На «Золотой маске» показали «Зарисовки на тему советского прошлого»

Рубрики: [Театр]  
Метки:

Труппа Пермского театра оперы и балета имени П.И.Чайковского во главе с Теодором Курентзисом представила спектакль-диптих, посвященный неизвестному Шостаковичу, 23 февраля 2016 года на сцене столичной «Новой оперы». В едином эстетическом ключе были даны Пролог к незавершенной опере «Оранго» о получеловеке-полуобезьяне и одноактный балет «Условно убитый» об учениях противохимической обороны. Номинации на национальную премию «Золотая маска» работа пермского театра заслужила, как видится, своей второй частью: фантасмагория «Условно убитый» претендует называться лучшим балетным спектаклем, постановщик Алексей Мирошниченко – лучшим хореографом (он же выступил и режиссером оперного пролога, где танец и пение почти равноправны), Теодор Курентзис – лучшим дирижером. Исполнители партий Машеньки Фунтиковой (Наталья де Фробервиль / Домрачева) и Бейбуржуева (Сергей Мершин) выдвигаются на премию за лучшую женскую и мужскую роль в балете соответственно.

Пролог к «Оранго» знакомит зрителей с удивительным существом с загадочной биографией – «темным колодцем прошлого», но заглянуть в него не суждено: композитор оставил этот замысел, и лишь из заброшенного либретто мы теперь можем узнать историю этакого «Шарикова», проделавшего путь от орангутанга в журналисты и обратно. В Прологе Оранго (Павел Рейман) демонстрирует пик интеллекта, играя на металлофоне «чижика-пыжика», но, увидев знакомую девушку Сюзанну (Надежда Жданова), обретает дар речи и начинает вспоминать, кем был. Связующим звеном между «Оранго» и «Условно убитым» становится физкультпарад трудовых резервов и прочая атрибутика советского времени, кроме того, оба отделения спектакля открываются одной и той же увертюрой.

В «Условно убитом» сюжет сводится к тому, как пара влюбленных (Машенька Фунтикова и Стопка Курочкин) разминулась во время учений Осоавиахима, возглавляемых бравым Бейбуржуевым, но главный смысл действа – в многочисленных юмористических деталях. Спектакль-фельетон (так видит его режиссер) показал, что Пермскому театру могут позавидовать очень многие российские труппы: далеко не каждая может себе позволить потратить ресурсы (в самом широком смысла слова) на милое репертуарное интермеццо. Однако худрук театра Теодор Курентзис и его соратники убили этим проектом сразу несколько зайцев, в частности, подошли с нетривиальным подарком к юбилею Шостаковича (в 2016 году исполняется 100 лет со дня рождения композитора) и добавили в свой послужной список мировую премьеру. Пролог к опере-буфф «Оранго», обнаруженный в 2004 году в архивах Музея имени М.И.Глинки и оркестрованный британским композитором и музыковедом Джерардом Макберни по заказу Ирины Шостакович (вдовы композитора), ранее никогда света рампы не видел. Музыку к эстрадно-цирковому представлению «Условно убитый» Шостакович еще в 1931 году отдал в Ленинградский мюзик-холл, где в виде ревю ее представили звезды эстрады во главе с Исааком Дунаевским, роль Машеньки исполняла Клавдия Шульженко, певшая легкомысленные песенки, участвовал также Леонид Утесов со своим «Теа-джазом». В 2013 году произведением заинтересовался фестиваль в Люцерне, а спустя два года за него взялись в Перми, превратив в балет. Хореограф Алексей Мирошниченко переработал либретто, создав «зарисовки на тему советского прошлого» и выпустив на сцену галерею характерных образов той эпохи. Ему на помощь пришли художник Андрей Войтенко, создавший декорации по мотивам театральных работ конструктивистки, одной из основоположников стиля «арт-деко» Александры Экстер, и художник по костюмам Татьяна Ногинова.

Так как авторская партитура «Условно убитого» утрачена, Джерарду Макберни пришлось восполнить и этот пробел, что он и сделал, создав эффектную оркестровку. Музыка «Убитого», частично разошедшаяся со временем по другим опусам Шостаковича, радует и восхищает богатством стилистических аллюзий и широтой композиторского кругозора, а пермский оркестр – характерной яркостью красок и эмоциональностью. Между тем, известный универсализм musicAeterna, как оказалось, не безграничен, и при обращении к стилистике (пусть и опосредованной) мюзик-холла имело бы смысл привлечь коллег из джаз-бэндов, для которых некоторые соло были бы более естественным материалом, о который не приходится спотыкаться.

Режиссер Алексей Мирошниченко сформулировал основную цель постановки так: «Средствами неоклассической хореографии и художественных соответствий воссоздать стиль эпохи 1930-х годов». В его представлении ранний Шостакович – «хулиган и озорник», а его музыка нуждается лишь в лаконичной, внятной, плакатной иллюстрации, что спектакль и демонстрирует в полной мере, не нагружая публику наносными смыслами и от души развлекая. Трудовые резервы маршируют, молодые физкультурники строят живые пирамиды, пионеры ходят строем, осоавиахимовцы инструктируют граждан, как пользоваться противогазами, на фоне этого отдельно взятые люди живут своей жизнью со своими человеческими радостями и горестями, а зритель убеждается, что во все времена лучшим экспортом отечественной культуры был классический балет.

Татьяна ДАВЫДОВА.


.


Оставьте комментарий



«««
»»»