Тень мамы Квилла

Рубрики: [Анонсы]  [Кино]  
Метки:

 Джеймс Ганн27 апреля, в четверг, Москва распахнула свои двери трём гостям из Голливуда, прилетевшим к нам представить вторую часть межгалактического блокбастера от Марвел «Стражи галактики». Экипаж из трёх человек составил: энергичный режиссёр и сценарист обеих частей Джеймс Ганн, брутальный исполнитель роли синекожего контрабандиста Йонду Майкл Рукер и обворожительная Пом Клементьефф, новичок в космической серии – она играет инопланетянку с забавным внешнем видом по имени Мантис. Все трое впервые в России, хотя Пом смутно помнит, как однажды, лет 10 назад, была вынуждена делать пересадку в Якутске. А ещё, как не трудно догадаться, у неё русские корни (со стороны дедушки). 

 

Две основные ассоциации с серией о «Стражах галактики» у большинства зрителей и у конкретных присутствующих на пресс-конференции журналистов – это енот и бомбический саундтрек. Если енота (в любом его проявлении – Брэдли Купер, кукла или зверёк) Ганн с собой не привёз, то вот про музыку он может рассказывать сколько душе угодно. Перед началом съёмок, даже еще перед написанием сценария ко второму фильму у Джеймса на компьютере было сохранено порядка 500 песен 80-х годов. Однако, как заверяет режиссёр, вся музыка в фильме – это в первую очередь музыкальный вкус матери Питера Квилла, Мэредит. Таким образом, Ганн называет весь саундтрек «тенью мамы Квилла». И при написании сценария Джеймс попутно подбирал конкретную песню под конкретный момент, поэтому некоторые из них даже отражают происходящее в кадре. Уже во время съёмок, когда музыка подобрана, и права на неё выкуплены, Ганн включал каждую песню прямо на площадке, чтобы актёры понимали настрой происходящего и могли играть вместе с музыкой. Кроме того, в фильме звучит песня, написанная самим режиссёром, но исполнена она его верным товарищем – Дэвидом Хассельхоффом. Однако любимой композицией из Awesome Mix Vol.2 трио называют Father and Son Кэта Стивенса

Не секрет, что Джеймс Ганн планировал снять Дэвида Боуи в одной из ролей в своём фильме, но тот, к всеобщему сожалению, скончался. «Дэвид Боуи был звездой космической величины и идеально бы вписался в наш фильм», – ответил Джеймс и добавил, что сам когда-то мечтал стать звездой рок-н-ролла. Боуи предполагалась роль одного из генералов банды наёмников, по рангу сравнимым с Йонду. Эта роль, судя по всему, отошла Сильвестру Сталлоне

Когда речь зашла о новых персонажах во втором фильме, Джеймс начал хвалить Пом, называя её «самым главным добавлением» к составу (и это при наличии Курта Рассела, но на конференции всё же был не он, поэтому вряд ли обидится). Режиссёр похвалил старания Клементьефф, рассказал, что она его очень впечатлила во время скрин-теста. Мантис очень странная и жизнерадостная, которая за фильм медленно, но верно становится частью «семьи». Ганн пообещал, что приготовил для героини важное местечко в третьем фильме, но с оговоркой, если она переживёт события «Войны бесконечности». 

Да, третья часть «Стражей галактики» уже запущенна, режиссёр подтвердил это ещё раз. Он уже знает, о чём она будет. «Я работаю над третьей частью и точно знаю, что в ней будет, но не хочу портить впечатление и раскрывать сюжет. Интересная составляющая «Стражей галактики» – это смотреть на развитие героев. В некоторых картинах используют одних и тех же персонажей, и они ничему не учатся. В «Стражах галактики» такого не случится. Здесь есть рассуждения на тему поколений».

