“RUSSIAN TRIP” – ТРИБУНАЛ НАТАЛИИ МЕДВЕДЕВОЙ

Настоящим открытием уходящего года для знатоков стала вышедшая на фирме “ФИЛИ” пластинка Наталии Медведевой “RUSSIAN TRIP”. В названии, переводящемся как “Русское Путешествие”, присутствует еще и игра слов: “trip” на тамошнем сленге вроде нашего “улёта” или “съезда крыши”. Так что альбом как бы называется “Русский Съезд”, т.е. русский анабасис в глубины бывшей Советской Родины. Неслучайно альбом по звуку и аранжировкам напоминает золотую пору рок-н-ролла, легендарные 70-е с их заветными хендриксами и леннонами, блэкорами и шизгарами в пригородных клубах.

Может быть, непонятно, что так от души залабать в нынешние 90-е не всякому дано. Нужен был именно такой человек, как Медведева, уехавшая из совка семнадцатилетней двадцать лет назад и вернувшаяся как персонаж романтической саги на Родину, не узнающая себя в глазах родной дочери.

Это удача, что у нас была такая уникальная заначка. Медведева избежала с одной стороны влияния русской попсы с ее скоротечными генеральшами, а с другой стороны, естественно, не подпала под обаяние русского андеграунда с его бессмертным рок-гуру.

И вот абсолютно стилистически чистый результат – вдохновение без усталости, чувство без иронии, сила и напор без оговорок. Именно это наверняка и подействовало на музыкантов, взявшихся помогать Наталии Медведевой в записи альбома: 9 песен на нем записано с участием группы “Х.. Забей”, а две – с помощью известного музыканта Ивана Соколовского (“Ночной Проспект”, “ЯТ-ХА”, “Мягкие Звери”).

Надо сказать, что внешний экстремизм названия первой группы абсолютно совпал с внутренним экстремизмом Медведевой. Музыканты “Х.. Забея” – интеллигентнейшие мягкие люди, русские умельцы-многостаночники Алексей Медведев, Заев и Карабас, а экстремизм Медведевой – это бешеный темперамент красивой женщины, который трудно уложить в рамки литературы (не будем забывать, что Медведева – писатель, автор нескольких книжек прозы).

Может быть, эстетствующий Дэвид Боуи играл с припанкованной “Тин Машин”, чтобы не утратить необходимой художнику дикости. Медведевой это не требовалось. “Х.. Забей” просто помогли ей адаптироваться в здешнем музыкальном ландшафте. Из потока каждодневной продукции песни Медведевой выделяют подлинность тем, природная энергетика, неподдельный жар дыхания реального человека. Можно считать большой удачей то, что музыканты, участвовавшие в записи, пришлись настолько в жилу, и точными аранжировками подчеркнули все эти достоинства.

Бесспорный хит сезона, песня “Токсово” – это просто своеобразный шедевр. Первые же аккорды гитары однофамильца Медведевой буквально завораживают и заставляют закипать остывшую было со времен “Smoke On The Water” кровь, а следом за его жужжащими, режущими изнутри рифмами рвется сильный, свободный, как ветер, голос:

На станции Токсово обнаружены волки

Пьяный сторож их принял за бродячих псов

Остались от сторожа обломки двустволки

И “вокмэн”, играющий попурри из хитов

Семидесятых…

Тут следует припев и можно перевести дух, как после глотка чистого спирта, слушая краем уха, как “мы танцевали здесь, на колени валясь” и как “мальчик – дубль Леннона – терзал гитару, в глухой микро вопя про “шизгару”. Вдох на паузе, начало нового куплета с обжигающими электрогитарными рифами и убийственный выдох:

На станции Токсово – двухэтажный деревянный клуб,

Окруженный милицией, изучающей труп.

По снегу рассыпаны значки, причиндалы

Несуществующей страны времен скандала

Семидесятых…

И опять припев, а потом – земля из-под ног. Вот так. Именно так. Деревянный клуб – памятник убиенной любви, молодости и культуры. И труп остывающего, как Пушкин на снегу, сверстника из поколения цветов. Хипаны, хипаны, хипаны… Какие, к черту, яблоки на снегу, не надо путать. Здесь и салонный Вертинский с хризантемой на морозе, и “не для денег родившийся” горлан Маяковский, и ”ни церковь, ни кабак” Высоцкого с его “охотой на волков”, и “поколение дворников и сторожей” Гребенщикова.

Это такая судьба, иначе говоря “русский рок” – “деревянный клуб, окруженный милицией, изучающей труп”. Кто у нас работает с любовью и культурой. Те, кто в погонах. Или искусствоведы в штатском, но с тем же комсомольским задором. Или красноперые акулы, так сказать, пера… Да что там! Почитайте рецензии на медведевский альбом в “Московском Комсомольце” или в “АиФе” –- все станет ясно. В первом музыкантов назвали красно-коричневыми (не мешало бы ответить за клевету!), а во втором обвинили чуть ли не в измене Родине (а по лицу за публичный донос?). Ну да это не главное.

Можно позавидовать выдержке издателя Игоря Тонких (“ФИЛИ”) и его же вкусу. Медведева – это находка. Остальное зависит от нее. Известный мэтр альтернативщиков из ассоциации “Экзотика”, восхищаясь голосом Медведевой, сетовал Ивану Соколовскому, что тот не выжал из совместного проекта всего, что можно было.

