Песня имени Константина Затулина

У меня нет оснований утверждать, но склонен думать, что весть о НЕизбрании Константина Затулина депутатом российской Госдумы была в минувшем декабре кое-где встречена звоном бокалов. Полагаю, шампанское лилось не только в Москве, но и в Киеве, Симферополе, Тбилиси, Кишиневе, Алма-Ате – именно там некоторые политики склонны рассматривать Затулина исключительно в качестве великодержавного шовиниста… Многовато врагов успел нажить Константин Федорович, пока возглавлял комитет Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, а также депутатскую комиссию по Черноморскому флоту. Сегодня Затулин выпал из Думы, но по-прежнему входит в состав руководства Конгресса русских общин, считая заботу обо всех россиянах, которые оказались за пределами Отечества, делом чести, а не долгом службы…

“НЕ СЫПЬ МНЕ СОЛЬ НА РАНЫ”

– Константин Федорович, как вы относитесь к творчеству Вячеслава Добрынина, в частности к его песне “Не сыпь мне соль на раны”?

– Мне на ум приходит другая песня, в которой есть строчки: “Если смерти, то мгновенной, если раны – небольшой”.

– Рана, нанесенная Конгрессу русских общин результатами декабрьских выборов в Госдуму, оказалась небольшой или привела к летальному исходу?

– Надеюсь, песенный вариант к судьбе КРО все-таки не применим. После семнадцатого декабря у нас оставалась надежда на то, что Конгресс сохранит свое доброе имя, единство в рядах и сможет взять реванш на президентских выборах. По ряду причин сегодня меньше оснований для такой уверенности. Рассчитывать на то, что КРО в прежнем виде, с неизменным руководством придет к шестнадцатому июня, уже не приходится. К сожалению, слухи о расколе между Юрием Скоковым и Александром Лебедем не оказались преувеличенными.

– О каком преувеличении речь, если по распоряжению Скокова Лебедя выселяют из кабинета в офисе КРО и забирают у него служебную машину?

– Оба руководителя Конгресса – люди достаточно самолюбивые, волевые, поэтому сшибку можно было предвидеть. Если в ближайшее время договориться не удастся, дальнейшее их расхождение неизбежно. Конечно, это не может не сказаться на репутации КРО, на его претензиях называться альтернативой нынешнему правительству. Будем откровенны, Конгресс может оказаться выкидышем.

– Не могли бы вы расшифровать суть конфликта в руководстве Конгресса?

– Судьба КРО – яркая иллюстрация аксиомы о том, что от великого до смешного один шаг. Для того чтобы преодолеть пятипроцентный барьер на парламентских выборах, Конгрессу не хватило нескольких десятых процента. Я убежден, что нам “помогли” недобрать нужное количество голосов, но после драки глупо махать кулаками.

Окажись мы в парламенте, первым стал бы вопрос об отставке нынешнего правительства. Юрий Скоков, я уверен, не исключал для себя вариант работы в команде президента Ельцина, рассчитывал – и не без оснований – на место премьер-министра. Если бы это случилось, могли бы осуществиться чрезвычайные меры, о которых сейчас заикнулся министр внутренних дел Куликов – национализация части нефтегазовых монополий, уполномоченных коммерческих банков, наверняка последовали бы серьезные кадровые изменения в правительстве и другие жесткие, но необходимые для спасения страны меры. Многое было бы сегодня не так. Скоков, я думаю, повел бы с президентом твердый разговор, потребовал бы полноты власти. Не случайно известный социолог Борис Грушин заявил, что главная сенсация итогов выборов в Думу – поражение КРО, той силы, с которой была связана возможность изменения нынешнего политического и экономического курса России. Неудача КРО – это очередное фиаско идей центризма в нашей стране.

– Мы говорим о том, что было бы, если бы… Полагаете, сослагательное наклонение поможет лучше понять, что не поделили лидеры КРО?

