МЕНЬШОВА ЗАСТАВИТ ЯКУБОВИЧА ПОДНИМАТЬ ШТАНГУ

Додолев и Якубович

В последний день июля Леонид Якубович отметит свое 70-летие и судя по числу запланированных газетных интервью и ТВ-передач – с ним это сделает вся страна. Среди программ и юбилейный выпуск «Поля чудес» – 25 лет в эфире проект, который начинал покойный Влад Листьев еще на советском телевидении, в 1990 году. История программы не так лучезарна, как улыбка ее ведущего. Об этом (и других начинаниях Листьева) рассказано в книге легендарного перестроечного репортера Евгения Додолева «Поле чудес в стране дураков». Журналист работает над новой книгой, выход которой запланирован к 60-летиЮ Влада Листьева (май 2016). С автором ТВ-мемуаров мы и поговорили о программе-рекордсмене и тех, кто за ней стоял.

 

– Евгений, вы несколько лет назад рассказали «ЭГ», что Якубович проявил незаурядные бойцовские качества, когда его «прессовали» бандиты, вынуждая отказаться от Влада Листьева, а почему сам «герой» об этом не говорит?

– Ну наверное, журналисты об этом его не спрашивают. Кроме того, при всем внешнем лоске, Леонид Аркадьевич на самом деле скромный человек и вряд ли будет хвастаться собственным мужеством. Его вынуждали уйти от Листьева вместе с игрой, с капитал-шоу, а стало быть и вместе с «капиталами»; ведь программа на самом старте стала донором для убыточных политических шоу «взглядовских» Александров – Любимова («Красный квадрат» с Андраником МиграняномРед.) и Политковского («Политбюро» – Ред.). Это сейчас политические программы на фоне украинских событий снова «дают долю», а в начале 90-х публика жаждала «развлекаловки», устав от перестроечных баталий.

Во «взглядовскую» эпоху и зрители, и телевизионщики были единодушны в своем неприятии власти коммунистов и продвигать «идеи гласности» в какой-то момент стало все равно, что ломится в открытую дверь.

– Однако вы рассказывали, что Листьев не сам ушел из политической журналистики?

– Нет, идея отодвинуть Влада от серьезных проектов и руками Анатолия Лысенко (руководителя программы «Взгляд» – Ред.) «превратить в клоуна» принадлежала негласным «взглядовским» вождям Ивану Демидову и Саше Любимову. Последний, будучи лидером по призванию, не желал терпеть рядом с собой удачливого конкурента.

Сейчас стало модным строить гипотезы типа «а с кем был бы Виктор Цой» и так далее. Так вот, осмелюсь предположить, что в нынешней ситуации Листьев стал бы «крымнашистом» и «ватником» и оппонировал бы тому же Любимову, соориентрованому на Михаила Прохорова и те кремлевские элиты, которые делают ставку на колониальное будущее России. И не из-за своего «пролетарского происхождения», а потому что всегда точно резонировал с настроением народа.

– Но ведь Листьев же был ставленником олигархов? Борис Березовский лоббировал его на пост первого главы ОРТ.

– Ну, на том этапе почти все известные журналисты (кроме Проханова разве что) были очарованы младореформаторами и тезисом гайдарочубайсов «обогащайся или умри», да и альтернатива – реанимация коммунистического режима – никого не радовала. Кстати, Березовский то появился с подачи того же Якубовича. Леонид Аркадьевич свел Влада с Бадри Патаркацишвили и Листьев отправился в Тольятти: договариваться об автомобилях для призеров «Поля чудес».

– А какова нынешняя политическая позиция самого Якубовича?

– Не думаю, что здесь могут быть сомнения: он своими вояжами в Чечню в разгар боевых действий обозначил себя вполне конкретно, как мне кажется. И говорит об этом вполне конкретно.

Якубович вообще за словом в карман не лезет. В 90-х случился скандал, когда одна из газет написала, что согласно материалам дела к устранению Листьева причастна его вдова Альбина Назимова. Ее тогдашний супруг Андрей Разбаш на следующий день после публикации приехал к главному редактору и тот познакомил его с автором текста и объяснил, что заказчик публикации – Сергей Лисовский. После этого в Домжуре устроили пресс-конференцию, где Разбаш сравнил заказные заметки с заказными же убийствами (прозвучал термин «социальное киллерство»), а Леонид Якубович просто и спокойно предложил учредить суд чести для журналистов.