Однако крайняя независимость Медведевой почти исключает влияние на нее каких бы то ни было соавторов, будь то аранжировщик или продюсер. Это осложняет продюсирование и менеджмент, но это же, вкупе с широчайшей амплитудой ее вокальных возможностей, позволяет сравнивать Наталию Медведеву с Ниной Хаген и Диамандой Галас. Соколовский так вообще считает, что Медведева поет круче вышеперечисленных. А он, колдун, в этом понимает.

По резкой неформальности дарования и неожиданности появления можно назвать ее как бы неторопливым ответом Питера на московскую Жанну Агузарову. Вернее, ответом Питера через свою диаспору. Двадцать лет назад Медведева уехала из Питера в Штаты, чтобы сегодня вернуться в Москву, в Россию со своими романами, стихами и музыкой… А в таких возвращениях не бывает опозданий.

На станции Токсово теперь стекло и бетон.

Мы выйдем из поезда с тобой, портвейна глотнем,

Закурим у шлагбаума и поглядим туда,

Где от вокзала к клубу шла ленинградская шпана

Семидесятых…

В том, что условно касается моды, Медведева тоже не опоздала. Мода на семидесятые началась недавно. Конечно, “бетон – глотнем”, “туда – шпана”, строго говоря, не рифмы. Но все перемелется и мукой будет. Нескладуха обернется песней; шпана, постарев, станет народом, как хипаны и панки – его частью.

Что поделать. Лично я бы выкинул из “Русского Съезда” песни “Старший брат” и “Родителям поколения”, чтобы кайф был полным, потому что с детства не любил журналы типа “Семья и школа” с нарочитой педагогикой. Не все искупают ударные номера – песни Медведевой – заклинательная “Украденное прошлое”, хлесткая “Свет”, инфернальная “Москва 993”, романтическая “Поедем на войну”, забойная “Токсово”, медитативно-кабацкая “Ода винтовке”, игровая и остроумная “Ленин – ДаДа”.

Тот, кто знаком с “Х.. Забеем”, заметит, что это первый собственно музыкальный альбом группы, оказавшей поддержку Наталье Медведевой. Если не считать их сольников, прежние альбомы были, в общем-то, текстовыми. Тут заслуга основного “забеевца” Алексея Заева и его друзей. Для инструменталиста Соколовского, известного собственными тонкими музыкальными экспериментами, работа с Медведевой была жанровым компромиссом. Но и его можно понять: настолько редко в душные творческие лабиринты с воли забредают такие буйно-талантливые люди, что не поддаться их обаянию невозможно.

Что ж, всякое буйство должно иметь свой шанс. Жму руку всем участникам и соучастникам проекта “RUSSIAN TRIP” – Трибунал Наталии Медведевой”. (Кстати, почему “трибунал”, я так и не понял, может быть, от слова трибун, трибуна? Но если фишка так легла, значит, так тому и быть.)

Ходят слухи о записи следующего альбома Наталии Медведевой. Боюсь, что после “Токсово” трудно будет сочинить еще что-нибудь столь же убойное. Может, подождать? Пусть общественность врубится в то, что уже спето. Ау, общественность!

Тигран НЕКРАСОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПРОДУКЦИЯ С ГРИФОМ “УРА ЖИЗНЕЛЮБИЮ”
ИГОРЬ НАДЖИЕВ: “РЕНЕССАНС” ДИССОНАНСОМ
ГДЕ ТВОИ КРЫЛЬЯ, “НАУ”?
СОСО ПАВЛИАШВИЛИ: “ПОЙ СО МНОЙ”
АНДРЕЙ РАЗИН И БОРИС МОИСЕЕВ ПОСЛАЛИ “АКУЛ ПЕРА” В ЖОПУ
“ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ” ТАНИ БУЛАНОВОЙ
ХЛЕБНИ-КА РОДНИКОВОЙ, МУЗЫКИ ХЛЕБНИКОВОЙ… 1
“ПЕСНЯ ГОДА” СОБИРАЕТСЯ УЧРЕДИТЬ СОБСТВЕННЫЕ ПРЕМИИ
“ЗАМОК МЕФИСТО”: КЛУБ ИНТЕЛЛИГЕНТНЫХ ЛЮДЕЙ
“ХИТ-КОНВЕЙЕР” СНОВА В ЭФИРЕ
ЛУНА ВПЛЫВАЕТ, ВПИСЫВАЯСЬ В ТЕМНЫЙ КВАДРАТ ОКНА
“РЕНЕССАНС” ИГОРЯ НАДЖИЕВА И ОЛЬГИ ШЭРО
ЖЕНА ЮРИЯ ЛОЗЫ РАССТАЕТСЯ С СЮЗАННОЙ
“ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ” ДУЭТА “РЕНЕССАНС-РЕДЕЛЬ”
ЕФРЕМ АМИРАМОВ ВЫСТУПИТ В ПИТЕРЕ
АНДРЕЙ И НЕЙЛ: ПОРОДУ НЕ ЗАДУШИШЬ, НЕ УБЬЕШЬ!
МИХАИЛ МАКАРЕНКОВ И ОРГАНИЧЕСКАЯ ЛЕДИ
АРХАНГЕЛЬСКАЯ ПОДЛОДКА. СО СПЕЦПАССАЖИРАМИ НА БОРТУ
КТО ПЕРВЫМ УВИДИТ “ДАВАЙ!” “СЕРЬГИ”?
Архив
ЛЕННИ КРАВИТЦ: Я СТАНОВЛЮСЬ ВСЕ БЛИЖЕ К БОГУ
СЕРГЕЙ ЗВЕРЕВ: СКАНДАЛОВ ОТ МЕНЯ НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!


««« »»»