«В этом фильме интересно смотреть, как персонажи развиваются, растут, живут, погибают, становятся лучше или хуже, что делает их настоящими, человеческими, персонажами, вне зависимости от того, являются ли они людьми или инопланетянами, енотом или кем-то другим», – продолжил режиссёр. Также о развитии персонажей, он рассказал, что Кевин Файги сделал его куратором всей космической стороны Кинематографической Вселенной Марвел. То есть любые спин-оффы (когда Джеймс стал перечислять возможные варианты вроде Грута и Ракеты или Гаморры и Небулы, Рукер подсуетился, достал деньги из кармана и ненавязчиво кинул их в сторону режиссёра, намекая на спин-офф о Йонду) и фильмы о других персонажах, перекликающихся со «Стражами», это всё будет проходить в первую очередь через Ганна. 

Самой сложной сценой с визуальными эффектами (да и не только) постановщик назвал вступительные титры, в которых на протяжении 4 минут без каких-либо монтажных склеек нам показывают танец малыша Грута под Mr. Blue Sky, в то время пока остальных Стражей разделывает под орех космический монстр. Было создано около 4000 вариантов этой сцены, а на её обработку и завершение ушло целых 2 года. Всего же работа над фильмом шла 3 года, каждый день из которых Ганн был душой и телом вовлечён в процесс: «Вы можете спросить мою девушку, она подтвердит, насколько редко мы виделись».  

Танец Грута, к слову, исполнен самим режиссёром. Продемонстрировать это он не постеснялся прямо перед журналистами на пресс-конференции. Но Майкл Рукер, поглядев на танец своего друга, назвал его «грустным зрелищем», а затем встал со своего места и показал, как надо танцевать. У него получилась более зажигательная и развязная версия малыша Грута. Результатом такого неожиданного танцевального баттла признали ничью. 

Рукер рассказал о своём гриме, о том, как по три часа сидел в муках, пока на него его наносили. Отметил, что это не просто синяя краска, в процесс входят сразу несколько различных техник и оттенков цветов. А еще Майкл добавил, что на съёмках «Стражей» у него впервые случилось откровение: он никогда не видел, чтобы такое огромное количество людей, несколько сотен, трудились всего-навсего над одной картиной. 

Затем разговор зашёл о Драксе, бесспорно самым смешным персонажем сиквела. Спросили, не обидно было ли Пом, когда персонаж Дэйва Батисты всё время подкалывал Мантис, а также у кого шутки круче: у Йонду или Дракса. Пом сказала, что ей совсем не обидно, за кадром Дэйв очень обаятельный и милый, самый настоящий джентльмен. Рукер также рассыпался комплиментами в адрес Батисты, а про юмор ответил: «Я не помню, чтобы вообще шутил в фильме». Ганн добавляет: «Дэйв Батиста был рождён сыграть Дракса». 

Также Майкл отшутился, что на любой вопрос о музыке он всегда передаёт слово кому-то ещё, так как постоянно не запоминает песни, которые ему нравятся. Актёр признался, что частенько всё забывает: «Да, такое со мной постоянно случается, я даже порой забываю, как зовут тех, с кем я снимаюсь в одной сцене, как например [замолкает на секунду, потом тянется к табличке с именем Клементьефф], как с Пом!». Рукер на протяжении всей конференции острил и подкалывал всех и вся. Даже журналистам досталось: после того, как задали последний вопрос (модератор беседы отчаянно просил подобрать самый лучший и интересный), Рукер воскликнул: «И это вы называете лучшим вопросом в мире?!». 

Отличительная особенность Йонду – это то, что он постоянно свистит. Рукеру рассказали, что у нас есть пословица, что когда свистишь – денег не будет. Вопрос заключался в том, связано ли это с тем, что герой постоянно всех грабит? В ответ Майкл засвистел на весь зал. 

На вопрос о том, какой всё-таки тон картины Ганн хотел выдержать – комедийный или драматический – режиссёр ответил, что не стремился к чему-то одному. ««Стражи» как жизнь, местами должно быть весело, местами грустно, каждая часть важна». Также он вывел идеальную формулу своего фильма, состоящую из трёх компонентов: эмоции – юмор – приключение. Он считает, что все крупные блокбастеры должны придерживаться её. 

«Стражи Галактики. Часть 2» с 4 мая в кино. 


Вадим Богданов


Оставьте комментарий



««« »»»