СЕРЫЙ КАРДИНАЛ “ВЗГЛЯДА” В ИНТЕРЬЕРЕ ИЗНАНКИ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Встреча с бывшим главным режиссером программы “Взгляд”, а ныне – руководителем ВИДа, как и ожидалось, не обошлась без режиссерской находки. Интервьюируемый пожелал беседовать в мрачном, удручающем своей кирпичной голостью, подвальном помещении Останкино. Bидимо для того, чтобы настроить автора на не менее мрачный кулуарный диалог.

- Существуют ли сейчас такие темы, которые “Взгляд” вынужден оставлять “за кадром”?

- Да. Таких тем миллионов пятьдесят. Просто на все не хватает ни сил, ни времени.

- То есть причины только организационные, но никак не идеологические, как было раньше?

- Дело в том, что теперешнее наше руководство на половину не знакомо с содержанием эфира. Большинство программ предоставлены сами себе. Поэтому выпускается довольно много “мусора”. И если до последнего времени существовала хотя бы цензура, то в настоящий момент нет даже элементарного творческого контроля. То, что сейчас бывшие главные редакторы стали директорами, красноречиво само по себе.

Достаточно взглянуть на результаты рейтингов, которые проводит статистический отдел бывшего Гостелерадио СССР, чтобы стало ясно, что свои отношения с коллективами руководство строит абсолютно не учитывая качество программ и степень их успеха у зрителей. Лучшее эфирное время часто дается тем, у кого довольно низкая популярность. И наоборот – те, у кого она высока, обычно выходят в менее смотровые часы.

А рейтинги необходимо опубликовывать. Так делается во всем мире. Например, в США существует специальная служба, которая занимается этим регулярно. И от результатов опроса зависит зарплата людей в телекомпаниях и цена размещаемой ими рекламы.

- У вас есть данные по ВИДу?

- Несмотря на то, что мы выходим поздно, у экранов телевизоров обычно собираем от 25 до 45 процентов зрителей. Абсолютным лидером остается “Поле чудес” – 60% всегда.

- Эта статистика предназначена только для работников телевидения?

- К сожалению, пока да. Но я надеюсь, что ВИД скоро займется ее разглашением.

- Даже если с точки зрения престижа результаты будут для вас не совсем выгодными?

- Тогда нет.

- Вы считаете, что в этом вопросе можно быть пристрастным?

- Ко всему нужно относиться с пристрастием.

- Как складываются ваши отношения с руководством?

- Никак. Руководители поколения Егора Яковлева слишком оторваны от реального производственного процесса. И довольно абстрактно представляют себе, что такое телевидение. Так что все теперь зависит от нас и таких как мы. Сегодня это Добродеев из “Новостей”, Любимов, Малашенко если говорить о политическом вещании и некоторые другие из поколения тридцатилетних инициативных людей.

- Кого из бригады ВИДа вы считаете самым “трудным” в работе?

- Пожалуй, самый “трудный” – Саша Любимов. Очень самоуверенный и не всегда объективный. Поэтому общаться с ним довольно трудно.

- Как в таком случае решаются спорные вопросы?

- Только не по схеме руководитель-подчиненный. В нашей лидирующей тройке – Демидов, Любимов и я – все улаживается голосованием. И тот, кто остается в меньшинстве, знает, что вариант, выбранный двумя другими, наиболее правильный. Это – степень взаимного доверия. Иначе мы не можем строить свои отношения, потому что у абсолютно разных людей почти не бывает совпадения взглядов.

- Основные трудности вашей компании?

- Они в основном производственные, а не творческие. Другими словами, мы пытаемся делать высокоскоростные спортивные автомобили в мастерской, где нет ни полного набора инструментов ни классных механиков. Но если нам удастся создать то, о чем мы мечтаем…

- А о чем вы мечтаете ?

- О большом, набитом хорошей аппаратурой собственном телевизионном доме. Где бы работали люди, которых мы сами себе подобрали.

- Значит ли это, что состав телекомпании, кроме тройки, конечно, вас не совсем устраивает?

