов страхов по поводу предстоящего краха “мягкого коммунизма” (“коммунизма маразма” брежневской эпохи) хватало. Можно было бояться, что из лопнувшего “змеиного яйца” вылезут самые разные монстры – неосталинистская диктатура, русский нацизм, русский бунт, перерастающий в новый большевизм с ядерными бомбами.

Отсюда и повышенная общая нервозность в течение всех этих лет, при упоминании “контрольного слова” “русский фашизм”. Однако хоть много раз дергались на крик “волки!”, ничего и отдаленно похожего не было в России. Ряженые крикуны вроде “Памяти” при всем желании, при всех своих потугах никак, ну, никак не могут восприниматься всерьез. И вечный аргумент “у Гитлера вначале тоже было мало сторонников” здесь не работает. Сторонников-то у Гитлера было мало, это верно, но, во-первых, число их росло (чего у наших “памятников” отнюдь не наблюдается). А главное – Гитлер всерьез стремился, рвался к власти, и он был носителем “новых” идей (идей хоть и старых, но воспринимавшихся в 20-е годы как новые, как новая, “взрывная” идеология). Но когда уже в 80-е годы возвращаются к “старой блевотине”, причем, возвращаются буквально, слово в слово, включая и “сионских мудрецов”, и “Майн кампф”, и все зады черносотенной агитации начала века – это никак не похоже на вспышку новой идеологии, “ослепляющей” народ. Полная же идеологическая вторичность, даже без всяких попыток выдавить из себя хоть звук новый, уже есть залог провала.

Но еще более того – внимательно глядя на действия “этой публики”, трудно отделаться от мысли, что они и не ставят перед собой серьезных задач, и не рвутся всерьез к власти, а выходят исключительно “мир посмотреть, себя показать”, безопасно (для себя, но одновременно и для общества) поразвлечь – посмешить и попугать – публику. “Экстремисты”, в течение добрых шести лет засучивающие рукава, поистине весьма оригинальные “экстремисты”… Впрочем, вопрос с злосчастной “Памятью” настолько ясен, что даже профессиональные борцы против “русского фашизма” ныне почти перестали упоминать эту почтенную организацию…

Другими кандидатами в “русские фашисты” оказались из той же колоды ряженых – Жириновский, безумные бабы с портретами Сталина, вечно простуженные необольшевики… Дело даже не в их очевидной слабости (сила и слабость в меняющейся ситуации не имеют великого значения). Дело в полном отсутствии “нового слова” и какой-то изначальной пародийности, несерьезности. В них нет того, что коротко называется “крутость”, того, что более чем чувствовалось всеми в таких вожаках крошечных группировок фанатиков, как Гитлер или Ленин, на заре их карьеры. Когда речь идет о горах людей, то эти горы точно двигаются верой, но никого и никуда не сдвинет политик (оратор, проповедник и т.д.), который и сам-то всерьез не верит в свои цели, не верит, что он действительно может захватить власть…

И это вполне понятно. Фашистские движения не рождаются из нищеты масс, из их плохой жизни. Они рождаются из “высокой энергетики”, из “раздраженной веры”. Миллионы людей в России и Германии в начале века не просто плохо жили – они верили, что существует общий, новый, короткий путь к справедливости. Их вера, заряжавшая электричеством воздух, искала словесного воплощения. Ленин с его бредом про “заговор мировой буржуазии”, Гитлер с его бредом про “жидо-масонский заговор” дали людям это воплощение. Но сегодня в широких массах в России такой (равно, как и любой другой) веры, готовности к вере нет. Люди твердо верят лишь в одно: их обманывали и обманывают, а “там, на Западе”, действительно, “живут как люди”. Раздраженный бедняк в Петрограде в 1917-м или в Берлине в 1933-м не оглядывался “на Запад” (кстати сказать, на Западе в те годы тоже было несладко!), он прокладывал “свой путь” за нацистами или коммунистами. В Москве-93 бедняк с отвращением смотрит на всех политиканов и с мрачной завистью – на “Америку” (т.е. на тот голливудский, “социалистический” образ этой изумительной “империи добра”, который полностью занял экран “совкового” ТВ).

И главное, даже у самых темных есть полное ощущение, что “это уже проходили”, что нацистский и коммунистический эксперименты уже были поставлены и результаты как будто известны… Где уж тут “возродиться” красно-коричневому большевизму-фашизму!..