– Еще в момент предвыборной кампании многими рядовыми членами Конгресса высказывалось мнение о том, что наш общефедеральный список должен возглавить Александр Лебедь, человек, явно близкий избирателям и способный к публичной политике. Но Юрию Владимировичу удалось убедить Александра Ивановича, и генерал, кажется, сам поверил, что в момент адаптации, перехода от жизни военного к гражданскому состоянию нужно не горячиться, набраться опыта. В результате список возглавил Скоков.

– Словом, виной всему амбиции?

– Правильнее сказать, и амбиции тоже. Дело не только в личностном конфликте, хотя, конечно, этот фактор нельзя сбрасывать со счетов.

– Но если бы ставка на Скокова на выборах оправдалась, конфликта в руководстве удалось бы избежать?

– Думаю, разногласия могли бы возникнуть на стадии выдвижения нашего кандидата в президенты России. По предложению Скокова, кандидат в президенты должен был быть назван после выборов в Думу, то есть тогда, когда станет ясен наш электорат. Возможно, Скоков не исключал своего выдвижения в случае, если ему не удастся договориться с Ельциным о руководстве правительством. Но парламентские выборы принесли КРО неудачу, и Скоков, идя навстречу явным и неявным мнениям, поддержал выдвижение кандидатом от Конгресса Лебедя. Одиннадцатого января делегаты съезда КРО тайным голосованием выдвинули Александра Ивановича кандидатом. Ну а потом началось…

Сегодня мы имеем то, что имеем: Лебедь перерегистрировал инициативную группу по выдвижению и идет теперь не как кандидат КРО, а как независимый. При этом из Конгресса Александр Иванович не вышел и продолжает возглавлять наше московское областное отделение, что дает основание некоторым нашим региональным организациям собирать в его поддержку голоса.

– Вы говорите: “До одиннадцатого января все было нормально”. Почему же позже Скоков изменил решение и перестал делать ставку на Лебедя?

– Юрий Владимирович прагматичный человек. Он пришел к выводу, что с этого этапа его интересы расходятся с интересами Лебедя. Баллотируясь на пост президента, Александр Иванович проходит подтверждение на общенациональную роль, иначе он рискует раствориться в массе из 450 более или менее известных депутатов Госдумы. Александр Иванович, конечно, понимает, что солнце не вечно стоит в зените (достаточно вспомнить чрезвычайно популярного несколько лет назад генерала Громова).

Ну а Скоков не верит в президентство Лебедя, работа на которого в президентскую кампанию занижает его личные шансы на договоренность с Ельциным или Зюгановым.

Мне в высшей степени важно, чтобы вы меня правильно поняли. Я сейчас не одобряю и не порицаю Лебедя или Скокова. Я пытаюсь выявить их мотивы. Дело, повторяю, не в чьем-то карьеризме или амбициях, а в том, кто и как возглавит центристское политическое направление в нашей стране и к чему будет вести. Если бы еще расставание Скокова с Лебедем проходило в спокойной форме…

– Но ведь вы сами только что сказали о том, что съезд КРО поддержал кандидатуру Лебедя. Значит ли это, что Скоков пошел против воли высшего органа Конгресса?

– Конечно. Видимо, посчитал, что данными обещаниями допустимо пренебречь и не вкладывать силы в проигрышный проект. К тому же Скоков убедил себя, что ряд публичных заявлений Лебедя наносит ему урон, что генерал не выполняет взятых обязательств.

– Каких?