- Во-первых, тройка это дружба, а по работе решения принимаются Советом директоров, в котором семь человек, а во-вторых, “коллекти”в у нас очень хороший. Ведь мы сами подбираем людей. Нам нужны приятные обаятельные, умеющие работать с удовольствием. Главное, чтобы с человеком было приятно общаться. Ну а дальше – профессиональные качества. Но когда видно, что возможности человека не соответствуют его функции в компании…

Иногда свою помощь нам предлагают и известные личности. Это приято. Значит в нас есть что-то привлекательное для хороших людей. И мне даже кажется, у нашей компании – чрезвычайно благоприятная аура.

- Как бы вы описали свой режиссерский имидж?

- Не знаю. Наверно, его просто нет. За свою жизнь помимо “Взгляда” я создал довольно много программ, в том чиле, в соавторстве с Любимовым, документальный фильм “Не КГБ”, и в них всегда угадывался мой стиль. Но теперь на эту тему мне говорить трудно, потому что давно не делал ничего авторского. Правда, недавно вместе с Андреем Черкизовым выпустили в свет, на мой взгляд, довольно симпатичную программу “Да!”. Мне очень нравится тот тип русского развязного журналиста с окладистой бородой, которого представляет собой Андреем. И если с ним еще как следует поработать актерски, может получиться отличный русский шоумен.

- Вы строгий руководитель?

- Я придерживаюсь американской модели взаимотношений и стремлюсь, чтобы в нашей компании все было основано на семейной любви. Хотя, конечно, это не исключает приказов, контроля и ситуаций, когда кто-то из руководителей может подойти и сказать: “Зачем нам работать вместе, если это не приносит радости ни мне ни тебе?”

- С кем конкретно так было?

- Трудно вспомнить. Это бывает, когда возможности человека не соответствуют его функциям в компании. В таком случае могут быть неприятности.

- Судьбу “несчастных” решаете вы?

- Ни я, ни кто-то другой. Только дело. Ведь телевидение – прежде всего ви-де-ни-е, и халтурщик выдает себя сразу.

- Вот вы говорили о семье. Но и в ней, наверное, не без урода. Есть ли рядом с вами те, кто вызывает чувство антипатии?

- Самый неприятный человек – Андрей Разбаш со своей идеей вселенской любви. Просто некоторые видят способ организации – в авторитарности, а мне она как-то… На этой почве у нас иногда возникают серьезные конфликты.

- Какую программу вы бы никогда не выпустили в эфир?

- Плохую. Ту, которая не нравится. У нас, мне кажется, существуют жесткие моральные принципы, которые мы стараемся не нарушать.

- На чем в дальнейшем будет держаться популярность телекомпании ВИД?

- На тех новых программах, которые сейчас только начинают разворачиваться. Это сольная политическая программа Любимова “Красный квадрат” – с перспективой прямого эфира и телемостами со всем миром; “Тема” Листьева, которая после “Поля чудес” станет у зрителей самой популярной. В ней будут обсуждаться вопросы, интересующие буквально всех: супружеские измены, воспитание детей, одиночество… Думаю у Влада получится блестящая еженедельная.программа.

К сожалению, при том развале, который сейчас происходит на телевидении, очень трудно начинать делать что-либо новое. К нам относятся как к чужакам. Мол, замучили вы уже всех своей “головой”…

- Кстати, откуда взялась эта эмблема?

- Идея того, что нашим символом должно быть что-то восточное, принадлежит Саше Любимову. Мы единодушно с ней согласились. Я отправился в Музей искусств стран Востока подобрать что-нибудь интересное. Внимание сразу привлекло изображение человека с жабой на голове, из древней могилы китайского генерала. Как потом выяснилось, это был самый загадочный экспонат в коллекции, и вызывал наибольшее количество споров. И после того, как я снял его на пленку, понял, в нем действительно бездна тайн. Мы попали в десятку. Тем более, на Востоке жаба – символ мудрости и удачи.

Наталья КИЛЕССО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НАРОДНЫЙ ХИТ-ПАРАД
Мадонна обнажает все!
ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СМЕЕТСЯ
КРОМЕ ШУТОК
УГОЛОК КОРОТИЧА-11
ПИСЬМА-11
ОБОЗ, ТЫ ВЫГЛЯДИШЬ О’КЕЙ!


««« »»»