Меня вообще восхищает его выдержка. И стаж впечатляет: четверть века произносить одни и те же слова с разными интонациями – это высший пилотаж.

«Поле чудес» действительно программа-долгожитель и забавно, что появилась то она в нашем эфире совершенно случайно. Просто захотелось телевизионщикам в Париж и родилась у Анатолия Лысенко идея: «Взгляд» из столицы Франции в режиме прямого эфира. В ту командировку поехали: режиссер Иван Демидов, ведущий Владислав Листьев (с ним соведущим отработал Фредерик Миттеран, сценарист, продюсер и режиссер, ставший потом министром культуры), выпускающий Андрей Разбаш, корреспондент Елена Саркисян, редактор Юрий Шамарин, еще десятка два людей. Там, в гостиничном номере Листьев и Лысенко во время просмотра передачи американской Wheel of Fortune просто переписали в отельный блокнот пошаговый сценарий шоу. А барабан Листьев соорудил сам.

Французов впечатлила и численность делегации из СССР и то, что в ее составе была девушка-милиционер. Ольга Дворецкая была первым сотрудником МВД, показавшим зрителям «милицию с человеческим лицом». Миловидная и выдержанная, она быстро стала любимицей зрителей. Однако парижский выпуск стал последним в ее «взглядовской» карьере. Дело в том, что она была абсолютной креатурой Любимова. А Саша не терпит «перебежчиков». Если кто-то из тех, кто обязан был присутствием на экране «Взгляда» ему лично (как и я, кстати), начинал сотрудничать с конкурентами (в данном случае — с Владом), то «предателя» (в данном случае — «предательницу») ждала неминуемая месть. Все просто: или с Любимовым, или против него. Только Ване Демидову до поры прощался альянс с Владом. Дело в том, что от Ивана зависело очень многое. Демидов был нужен ведущим, а не они ему. Непросто было работать с Любимовым, просто было им восхищаться. У Влада этого я не замечал. Если он и играл в игры, то в другие.

А вот Леонид Аркадьевич вообще в игры не играет, он не интригует, не выстраивает схемы. За это – любим в теле-тусовке. Коллеги будут поздравлять его совершенно искренне. Снят фильм, в котором расскажут о визите ведущего «Поля чудес» в три белорусские деревни с названием Якубовичи. Уже готов и юбилейный выпуск самого капитал-шоу. А Юля Меньшова в своей передаче «Наедине со всеми» готовит гостю сюрприз: ему предстоит тягать штангу в аудитории, на глазах зрителей. 16 июля в прокат вышел фильм «Дедушка моей мечты», где Якубович исполнил главную роль (хотя и без слов).

Я беседовал с ним на днях. Загорелый, веселый, подтянутый. Прошагал 50 километров по израильской пустыне. Повторяет, что у него «с детства десять электричек в заднице». Рассказал, что с начала года из своих 102 килограмм сбросил 30 без всяких диет: просто перестал пользоваться лифтом и начал заниматься теннисом. Теперь, говорит, может появляться на пляже со своими девочками. У человека, у которого дочь Варвара всего на два с половиной года старше 14-летней внучки Софии – все еще впереди.

 

ФРАГМЕТЫ ИЗ РУКОПИСИ КНИГИ ЕГВЕНИЯ ДОДОЛЕВА

 

ВЛАД ЛИСТЕВ О ЛЕОНИДЕ ЯКУБОВИЧЕ И «ПОЛЕ ЧУДЕС» (1992)

 

Я по-прежнему замечательно отношусь к этой передаче. Кроме всего прочего, я руководитель программы и кровно заинтересован в том, чтобы рейтинг ее не снижался после того, как я ушел из ведущих. Считаю, что Леня Якубович — очень хорошая замена, он другой, не пытается меня копировать, хотя в чем-то, безусловно, повторяется. Но это неизбежно. Ведь и в футболе судья всегда свистит в свисток, это диктуют правила. Так и здесь. Но Леня иной — по темпераменту, реакции, наверное, он более вписывается в игру, чем я. Мне интересно за ним наблюдать… Нельзя ломать все сразу. Вдруг зритель пропустит несколько передач, потом включит телевизор и не узнает полюбившуюся и знакомую игру. Новинки мы вживляем постепенно. Быть может, это крамольное высказывание, но меня популярность мало заботит. Переживать из-за того, что тебя меньше стали узнавать на улице? Работа — прежде всего. «Поле» я делал по поручению телекомпании «ВИD». Теперь передал другому, какая трагедия?