– Не было сказано, что Скокову гарантирован пост премьера в случае победы на выборах…

Не могу не высказать своего сожаления в связи со случившимся. Не сомневаюсь, что в связке со Скоковым у Лебедя были реальные шансы побороться за кресло президента. Александр Иванович прекрасно владеет приемами публичной политики, зато Юрий Владимирович отлично знает природу власти, ее скрытые механизмы. Эти политики прекрасно дополняют друг друга, но…

Конечно, понять Лебедя можно. Он чувствует себя без вины виноватым, верит, что смог бы провести Конгресс русских общин в Думу, убежден, что симпатизирующий ему электорат не предаст. Однако тень поражения КРО легла и на генерала. У Александра Ивановича есть в запасе несколько сильных козырей, главный из которых – собственный вариант решения чеченского кризиса. Очевидно, что чеченский орех будут пытаться разгрызть все кандидаты на пост главы государства, но преимущества получит тот, в чей вариант решения поверят. Лебедь, ассоциирующийся в сознании многих с образом сильной власти, должен попытаться реализовать свой шанс. Помочь ему могут центристские силы, но их сначала надо объединить: центристы привыкли, подобно кошкам, гулять сами по себе и неохотно вступают в любые союзы.

Лебедь трезвомыслящий человек, он адекватно воспринимает действительность, поэтому понимает, что для него будет победой, если в июне он наберет больше голосов, чем КРО в минувшем декабре. Александр Иванович готовит плацдарм на будущее. Он должен заставить с собой считаться.

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ

– Чтобы собрать голоса в июне, сначала необходимо представить в Центризбирком миллион подписей избирателей в свою поддержку. Лебедю, лишившемуся оргструктур КРО, сделать это будет, на мой взгляд, проблематично.

– Во-первых, как я уже говорил, многие организации Конгресса продолжают сбор подписей за Лебедя. В частности, я тоже вношу свой посильный вклад в это дело. Во-вторых, за генерала агитировать достаточно просто, за него без лишних уговоров готовы голосовать многие военные пенсионеры, нынешние военнослужащие, члены их семей, то есть те люди, кто сам по себе высокоорганизован.

В переходах станций московского метро появились сборщики подписей за Ельцина. Прохожие нередко в предельно откровенной форме высказывают свое отношение к нынешнему президенту, и сборщики извиняются, что они в метро мерзнут не за идею и не из любви к Борису Николаевичу, а ради денег, которые им платят за работу. То есть людям проще признаться, что сбор подписей за Ельцина – за плату, а не по убеждению. Думаю, Лебедю подписи обойдутся гораздо проще, чем Ельцину. Поэтому миллион голосов в свою поддержку Александр Иванович получит, он по-прежнему вместе с Геннадием Зюгановым, Владимиром Жириновским, Григорием Явлинским и Борисом Ельциным входит в пятерку основных кандидатов в президенты.

– И материальная база у генерала достаточно крепка, чтобы выдержать эту борьбу?

– Вы же понимаете, что серьезные представители финансовых и деловых кругов предпочитают делать ставку сразу на нескольких кандидатов. Разумеется, Лебедь находится в поле зрения крупных структур, они готовы предложить свою поддержку. Может быть, не столь существенную, как Ельцину, но вполне достаточную, чтобы участвовать в избирательной кампании. Учтите, что не все желающие профинансировать Бориса Ельцина могут достояться в очереди к кассе его предвыборного штаба. Поэтому наверняка часть бизнесменов посчитает, что лучше быть в первой десятке сторонников Лебедя, чем в третьей сотне союзников Ельцина.

– Вопрос спорный. Любое место в команде выигравшего претендента может принести больше пользы, чем поддержка неудачников.

– Вклады в политику всегда с лихвой окупаются косвенно и очень редко – впрямую. Помощь Лебедю или Явлинскому на этом этапе – это долговременные инвестиции в политику, приобщение или расширение влияния. Власти же, как правило, просто дают взятку. Мол, вот миллион долларов, а мне за это – метр государственной границы, чтоб ввозить-вывозить безданно-беспошлинно. Думаю, что быть первым в окружении Лебедя все же дальновиднее, чем двести двадцать вторым спонсором Рима.

– Геннадий Зюганов в последнее время неоднократно намекал, что рассчитывает на союз с Лебедем. Вы допускаете, что эта связка возможна?

