Интоксикация

Владимир Мартынов

Любовь к поп-музыке принято считать признаком существа низкого, нижайшего порядка, ручной обезьянки с ай-кью ниже нуля. Как может быть интеллектуалом, да и вообще рукопожатным тот, кто без ума от Рамаззотти, кому нравятся Таке Тнат и мяукающая Кайли Миноуг со спины?!

Настоящему, без дураков, композитору Владимиру Мартынову семьдесят лет, он известен на весь мир, и вот что он сказал про поп-музыку: “…это интоксикация, это еще большая проблема, нежели фастфуд, это пища для грабителей могил, но она отравляет не тело человека, а его психику, а это, к сожалению, не так заметно окружающим, как ожирение“.

Я правильно разумею, почтеннейший господин Мартынов назвал меня, да на весь подлунный мир (диатриба опубликована в журнале для альфа-самцов), жирной жертвой интоксикации.

Я не считаю себя старым, но я считаю себя старым для некоторых вещей; снобизм и «подставлю другую щеку» – вот некоторые из этих «некоторых вещей».

Потолкуем задушевно?

Все бы ничего, Мартынов – величина, колосс, но ведь поп-музыка – это и Маккартни, и Род Стюарт в его душевнейшем изводе; поп-музыка – это даже Сергей Есенин в интерпретации «Бахыт-компота», и даже братовья Меладзе с их вариацией на тему «Пускай ты выпита другим» («Спрячем слезы от посторонних») – еще те Меладзе, которые третьим братом взяли черта; и Шинэд О’Коннор с ее преображающим пространство вариантом «Сохрани на холодные времена эти слова, на времена тревоги»; даже уже очевидно повредившийся в уме Рrincе – это попс, даром что с балаганной примесью, а ZZ Тоp с крестовым походом против демонов безлюбия, озаглавленном «Оvеr you»? А Коля Носков с «Я люблю тебя, это здорово!»?

Поп-музыка – это в минимальнейшей степени Стас М., и не обязательно синоним деградации, это в такой же степени правда, как то, что слушать Альфреда Шнитке продолжительное время – Боже упаси; как сказано у Вуди Аллена, «переборщишь с классикой – пойдешь войной на Польшу».

Мартынов, дай Бог ему здоровья, эсхатологически вздыхает, констатируя, что «мы присутствуем при цивилизационном сдвиге, и того мира, который еще теплится, скоро не будет».

В спорах со старшими сарказм – чуждая моей органике интонация, но ведь сдвигов было тьма, а Вее Gееs напевают, и люди светлеют лицами, когда слышат «…от того, что ты идешь по переулку» (и ведь самый фильм «Девчата» насквозь попсовый, и какие бы антропологические изменения не породила цифровая революция, фильм-то все равно будут смотреть).

Крестовый поход против поп-музыки, где ненависти сконцентрированной столько, что хоть ложкой ешь, объявлялся всегда, но дело не в интоксикации, а в том, что Тамара Гвердцители с «Молитвой» останется, а Марк Тишман и Прохор Шаляпин и с молитвами, и без на хрен никому не нужны.

Скорее всего, я и впрямь блаженнейший из кретинов, но, люди, которые слушают только Рахманинова и смотрят только Киру Муратову, тоже кажутся мне жертвами интоксикации.


Отар Кушанашвили


Один комментарий

  • наталия наталия :

    я тоже не согласна с людьми, поносящими попсу. Попса – это то, что нравится большому количеству людей. Значит что-то в этом есть. Я охотнее доверюсь человеку слушающему попсу, чем классику. Для меня попса – это в первую очередь душа. Да, я согласна, примитивно. Но в музыке как и в любви, чтобы дошло до сердца, не нужно много говорить…

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Да здравствует Цезарь!»: Российская история
«Кэрол»: В объятиях Кейт Бланшетт
«Нелепая шестерка» уставшего Сэндлера
«Краденое свидание»: Реалии прошлого века
«Игра на понижение»: интересно о скучном
Один такой
Коротко
«Рыжий» мог заменить Якубовича?
Как Гарик Сукачев подставил Гройсмана
Александр Градский о Викторе Цое в основном


«««
»»»