«Игра на понижение»: Пирамида МакКея

Игра на понижение

Адаму МакКею удалось создать впечатляющую и конструктивную финансовую пирамиду под названием «Игра на понижение», где он попытался детально разложить, как и из-за чего произошел Мировой финансовый кризис в 2007-2008 годах, от которого общественность до сих пор не отошла, а мировая экономика все еще терпит убытки. Как и у любой четырехугольной пирамиды, у фильма есть четыре грани, или собственно четыре угла в основании. Первый угол – это финансовый гений по имени Майкл Барри (Кристиан Бэйл), который первым почувствовал неладное в сфере ипотечных кредитов и предвидел крах американского рынка. Второй угол – Марк Баум (Стив Карелл) и его товарищи, поймавшие волну Барри и решившие также сыграть против всего рынка. Третий угол – трейдер Джаред Венетт (Райан Гослинг), доказавший Бауму и его товарищам гениальность расчетов Барри. И четвертый угол – отошедший от дел банкир Бен Рикерт (Брэд Питт) с двумя молодыми предпринимателями, чисто случайно узнавшими об афёре Барри и его расчетах. Вершиной же пирамиды стал Мировой кризис, о приближении которого догадались только эта группа людей.

Детально вдаваться в сюжет нет смысла, и причина тут не в том, что я не хочу сильно грузить вас экономическими терминами и событиями этой сферы, сколько в том, что сам боюсь затеряться в них. Единственное, что нужно понимать – фильм повествует о Мировом экономическом крахе. К слову о терминах, МакКей выливает их на зрителя, словно из ведра. Порой, для того, чтобы разобраться в них, не достаточно лишь Марго Робби в джакузи или Селены Гомес за покерном столом, мозг рефлекторно посылает сигналы руке, чтобы поставить кино на паузу, так как нужно время для закрепления в голове, что такое свопы и в чем функции деривативов. Но все же, это скорее интересно, нежели утомительно, так как по большему счету рассказано это с юмором и Райаном Гослингом. То есть, его персонаж является рассказчиком в фильме. Адам МакКей до «Игры на понижение» снимал только комедии с Уиллом Ферреллом (нет, там были и другие актеры, тот же Стив Каррелл, например, но Феррелл снимался абсолютно во всех пяти полнометражных фильмах МакКея, и, слава богу, что эта традиция оборвалась именно на этом фильме), следовательно, юмор всегда был специализацией режиссера. И тогда он подумал, разве фильм про кризис и экономику обязательно должен быть сухим и скучным? Почему бы не сделать из него шоу с покером и Селеной Гомес, в такой же задорной манере как у Скорсезе в его «Волке с Уолл-Стрит». Но все же «Игра на понижение» куда сильнее в эмоциональном плане. Слишком много сейчас зависит от стабильности на мировом рынке, которой, к сожалению, всё никак не удается достичь.

В качестве соединительного материала между кирпичиками своей пирамиды, МакКей отказался использовать обычный цемент, то есть привычный резкий или плавный монтаж кадров, тут переход от сцены к сцене скорее напоминает попытку навязать зрителю 25-й кадр. Как один из героев фильма быстро переключал каналы, не задерживаясь на одном из них более, чем на секунду, так и режиссер выстроил свою пирамиду. Он вкрапливает кадры из хроники, видеоклипов Ludacris или Green Day, кусочки роликов с YouTube, вырезки из интервью звёзд (Бритни Спирс, например), журналистские репортажи и еще множество всяческих видеоматериалов. Такая специфика помогает не только устроить разрядку для мозга, заметно поднапрягшегося от обилия фондовой лексики, но и сильнее воздействует на подсознание и чувства посредством зрительного восприятия происходящего. Да, фильмы сами по себе настроены воздействовать на человеческие органы зрения, но многочисленные кадры за короткий промежуток времени либо вызовут у вас припадок (очень редко и там свои причины), либо заставят крепче отпечататься в памяти. МакКей же решил хорошенько напрячь наш мозг при просмотре его фильма, за что ему огромное уважение и благодарность. Не всё же нам деградировать на глупых блокбастерах.

Манера съемки здесь тоже своеобразная, заметно бросается в глаза. Я бы назвал это профессиональный «непрофессионализм». Камера без штативов, но без дрожи, постоянные зуммирования по ходу одной сцены и многократная смена фокуса на того, кто начинает говорить. Складывается ощущение, будто оператор первый раз держит камеру в руках, но времени нет, нужно снимать фильм, и вот сцена с Бэйлом, актер во всю уже читает свою роль, и тут оператор замечает какую-то кнопку на камере, нажимает её, и вот зрители уже видят крупным планом нос Бэйла, актер продолжает играть, оператор нажимает другую кнопку, теперь мы отдалились от лица Бэйла, потеряв фокус на актере, вступает другой персонаж, оператор перекатывает объектив на него, сохраняя обоих героев в кадре, но меняя фокусировку в зависимости от говорящего. Это смотрится необычно, ни в коем случае не плохо, именно необычно. В каком-то роде можно назвать работу оператора Бэрри Экройда этаким арт-хаусом в мире Любецки и Дикинса, которые привили нам определенный стандарт съемки. Ах, чего стоит только музыка: от метала, попсы, хип-хопа до рока и классики.

Сюжетно «Игра на понижение» уподобляется «Стиву Джобсу» Соркина. Фильм также поделен на три акта, но по филигранности их распределения и равномерному драйву в каждом из них, МакКей (он еще и автор сценария) и Майкл Льюис (автор книги и также один из авторов сценария) заметно уступают Аарону.  Кроме хорошего сценария, фильм может похвастаться просто фантастическим набором актеров. Будто бы кто-то очень долго писал письма Санте, и вот он, наконец, прочитал их и исполнил чью-то очень бурную фантазию. Просто вдумайтесь: в фильме снялись четыре обладателя премии Оскар (Кристиан Бэйл, Мелисса Лео, Мариса Томей и Брэд Питт) и два номинанта (Гослинг и Карелл). Последние, кстати, отвечают за комедийную составляющую фильма. Райан шутит намерено и по сценарию, а Карелл заставляет улыбаться скорее своей актерской игрой и персонажем. Питт чудаковатый. Отдельного упоминания достоит Бэйл, который в очередной раз доказал своё уникальное мастерство входить в роль. 

Тем не менее, финансовая пирамида выстроена идеально, но, как и моя египетская метафора, оставляет после себя некоторые вопросы. Возможно, таким образом, режиссер призывает зрителей к самопознанию или хотя бы к прочтению оригинальной книжки, бестселлера Майкла Льюиса для уточнения информации. «Игра на понижение» – кино из разряда тяжеловесов, от зрителя требуется хотя бы минимальное знание экономики (если два вас медведи и быки не просто звери, то вы подходите), молниеносная реакция (умственная) и умение сопоставлять факты, причины и следствия. В свое время Мировой кризис стал событием, а сейчас кино Адама МакКея можно назвать таковым. Правда, событием по масштабу в несколько раз меньше, но, тем не менее, этого достаточно, чтобы выделится среди многих других фильмов интеллектуальной ниши современного кинематографа.


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



«««
»»»