– Повторяю, Александр Иванович достаточно трезвомыслящий человек, чтобы сознавать цену этих заявлений и не обольщаться ими. Сегодня могут пообещать что угодно – и пост министра обороны, и кресло премьера, но что будет после шестнадцатого июня? Коммунистам на данном этапе чрезвычайно важно переманить на свою сторону дополнительные голоса избирателей. Это тактика предвыборной борьбы, цель которой продемонстрировать гражданам готовность к сотрудничеству с любыми оппозиционными силами, исподволь внушить мысль, что именно КПРФ является духовным вождем общества. Избирателю, который не любит власть, вроде бы ничего больше не остается, как голосовать за Зюганова. Мораль проста: может, Геннадий Андреевич кому-то и не мил, но надо признать, что он допускает инакомыслие, ведет переговоры и с Явлинским, и с Лебедем, и со Святославом Федоровым. Мол, поддерживая имеющего большие шансы кандидата коммунистов, вы отдаете голос человеку, готовому учесть пожелания и того претендента, которому симпатизируете вы, но кто самостоятельно вряд ли добьется успеха. Значит, ваш выбор правильный.

Этот прием работает, он помогает привлечь колеблющихся в стан коммунистов. Однако до сих пор подозрительно мало примеров действительной готовности коммунистов сотрудничать с некоммунистической оппозицией и учитывать ее интересы.

Не думаю, что Александр Лебедь станет подыгрывать Зюганову, и не только потому, что его характеру это не свойственно. У Геннадия Андреевича имелась прекрасная возможность продемонстрировать заинтересованность в союзе с Лебедем. Можно было, например, предложить генералу место председателя думского комитета по обороне. Однако фракция коммунистов этого не сделала, позволив НДР провести своего Льва Рохлина. Для депутатов от компартии оказалось важнее дистанцироваться от армии с ее проблемами, чем вступить в альянс с Лебедем. С какой же стати Александр Иванович будет верить, что после победы на выборах коммунисты пойдут с армией на компромисс, предложат ему пост министра обороны? Для этого у них найдутся свои люди.

– Из ваших ответов я никак не возьму в толк, симпатизируете ли вы лично генералу?

– Безусловно. Я убежден, что способность к сопротивлению, к отпору в заведомо проигрышной ситуации за гранью возможного и есть воплощение загадочной русской идеи. Так было в 1612 и в 1812 году. Так было в 1941-м. Так на наших глазах происходит с Черноморским флотом. В этом смысле Александр Иванович Лебедь вполне русский человек. Если Александру Ивановичу не удастся выйти во второй тур, и надо будет определяться, выбирая между Зюгановым и Ельциным, то… Впрочем, стоит ли сегодня забегать так далеко? Могу лишь сказать, что мои земляки, кубанские казаки, вряд ли станут голосовать за кандидата от партии, несущей историческую ответственность за расказачивание. Как руководитель Краснодарского краевого отделения КРО, я обязан принять во внимание мнение своих избирателей.

“Я ВАМ СПОЮ ЕЩЕ НА БИС”

– У вас интересная визитная карточка – на ней только фамилия, имя и номер рабочего телефона, но не указаны ни должность ваша, ни звания. Полагаете, достаточно сказать: “Затулин”, – чтобы все поняли, о ком идет речь?

– Мне кажется, я вполне спокойно воспринимаю реальность, понимаю, что все в нашей жизни преходяще, в том числе и места в политических рейтингах, и высокие посты. Я всего всегда добивался сам, мама с папой меня за руку не водили. Да, сейчас у меня и особенно у близких мне людей непростой период, но из нынешней долины яснее открываются предстоящие горные цепи. Еще О’Генри сказал: если человек не просидел хотя бы двадцать четыре часа в тюрьме, он не может считать себя полноценным.

– Это вы отлучение от Думы с тюрьмой сравниваете?