кот и Якубович

ЯКУБОВИЧ О ЧЕЧНЕ И АРМИИ (2013)

 

— Вы же помните 90-е: тогда людей вывозили в лес, катали в багажниках, наших с вами коллег, телевизионщиков.

— Женечка, все правильно. Но до сей поры у нас же нет своего профсоюза.

— А нужен?

— Это братство должно стоять на какой-то законной основе.

— Чечня. Я знаю, нет желания говорить на эту тему, потому что это выбивает из шоуменского имиджа.

— Это совсем из другой жизни. Я за много лет таких правильных людей, как там, не видел. Я возвращался оттуда с каким-то странным ощущением. Я по-другому оценивал ситуации. Проходил какой-то период, и мне вдруг становилось невозможно не поехать еще раз, потому что мне хотелось снова все почувствовать. И я приезжал туда и опять становился другим. Но главное, я как будто от них подпитывал что-то настоящее. Видит Бог, но при всем кошмаре того, что называется война, при всем неправдоподобии того, что я видел (грязь, кровь), это героическое состояние. Ты в форме, и вообще все радостно. До первого медсанбата. И спадает пелена, и ты понимаешь, что это не игрушки. И что это не съемки фильма. Могу привести пример. Группировка в Ханкале. Я сейчас не помню, какой год. Приехал, там должен быть концерт, а я пошел с ребятами по блокпостам. Ну и естественно, там автографы какие-то, передо мной стоят несколько десятков человек подписать фотографию, открытку, брошюрку. Какой-то подполковник солдату говорит: солдат, извини ради Бога, я впереди стоял. И я ощутил — при всех вероятных недостатках, которые могут существовать в армии вообще, а в нашей в частности, какое это великое братство тех, кто стоял плечом к плечу. Особенно погранцы, спецназовцы, контрразведчики. И вот сразу у меня уплыли в сторону шварценеггеры, стивены сигалы, все сделалось каким-то маленьким и ненужным.

 

 

ЛЕОНИД ЯРМОЛЬНИК О СВОЕМ ТОВАРИЩЕ (2015)

 

Честно говоря, я не без труда уговорил Леонида Ярмольника говорить о его товарище: в отличии от некоторых приятелей покойного, известный кинематографист не любит рассуждать на тему «Влад Листьев». Ему есть что поведать, но в его системе координат молчание = золото. Тем не менее, согласие было получено и откровенность собеседника меня тронула, признаюсь.

– Я никогда не забуду: моя дочка Саша была, по-моему, или в первом, или во втором классе, как раз аж звенела популярность «Поля чудес», это еще вел Влад. И Ксюша, моя жена, попросила его об услуге: Саша училась в престижной школе (20-й знаменитой, на Вспольном переулке, дом 6) и у Ксюши появилась идея, чтобы кроме деда Мороза, которым в том году был Саша Филиппенко (потому что у него дети в этой школе учились), в Сашином классе было «Поле чудес». И «Поле чудес» вел, ни мало, ни много, сам Влад Листьев. И самое клёвое было потом, потому что когда вся эта игра прошла, и дети, и родители, все говорили: «Как похож на Листьева парень! Как, ах, похож, такой хороший пародист!». А это и был Влад, которому абсолютно было нетрудно доставить радость детям и, естественно, доставить радость мне и Ксюше. И это было настолько здорово! Это все равно, что у тебя приятель космонавт и взял тебя в космос на выходные.


Олеся Матвеева

Студентка Московского авиационного института (кафедра «Связи с общественностью и массовые коммуникации»). Так как моя будущая профессия предполагает общение с людьми, я поставила себе цель – проверить и развить свои коммуникативные навыки. И, чтобы попробовать себя «в деле», я выбрала интервью.

Оставьте комментарий



«««
»»»