Маршал Маргарита Симоньян

Рубрики: [Интервью]  [СМИ]  
Метки:

Маргарита Симоньян

В конце прошлого года главный редактор RT Маргарита СИМОНЬЯН вошла в рейтинг самых влиятельных женщин мира по версии американского журнала Forbes. ЦРУ опубликовало доклад, в котором утверждалось, что канал RT пытается подорвать демократический порядок: в докладе ее имя упоминалось 27 раз. Если бы на полях информационных войн раздавали звания, Маргарита была бы маршалом.

Мое отношение к Сталину сформировано в восемь лет

Маргарита, а как вас в семье величают?

— По-разному. Тигран [Тигран Кеосаян, муж. — Ред.] меня зовет Ритой. Родители называют ужасным именем, которое я терпеть не могу — Маргуля. Большинство людей меня называют Марго, но не в семье.

Скажите, почему ваши родители живут в разных городах?

— Когда я переехала в Москву, у меня началась депрессия, потому что я жила в большой шумной семье. И вдруг оказалась одна в большом холодном городе — после юга, веселья и тепла. Мне было очень плохо. И я попросила маму переехать в Москву. Семья с этим согласилась, потому что на меня всегда возлагались надежды, папа мне говорил: «Не забывай, Маргарита, ты мой единственный сын».

У вас много знакомых Симоньянов? Насколько это распространенная армянская фамилия?

— Мы же не Симонян, а Симоньян. У этой фамилии есть история. Мои бабушка с дедушкой были репрессированы в 1944 году. Они жили в Крыму. Дедушка был на войне в этот момент. А бабушке было 11 лет, ее с родителями увезли. Всем хорошо известно про депортацию крымских татар. Но на самом деле депортировали и крымских греков, и крымских немцев, и всех подчистую крымских армян. Их отправили за Урал — в телячьих вагонах, люди умирали. Мой дедушка написал об этом книгу. Мне об этой истории рассказали в детстве, и мое отношение к Сталину сформировалось в 8 лет — с тех пор оно не менялось. Когда их реабилитировали, уже при Хрущеве, им выдали паспорта. И написали мягкий знак, которого там не было. То есть мой дед родился Симоняном, а умер Симоньяном. У моих родителей была версия, что это было сделано специально, чтобы потом отличать репрессированных и нерепрессированных.

У вас есть какое-то особое отношение к Крыму?

— Бабушка с дедушкой не так много рассказывали мне про Крым. На мое восприятие гораздо больше повлияло другое. Когда я начинала свою журналистскую карьеру собкором телеканала «Россия» по югу России, в мою сферу входили также Абхазия и Крым. Я туда очень много ездила и снимала сюжеты. Помню, как мне было жалко этих людей, которые по вине одного росчерка пера не вполне вменяемого высшего сановника оказались в другой стране, будучи русскими людьми, чувствуя себя частью России. Я помню, как они по ночам выходили и дорожные знаки, написанные на украинском, переписывали на русский. Это меня очень впечатлило.

Мы все-таки очень консервативные люди

Когда вы, 25-летняя эффектная девушка, стали руководителем крупнейшего медиаресурса, все говорили: это лесинская девочка. Вы — креатура товарища Лесина?

— Что?! Он со мной познакомился, когда меня уже назначили, о чем вы говорите? Вы что, думали, я любовница Лесина? А Лесин, царствие ему небесное, перебирал в голове варианты, чья же я на самом деле любовница. Лесин ненавидел меня всеми фибрами души, его просто трясло от меня. Ему меня навязали, и он был от этого в бешенстве, поскольку идея Russia Today изначально была его, но он видел там совершенно других людей, не будем называть фамилии…

Михаил Ковальчук сказал, что люди власти не должны лечиться за границей, отдыхать там и отправлять туда детей на учебу. Вы разделяете эту установку?

— Нет. Я считаю, что люди власти не должны иметь счетов в офшорах, вложений в иностранные компании, недвижимость за границей, счета. Иметь что-то за границей, чем заграница могла бы их шантажировать. Но я считаю, что ездить абсолютно необходимо, потому что иначе не избежать косности. Нужно видеть, что где-то в чем-то лучше, чем здесь. Где-то лучше медицина — давайте сделаем и у нас так же.

Я очень редко куда бы то ни было езжу, потому что у меня двое маленьких детей. Когда я ездила, это очень обогащало мой опыт и делало меня лучше как менеджера. Я приезжала на международные конференции, встречалась там с людьми, общалась, видела новые тренды, слышала идеи, которые потом перерабатывала и внедряла. Я видела, как устроен другой телеканал, где и что лучше, чем у нас. И это очень полезно.

Я нахожусь в так называемом патриотическом лагере и за это буквально ежедневно «огребаю» от другого лагеря. Но патриотизм не должен быть оголтелым. Мы собираемся закрыться, чтобы ничего не видеть и не слышать? Мы это уже проходили.

Меня озадачило, когда Лесин, будучи «в анамнезе» российским министром, человеком, очень близким российскому руководству, просто уехал в США на постоянное место жительства. Где он, собственно, и погиб.

— Это не так. Когда он уехал, он уже несколько лет нигде не работал.

Слово «пропаганда» исторически пропиталось отрицательными смыслами

Мы ведь с вами бойцы агитпропа…

— Я о себе так не думаю.

Разве вы не занимаетесь пропагандой?

— Конечно, нет.

Значит, вы по-другому понимаете слово «пропаганда». Это все равно, что вкладывать уничижительный смысл в слово «винтовка». Пропаганда — это оружие. Все зависит от того, в чьих руках и против кого оно направлено.

— Смею предположить, что здесь вы не правы. И вы в меньшинстве, если считаете, что в слове «пропаганда» не больше отрицательного оттенка, чем в слове «винтовка». Я не знаю ни одного человека, который добровольно сказал бы: «Я занимаюсь пропагандой». И я знаю много людей, которые с гордостью говорят: «Я умею обращаться с винтовкой, я военный». Слово «пропаганда» исторически пропиталось отрицательными смыслами. Пропаганда звучит как обвинение. 


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Реинкарнация»: Зло по наследству
«Суперсемейка 2»: А кто тут у нас такой суперспособный?


««« »»»