– Наоборот, это я о приобретенном в Думе опыте говорю.

Хочу, чтобы вы поняли: то, что меня не избрали в Думу, обидно, может быть, несправедливо, но не трагично. Без этого в политике нельзя. Не будучи наследным принцем, нельзя рассчитывать на постоянное внимание и успех.

– Одно время вы подчеркивали близость к московскому мэру?

– Что значит, подчеркивал? Я себя не навязываю, не стремлюсь сфотографироваться с властью. С большим уважением отношусь к Юрию Лужкову, прежде всего как к человеку. Время от времени у нас случаются и деловые встречи, хотя, пожалуй, регулярнее мы встречаемся не в кабинетах, а на футбольном поле, поскольку оба играем в одном футбольном клубе.

Что касается политических взглядов Юрия Михайловича, то они общеизвестны. Лужков верен нынешнему президенту. Надеюсь, что после окончания эры Ельцина Юрий Михайлович будет претендовать на пост первого лица государства. России нужны такие люди, как московский мэр.

– Вы рассчитываете быть полезным Лужкову?

– Если моя помощь ему понадобится, почему бы и нет?

Если вас интересует, не остался ли я без работы, то повторяю, не беспокойтесь, рабочее место для себя я создаю сам. Мне тридцать семь лет и главное для меня – пройти через трудности, не потеряв лица, достойно. Повторяю, дело для себя я придумываю сам.

Скажем, я предлагаю создать четырехстороннюю комиссию, в которую вошли бы политики, журналисты, ученые, предприниматели России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Давно подметил, что мы, россияне, часто неоправданно отталкиваем от себя элиту новых независимых государств. Если мы не сумеем увлечь хотя бы часть этих людей идеей, что пребывание их государств в союзе с Россией пойдет всем на пользу, если мы будем по-прежнему держать представителей ближнего зарубежья за второй сорт, то ни о какой интеграции нечего и заикаться. Нужно искать общий язык.

Далее, мне кажется важным организовать общество культурных связей с Крымом. Эту проблему мы уже обсуждали с москвичами, не по своей воле оставившими сердце в Крыму. И Мешков, и Балтин, и Касатонов при всей их несхожести понимают необходимость такого клуба в России.

Но приступлю я к этим проектам не раньше, чем попробую собрать немногих специалистов в создаваемом нами Институте проблем диаспоры и интеграции – центре исследований нового российского зарубежья.

– Полагаете, официальному Киеву понравится подобная ваша деятельность?

– Официальному Киеву, как и официальным Алма-Ате, Баку, Тбилиси, не могут сегодня нравиться в России люди, разбирающиеся в их действительном положении и поведении. Нравятся им только прямые лоббисты их интересов в России, не отягощенные принципами. Но ведь официальный Киев и Украина в целом – это не одно и то же. Сегодня в Крыму, на юге и востоке Украины очень многие разочарованы нынешним курсом украинского государства.

Я вовсе не тот черт, которым меня малюют в киевских газетах, даже после моего ухода из Думы. Меньше всего я желал бы несварения российскому желудку от проглоченной Украины. Все, что нужно России, – подлинные гарантии настоящей, а не “нерушимой” дружбы с Украиной. Если бы Украина пришла к федеративному устройству, вопрос о новой Переяславской раде мог бы отпасть за ненадобностью.

Убежден, что пришла пора всерьез обустраивать сферу наших особых отношений с новым зарубежьем. После второй мировой войны в Западной Германии возникли землячества изгнанных, которые сыграли большую роль в политической жизни и не дали немцам забыть о существовании восточных земель. Объединение Германии состоялось, пусть и через несколько десятилетий. Россия не должна забывать о своих соотечественниках, если не хочет, чтобы и они и весь мир забыли о России.

