Блеклая звезда ДСК

Похоже, просвещенная общественность быстро забывает sex-скандал всемирного значения.

Речь о Доминике Стросс-Кане (ДСК). Французский политик, экономист, юрист, член Социалистической партии Франции, профессор Парижского института политических исследований и Высшей школы коммерческих исследований, бывший министр промышленности (1991 – 1993) и министр экономики, финансов и индустрии (1997 – 1999), избранный директором-распорядителем Международного валютного фонда не станет лидером французских социалистов и не составит конкуренцию на президентских выборах Саркози. Левым придется выбрать другого кандидата.

Ответ на логичный вопрос Quid prodest? прямо указывает на конкурентов из рядов французских социалистов или американцев, крышуюших Саркози. Стросс-Кана и до того недолюбливали, считали психопатом, хотя даже недруги признавали, что он профессионально грамотен. Но в нынешней ситуации ему особо не сочувствуют. Один из его коллег так отреагировал на арест несчастного:

– Надо же… Этого подонка взяли за задницу  полные ослы, да еще в стране управляемой дебилами!

Мы, видимо, так и не узнаем, получила ли отступные горничная нью-йоркского «Софителя», которую пожилой политик якобы пытался изнасиловать. Мавр сделал свое дело, мавр может отдохнуть. Зато известно, что француз отказался теперь от горничных прекрасного пола: в его четырехэтажном особняке с кинотеатром, мини-финансовым центром, сауной, fitness-залом и открытой террасой на крыше, где он находится под домашним арестом замечены местными репортерами лишь мужчины-уборщики, которые выносят мусор.

Впрочем, горничные всего мира могут на этом скандале объединиться. Вчера выпущен из-под стражи под залог египетский экс-банкир Махмуд Абдель-Салам Омар, которого задержали в понедельник, спустя пару недель после захвата бригадой ФБР 62-летнего Доминика Стросс-Кана. 72-летний араб освобожден под скромный залог в $25.000 наличными и $50.000 в ценных бумагах. Этого «приняли» в нью-йоркском отеле Pierre за то, что он, мол, напал на горничную, когда последняя принесла к нему в номер туалетную бумагу!

Когда в 1999 году телеканалы (федеральный + заморские) продемонстрировали документальный фильм «Трое в постели», где немытый «человек, похожий на генерального прокурора» очень неизящно развлекался с парой проституток, Юрий Скуратов крайне нехотя ушел в отставку. Только ленивый тогда не отметился на этом мега-происшествии. Поэт Саша Вулых даже разразился трогательным «Прокурорским романом», который был опубликован в еженедельнике Березовского – Митволя «Московская комсомолка»:

Взгляд её был трепетней слезинки,

(Как сказал бы Александр Блок)

И четыре розовых резинки

К поясу тянулись от чулок.

Прокурор достал платок-сопливчик

И на волю выпустил соплю,

Но Алина расстегнула лифчик

И сказала: «Я тебя люблю!»

Между прочим, тот же Вулых порадовал поклонников и поэмой о минет-романе Билли Клинтона с пухлой стажеркой Моникой Левински (политический скандал разразился годом раньше, в 1998).

А вот ДСК поэтов не вдохновляет.

Меня в истории со Скуратовым поразило вот что. Человек публично опозорен & унижен. Казалось бы, должен сделать себе харакири. Или хотя бы пластическую операцию. Исчезнуть с экранов и газетных полос. Тем не менее Юрий-Ильич весьма охотно позирует и по сию пору не отказывает журикам в комментах. Тому я вижу лишь одну причину, как говаривал поэт. Экс-прокурор живет в системе координат мировой элиты. И, стало быть, любые sex-утехи, включая садистские & педофильские не считаются чем-то зазорным. Главное, не палиться в глазах электората.