От полного отчаяния антифашисты кидают взгляд и на так называемую “непримиримую оппозицию”. Называют те себя и впрямь пышно – “Фронт национального спасения” и все такое… Воинственно и бойко. Но как пелось в 60-е годы: “А подойди-ка с ласкою да загляни-как в глазки ей – откроешь мир, какого не видал!”. Действительно, стоит заглянуть этому “фронту” поближе в “глазки” и выясняется, что перед нами вообще “не мужчины, а облака в штанах”. Какой уж там “фронт”… Эти классические российские болтуны-краснобаи и на “тыл”-то никак не тянут… Последнее обстоятельство ехидно отметил знаменитый “патриотический полицейский репортер” Александр Невзоров, всячески старающийся подчеркнуть свою “настоящую крутость”. В беседе с сотрудником газеты “День” Невзоров издевательски заметил, что все эти ”депутат-депутатычи”, составляющие руководство означенного “фронта”, не способны даже графин с трибуны швырнуть, “не говоря уж там про гранату…”. Сказано точно, правда, и сам бесстрашный Невзоров, по счастью, ограничивается разговорами и в качестве “гранатометчика” себя, кажется, не пробует…

Так, все те течения от “Памяти” до парламентских “крайних”, которые принято считать гнездом “русского фашизма”, отнюдь не “тянут” на это гордое имя. Тихонов, конечно, неплохо носил эсэсовский мундир Штирлица, но все-таки не был “штандартенфюрером СС”. Правда, он-то и не скрывал, что он – актер… Ну, а нынешние актеры дают возможность зрителям самим догадаться, самим отличить бутафорию от подлинника.

Нет “фашистского заряда” и в массах, даже самой темной, самой агрессивной и страдающей их части. Они ненавидят власти, но никакого доверия ни к крикунам на площади, ни к болтунам в парламенте не испытывают.

Наконец, тоталитарные государственные структуры – КГБ, аппарат бывшей КПСС и т.д. Общеизвестно, что именно эти структуры и являются реальными носителями капитализма в России. Опять-таки здесь есть парадокс. Многие директора военных заводов, вчерашние секретари обкомов и генералы госбезопасности, чудовищно обогащаясь при нынешней власти, искренне ее проклинают. Но увы, бытие все-таки определяет… если не сознание, то хотя бы поступки. И они реально не пойдут против своей “матери-кормилицы” – новой власти, помогающей им “приватизировать” обломки бывшей великой империи. Слишком вкусные куски летят им сегодня в рот, чтобы всерьез мечтать о “фашистском перевороте”… Нет-нет, уж элиту российского общества (вчерашнюю элиту КПСС) новый демократический (если угодно – “демократический”) режим по большому счету устраивает.

Итак, “все хорошо, прекрасная маркиза”? По раскладу социально-политических сил фашизм не пройдет, Россия будет демократической?

Что фашизм в виде любого тоталитаризма (нацистского, большевистского и т.д.) не пройдет в обозримом будущем – в этом сомнений нет. Насчет же демократии – сомнения есть и “преизрядные”, как сказал бы Владимир Ильич.

Россия проделывает путь от тоталитарной империи к “банановой республике”. Признаки такой республики хорошо известны: полное беззаконие (= власть мафий), дикий разрыв между богатыми и бедными, при отсутствии “средних классов”, экономика полуколониального типа, построенная на эксплуатации дешевой рабочей силы, разграблении природных ресурсов, но не на высоких, экологически чистых технологиях. Что верно, то верно: никакая “твердая рука”, диктатура (даже типа пиночетовской) при этом, как выясняется, вовсе даже не нужна. Колумбия или Мексика (поразительную духовную близость к которой Россия открывает для себя с каждым новым мексиканским телесериалом) – страны вполне демократические… Выборы, свобода слова и все такое прочее… Ну, правда, если свободно скажешь слово про “кокаиновых баронов”, тебе свободно отрежут голову – так на то ведь и демократия. Но у нас народ благоразумный – пресса и власть грозно обличают треклятую “мафию”, только вот… найти ее никак не могут. С 1985 года не было ни единого дела против крупных чиновников в ранге заместителей министров, мэров, председателей горсоветов и выше. Наверное, они перестали воровать… И это замечательно. Зачем же воровать при демократии! Это только совсем испорченные люди могут делать…

Вот такая реальная перспектива. Радоваться ей? Проклинать ее? Ребенок уже родился. Он не умрет от брани, он не вырастет ни на день быстрее от восторгов. Россия сошла с рельсов большевизма, пошла путем жестокой полуколониальной демократии. И нет сегодня сил, которые могли бы изменить этот выбор.

Леонид РАДЗИХОВСКИЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Фаталист
УЧИТЕСЬ ПРОДАВАТЬ ТАЛАНТ
УГРЮМ-РЕКА
Валерий ЛЕОНТЬЕВ. Хит-парад
Я И КГБ
Я ПРОСТИЛСЯ С ПОЛИТИКОЙ
ЮРИЙ АНТОНОВ. ТВ-парад


««« »»»