Я не собираюсь примиряться с развалом Советского Союза, я сторонник империи, в возрождении которой вижу гарантию мира, в то время как все эти националистические режимы воспринимаю как скрытую угрозу ранней или поздней войны. Конечно, речь идет не об одномоментном акте денонсации беловежских соглашений. Говорить об этот бессовестно, пока в России нет общенационального согласия, солидарности властей и подходящей международной обстановки.

Нужно восстанавливать общий мир иными методами. Их развитием я и намерен заниматься. Если и не в составе правительства, то хотя бы в общественном плане как аналитик и эксперт.

– Это и будет ваша песня на бис?

– В этом главный смысл всех моих планов на будущее. Я надеюсь участвовать в следующих парламентских выборах. Постараюсь не допустить дальнейшего раскола в КРО после июня девяносто шестого. Намерен заниматься внешней политикой в любом качестве. Более ответственная роль? Вопрос не ко мне. Хотя людей, способных работать министром иностранных дел, не так много, но кресло-то всегда одно, и оно занято. Сегодня, по крайней мере, есть то утешение, что не Козыревым.

– Напоследок риторический вопрос. Вижу у вас в кабинете копию Ники из Лувра. Вам не кажется закономерным, что у скульптуры богини Победы голова не сохранилась? Может, победе суждено быть безголовой?

– Я воспитан в убеждении, что все зависит от меня и в жизни нет ничего невозможного. Как всякий советский человек, я нашел замену идеи Бога в идее Справедливости. Не отказываясь от самого себя, я не могу отказаться от мысли, что Победа приходит к ее заслужившему. Тем более, что пока я проиграл.


Андрей Ванденко

Победитель премии рунета

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО В СТИЛЕ “ДЖАЗ БАЛАЛАЙКИ”
СИНДИ КРОУФОРД. НЕ НАЗЫВАЙТЕ ЕЕ СУПЕРМОДЕЛЬЮ
“КВАРТАЛ” В “МИРЕ РОЗОВЫХ КУКОЛ” – “УДОВОЛЬСТВИЕ ДОРОГОЕ”
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ТОЛЬКО ГОД, НО ЗНАЮТ ЕЕ МНОГИЕ
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ИСПОЛНИЛСЯ ГОД
АНДРЕЙ ЗУЕВ ГОТОВИТСЯ ВЫПУСТИТЬ СОЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
КТО ТЫ, САБИНА?
ИГОЛЬНОЕ УШКО ПРЕДВЫБОРНЫХ ОБЕЩАНИЙ
“НА ПЕРЕКРЕСТКАХ ВЕСНЫ” К ГРУППЕ “БРАВО” ПРИЛЕТИТ “ЖАР ПТИЦА”
Видео-МГ-59
ПРОДУКТОВАЯ ИМПЕРИЯ РАСШИРЯЕТ ГРАНИЦЫ
ДЕБЮТ DJ СЕРГЕЯ ПАРАДИ
Рецепт оздоровления: пыльца к обеду
ДЕЛОВЫЕ ЖЕНЩИНЫ УМЕЮТ ВСЕ!
“НАЛИВАЙ” В МИРНОМ И ПОЛЯРНОМ
СОЮЗ ЗДОРОВЬЯ И ТРЕЗВОСТИ
“ВКУС СЕЗОНА”
Реинтеграция стран СНГ в конфедеративное государство
СБОРНИК ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКИ
ХРОМАЮЩИЙ БЮДЖЕТ
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ТОВАР
ПОСЛЕДНИЕ ВЫБОРЫ?..
ОЛЕГ МИТЯЕВ И КОНСТАНТИН ТАРАСОВ ПОЛУЧАТ НА КОНЦЕРТЕ “ПИСЬМО ИЗ АФРИКИ”
ОБЕЩАНИЯ СТОЯТ ДЕНЕГ. БОЛЬШИХ ДЕНЕГ
ДЖУЛИЯ ОРМОНД
ХИТ-ПАРАД “СЕМЕРКИ”-9


««« »»»