Они-то там понимают, что почем и ради чего. Вспоминается голливудский шедевр «Последний бойскаут», премьера коего состоялась ровно 20 лет назад. Персонаж Брюса Уиллиса – экс-телохранитель президента Картера Джо Хэлленбек стал лузером-алкоголиком. Любопытный эпизод там есть. Брюс стоит с напарником в гостиничном коридоре у номера, в котором охраняемый сенатор истязает девушку. Не выдержав стонов несчастной, бравый герой врывается в ванную, нокаутирует садиста-политика и выносит окровавленную жертву на руках из гостиничного люкса. Ну после чего, естественно, лишается работы и чудом остается на свободе, поскольку дерзнул поднять руку на хозяина жизни. Так вот, и сами элитарии, и обслуживающий персонал (куда входят не только охранники, горничные и пресс-служба) в курсе истинных раскладов. И если что-то, как в истории с ДСК, становится достоянием общественности – все понимают, что к чему. Владимир Маяковский утверждал, что если звезды зажигают, значит это кому-то нужно. Так вот, к звездам sex-скандалов это относится в полной мере.

Тот же Вулых выстебал эти настроения абсолютно шедеврически:

Когда овца ведет себя по-свински, –

ей не нужны духовные корма.

Вот взять, к примеру, Монику Левински –

овцу с Капитолийского холма.

Когда б в душе я не был гипертоник,

имел бы ровный, регулярный стул, –

то я давно бы всех левинских моник

в гармонику трехрядную свернул!

Лахудра, похотливая скотина,

ничтожество, а вот – в один момент

и грязью человека окатила,

и вызвала в народе импичмент!

Открытая мода на обсуждение сексуальных аспектов поведения (причем именно мужского – ни одна дама еще не подвергнута остракизму за склонение к сожительству садовника или тренера по фитнесу) пошла, как мы все помним, из Нового Света. Стартовой стала история Билла Клинтона и Моники Левински. Любопытно, что тогда атака захлебнулась – опрос общественного мнения показал, что население, если и осуждает Клинтона, то скорее за попытку обмана, а никак не за связь с молодой стажеркой. Импичмент не состоялся, и в целом репутация Клинтона не сильно пострадала.

Затем была история поляка Романа Поланского (тоже имевшая межгосударственный политический аспект). А потом на сексуальном скандале поднялся австралиец Джулиан Ассанж. И вот теперь француз Стросс-Кан. Заметим, лидер Викиликс обильно публиковал свои компроматы с 2007 года и мир его знать не знал, однако, стоило двум шведкам обвинить его в изнасилованиях, как он тут же глобально прославился. Приблизительно в такой же ситуации оказался и Стросс-Кан, с той лишь разницей, что он давно и широко известен в своей стране & деловых/политических кругах. Однако вот остальной мир узнал его именно как насильника.

Но почему именно эротика (и отношение к ней) оказывается определяющей в сферах, столь далеких от нее? Что происходит в момент огласки любого социально неодобряемого поступка сексуального свойства, совершенного социально значимым лицом?

Фигурант демонстрирует модель поведения, а аудитория судит. Ведь существует ровно одна сфера, в которой люди равно компетентны – это межличностные отношения. Все жители планеты как-то строят свои отношения с противоположным полом. И на этом уровне находятся в равном положении президент & дворник. Причем последний в организации сексуальных взаимоотношений может быть в разы успешнее главы государства. Вопрос: зачем информировать дворника о том, как президент решает непрофильные задачи? Раньше же этого не делали.

По сути, это очередной способ обойти диктат большинства, не способного разобраться в преимуществах той или иной политической программы и вообще судить о том, о чем вроде бы должно, коль скоро берет на себя право жить в «демократическом обществе», то есть государстве-корпорации, а не государстве-учреждении. Профнепригодность населения в вопросе выбора управляющих страной настолько режет глаз, что приходится ему давать возможность отыгрываться там, где оно компетентно – то есть в вопросах сексуального поведения. И просто подменять одно другим. Делать вид, что мы выбираем по профессиональным показателям, а в действительности выбирать по человеческим.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Кто стоит за развалом российского спорта?
Война Владимира Мукусева
Олжас Сулейменов о Юлиане Семенове
Последний или первый?


««« »»»