Распад и разложение

Агата Кристи

Братьев Самойловых я люблю, но именно с братьями Самойловыми, пошедших друг на дружку войной, вспоминаешь, что, по шедевру Вонга Кар Вая, «любовь наказуема, предмет ее в конечном счете не важен, что ее реальность – это только реальность наваждения».

Братья Самойловы полюбили обращаться в суд по любому поводу, а ну как и мое признание кого-нибудь из них изобидит?

Тут надо быть начеку.

Я признал Екатеринбург местом силы не потому, что это родина Б. Н. Ельцина, а потому, что Екатеринбург подарил нам «Агату Кристи» и «Чайф», жовиально-витальные, как эпопея про Джеймса Борна, банды, по сравнению с которыми все русскоязычные музобразования (Сукачев не в счет; он особь статья) кажутся коптящими небо.

Песен у братьев превосходных – что дураков на наших ток-шоу.

Вы только послушайте их последний альбом «Эпилог»; положительно удостоверяю: этот высокотурбулентный эсхатологический рокапопс – мирового уровня.

Но теперь разговор о дихотомии, увы. Я догадываюсь, что вы не в курсе, что такое «дихотомия», поэтому, вместе с экс-братовьями, заглянули в словари…

…и продолжим.

«Сосите, люди, леденцы!» – пели Самойловы в глумливой песне про косных обывателей, и вроде, как и я, недоумевали, откуда в людях столько бессердечия и тупости, но «вроде у бабки на огороде», сегодня они сами должны ответить на этот вопрос, но уже от себя, да под звуки собственной пьески «Давай сегодня умрем весело». «Намазав губы гуталином» и «наигравшись в декаданс».

Воистину крушение основ и «сбилась гармония мира», брат воюет с братом – и не до гипоксического шока, до победного конца. До конца.

Разобраться в том, что стряслось, не способны ни я, ни Людмила Улицкая, ни даже Марк Захаров, у которых есть все основания считать себя человековедами-сердцеведами.

Братья молоды, флуктуации ума на сенильный психоз не спишешь, в минуту трезвого (для одного из них – важное слово) отчаяния они понимают, что творят?! Группу «Агата Кристи» я бесконечно чту, но надо признаться, что братьев, объявивших о несовместимости, мне не понять, я слишком тонко устроен для их грубого мира.

Объясните мне, вредоносному шуту: политика чертова? Окаянные деньги, погоня за которыми даже славных людей превращает в пучеглазых монстров? Что?

Какая теперь разница?

Группа воспевала распад и разложение, «момент перехода в инобытие» и даже юмор привечала – могильного порядка, «прославляя низкое высоким».

И сначала разложилась группа, а затем испарились люди. Братья.

«Мы ставим миру двойку».

А мир вам – кол, пацаны.


Отар Кушанашвили


Оставьте комментарий



«««
»»»