РОЖДЕННЫЙ НЕ ВОВРЕМЯ МОИСЕЕВ

К беседе готовились давно, но все времени не хватало – каждый день у Мистера Экстравагантной Эротики расписан по минутам. Наконец условились. Интервью шло нон-стопом: параллельно Боря командовал парадом, отдавая последние указания перед концертом.

– Я постоянно поддерживаю вокруг себя такую температуру, непридуманно-юношескую. Думаю, многие заметили, что мое окружение – молодые люди: начиная с личного доктора и заканчивая стилистом, директором… Возрастной предел моей тусовки – не старше двадцати пяти лет. Это не значит, что я поклонник юного возраста. Просто я хочу сохранить себя в тех годах, на какие себя ощущаю. Я посещаю дискотеки, деловые контакты имею тоже только с молодыми. Если человек не может взлететь со мной на воздушном шаре и пронестись через облака, значит, мне с ним не по пути.

– То есть взрослое мировоззрение у тебя напрочь отсутствует?

– Нет, что ты! Все-таки я думаю взрослыми мозгами и вижу мир глазами взрослого человека. И действия мои взрослые, но я их не подаю по-взрослому. А шалость, авантюризм – все это связано с молодостью, когда надо решать, ни о чем не задумываясь. Уже потом размышляешь: может, не надо было так делать, не следовало что-то ляпать? Но я не хочу напрягать себя мыслями о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Меня это не волнует. Мне радостно, мне дарят сирень, первый иней на стеклах… В это все я играю, в это же и верю. Поэтому постараюсь подольше прожить и на сцене, и в жизни.

– Говорят, ты себя не считаешь звездой…

– Да, не считаю. Может, поэтому чего-то достиг. Я не претендую и на сказочные хоромы: снимаю маленькую квартирку, всю заваленную коробками, украшенную цветами, игрушками. Я – маленькая мышка, которая, отработав программу, бежит к себе в норку, грызет кусочек сухарика и ложится спать. Важно сделать дело, а не придумывать себе титулы, вот что!

– Что тебя не устраивает в жизни?

– Почти никогда не нравится съемка, свет, дизайн сцены. Времени не хватает! Мне некогда зарабатывать бешеные деньги, заниматься постановкой своих танцев. Я не могу следить за тем, включат ли вовремя свет, дадут ли фонограмму, выйдут ли в нужное время артисты или описаются по дороге, понимаешь?

Меня часто упрекают, что я якобы “тащу Епифанову“. Тащу, потому что считаю ее гениальной. Я отвечаю за свои слова. Она – новая звезда новой России. Если меня удовлетворяет ее работа, значит, я попал в десятку. Если нет, я умываю руки, прячусь в колготки или пуховое одеяло, закрываю глазки и духовно умираю. Я сниму кепку, покажу выкрашенные в ядовитый желтый цвет волосы, выйду в народ и скажу: “Бейте меня! Я обосрался!” Пока же все нормально, и я торжественно еду в самой сраненькой машинке, не кривляясь. Знаешь, такая полувосьмерка-полудевятка? Есть такая?

– Полусемерка.

– Ну да. Короче говоря, если бы не существовало этих мелких хлопот… Меня же волнует все, даже медицинские дни моих танцовщиц. Тампаксы, шмампаксы… Это моя жизнь. Еще люблю всем звонить ночью: это мое время общения. Днем не могу!

– Боря, ты очень часто говоришь о “новых звездах новой России”. Чем эти “новые” отличаются от других?

– Новой эстетикой! Я тоже не могу быть старым. Никак! А вообще, знаешь, большая моя трагедия в том, что я родился не в свое время. Мне нужно было лет тридцать – сорок подождать. Надеюсь, нагоню это время. Как и всех, меня неизбежно ждет смерть. Но… меня ждет и возрождение.

– В одном из интервью ты применил к себе эпитет “прощенный”. Мне хотелось бы уточнить: где ты перегнул палку?

– Нет, палку я не перегнул. Просто умы наших начальников еще не совсем адаптировались, и они при каждом удобном случае хотят напомнить мне о том, что я голубой и еврей. Эти два пункта мне до конца не прощают до сих пор. Понимаешь ли, трахаюсь я направо и налево, толпы мужиков за мной ходят! Ты меня с кем-нибудь видела? И никто не видел, но каждый говорит. Я даже повода не даю: просто положено это обсуждать, и все тут. Да еще и в тюрьме родился! Веселая история, да? Возникает вопрос: зачем он нам нужен? У нас должен быть другой положительный герой – из нормальной семьи, где папа – инженер, а мама – медсестра зубопротезного кабинета. И неважно, что этот “положительный” поет про два кусочка колбаски. Главное, родители сменили партбилеты коммунистов на билеты демократов (а если бы им не сказали, что так нужно, они бы этого не сделали!), и семья – положительная. Я в такие игры не играю. Я с сознательного возраста честно служил Демократии, Свободе и Любви.

– Не оценили службу?

– Я люблю быть неожиданным, люблю трюки. Есть у меня номер, где я остаюсь полуобнаженным, без вуали, но… в короне. Публика в шоке и в восторге одновременно. Я же чувствую себя пылинкой среди огромного вакуума. Я таким способом борюсь за планету. Я призываю всех вылезти из своих футляров и сказать окружающим: “С добрым утром!”, как я делаю, возвращаясь в метро после ночной работы, проигравшись в казино. Все смотрят на меня очумевшими глазами, пытаются пощупать (я еще и макияж не смыл!), но людям хорошо, потому что я искренне пожелал им доброго утра. Такой я. Могу сначала выйти в подтяжках, а потом вместе с залом плакать о маме, воспевать женщину, которая дала мне жизнь. Какой я педераст? Я нормальный парень из полукрестьянской еврейской семьи!..

Алена СНЕЖИНСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АЛЕКСАНДР БАРЫКИН. “НИКОГДА НЕ ПОЗДНО”. “ИНДИ РЕКОРДС” – “СОЮЗ”
ИХ ПЕСНИ СЛУШАЮТ НОГАМИ
ЧАК ШУЛЬДИНЕР: ПОСМОТРИТЕ НА МЕНЯ! РАЗВЕ Я ПОХОЖ НА ДИКТАТОРА?
АЛЕКСАНДР БУЙНОВ: А НА ДЕСЕРТ – СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР.
Угадай-ка!
Петровичу – Преснякову от Вулыхандра Бултыха
Sting “Fields Of Gold” 1984-1994 (The Best Of Sting). “A&M Records”. Vanessa Williams “The Sweetest Days”. “Mercury”
North syndrom – “Seek What We Lost” (“SNC Records”). CD
ЛЕОНИД ПАРФЕНОВ. Киношка
СОСО ПАВЛИАШВИЛИ: БЛИЦ
ЭММАНУИЛ ВИТОРГАН. Любимая женщина
ВАДИМ БАЙКОВ: ВЗДЫХАЮ О ПОЧИВШЕЙ ЛЮБВИ ОДИН СРЕДИ РОДНЫХ ОСИН
КАРАТЭ, РУССКИЙ ВАРИАНТ: ДЕВЯТАЯ РЕВИЗИЯ
ФЕСТИВАЛЬ МУЗЫКИ DEEP PURPLE В МОСКВЕ
ВУЛЬФ БЫЛ В КОКЕТЛИВОЙ ЖИЛЕТОЧКЕ И НАВЕСЕЛЕ
ЭЛВИН ЛИ: ПЕРВЫМ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ЛЕНИНГРАД
ГАСТРОЛИ СОСТОЯТСЯ В ИЮНЕ


««« »»»