Заграница нам поможет. Но не всем…

«Снизу» — районный суд,  

«сверху» — Страсбургский. 

Между ними — равнодушие.

 

Не столь уж часто случается, что после оглашения приговора или решения в суде первой инстанции «заинтересованные лица» в едином порыве восклицают: «Да здравствует самый гуманный суд в мире!» Как отмечает председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, «десятки жалоб не получают должного разрешения в суде, в отношении многих граждан выносятся несправедливые приговоры». Определенная часть этих людей обжалует приговоры в кассационных, апелляционных и надзорных инстанциях. Если, например, приговор вынесен районным судом, то он может быть обжалован в городском или областном суде, а если и там не удается найти правду, приходится обращаться в коллегию городского или областного суда.

Возникает вопрос, стоит ли игра свеч, есть ли шансы добиться справедливости в кассационной и надзорной инстанциях? К сожалению, ответ на этот вопрос, как правило, неутешителен. В подавляющем большинстве случаев суд кассационной, а затем и надзорной инстанции оставляет без изменений решение суда первой инстанции, особенно если речь идет об обвинительном приговоре.

В чем здесь дело? Разумеется, бывают случаи, когда для отмены решения суда первой инстанции действительно нет оснований. Но бывает, что правосудие не может восторжествовать и по другим причинам. Во-первых, среди судей существует корпоративная солидарность. Отменить решение суда первой инстанции, по сути, подвергнув сомнению квалификацию юристов нижестоящего звена, означает для кассационной инстанции «вынести сор из избы», давая тем самым обществу дополнительную пищу для сомнений в объективности российского правосудия, равно как и в достоинствах тех, кто это правосудие вершит. Поэтому в статьях и книгах, написанных судьями, нередко прослеживается знакомый мотив «у нас зря не сажают».

Во-вторых, за немотивированными «отписками» на кассационные жалобы нередко стоит своего рода леность ума, когда судья просто не желает вникать в суть сложного и запутанного дела. Это оживляет в памяти трагическое положение нашей юстиции в конце 30-х, когда рассмотрение дела укладывалось в 20 минут, а приговор приводился в исполнение немедленно.

В-третьих, для судей по-прежнему характерен «обвинительный уклон», являющийся пережитком советской эпохи, когда суд рассматривался как «инструмент борьбы с преступностью». Впрочем, еще дореволюционные юристы отмечали, что со временем даже самый объективный судья почему-то начинает выносить все больше обвинительных приговоров: такова уж, вероятно, специфика профессии.

И наконец, бывает, что судьи кассационных инстанций испытывают прямое или косвенное давление со стороны общественного мнения, и более того — со стороны следователей или работников прокуратуры. Конечно, настоящий судья служит только истине, а отнюдь не «чести мундира» следователей и прокуроров. Как писал А. Ф. Кони, «суд обязан укоренять и поддерживать в обществе представление о правде и справедливости как о реальном, а не об отвлеченном понятии». Но это — идеал, в жизни все сложнее.

Не найдя правды в кассационной инстанции, человеку, в отношении которого вынесен несправедливый приговор, остается обратиться в надзорную инстанцию, которая помимо прочего вправе отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. С удовольствием хотел бы отметить, что в Верховном суде РФ работают судьи исключительно высокой квалификации, а большинство их решений могут служить образцом законности и беспристрастности. Скажу больше — именно на Верховный суд и должны равняться остальные суды нашей страны.

Приведу пример из собственной практики. 7 июня 2001 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ рассмотрела (в порядке надзора) протест заместителя председателя Верховного суда РФ Р. М. Смакова на приговор в отношении моего доверителя Тамары Павловны Рохлиной и определила: «Приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 16 ноября 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 21 декабря 2000 года и постановление президиума Московского областного суда от 21 марта 2001 года в отношении Тамары Павловны Рохлиной отменить, дело направить на новое рассмотрение в Наро-Фоминский городской суд со стадии судебного разбирательства». Таким образом, с момента совершения преступления (генерал Рохлин был убит в ночь на 3 июля 1998 года) прошло три года, и вот итог: вся работа следствия и судов по этому делу заслуженно признана несостоятельной!

Бывает и такое (как это случилось в деле Тамары Рохлиной, незавершенном до сих пор): после определения Верховного суда «скрипучая телега правосудия» ползет настолько медленно, что срок разбирательства по делу превышает все разумные пределы. Очевидно, что чем больше времени проходит с момента совершения преступления, тем меньше шансов установить истину. Кроме того, каждый день нахождения под судом для невинного человека — моральная пытка. После исчерпания внутригосударственных средств защиты своих прав имеет смысл обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Хотелось бы предостеречь потенциальных заявителей от одной ошибки: суд в Страсбурге не рассматривает дел по существу. Его интересуют только нарушения прав человека, предусмотренных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Рассмотрение дел в Страсбурге, как правило, занимает не менее двух лет в связи с огромным количеством обращений. При этом в среднем только 3–5% жалоб от российских граждан признаются «приемлемыми», то есть входящими в компетенцию суда.

На сегодняшний день коренное улучшение работы судов кассационной, апелляционной и надзорной инстанций — одно из основных направлений судебной реформы, цель которой — сделать суд правым, скорым и милостивым. Ибо уповать на то, что «заграница нам поможет», допустимо лишь в исключительных случаях.

Анатолий КУЧЕРЕНА — адвокат, доктор юридических наук, профессор.

 


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Критикует королевскую семью
Коллективное письмо Шварценеггеру
Фестиваль балета открывается в Москве
Триллер “Домино”
“Три мушкетера” на новый лад
Музыка для Примадонны
Переселение в Европу
Мастер колыбельных песен
Меньшиков в сериалах
Киану Ривз женится
Кино подождет
Бог в законе
Пе­ви­ца под­вер­г­лась на­па­де­нию
Облико морале


««« »»»