Про «Битлов перестройки»

Рубрики: [Книги]  [Музыка]  
Метки:

«The Взгляд» Обложка книги

Чтобы разобраться в авторском стиле Евгения Додолева, для начала рассмотрим композицию его публицистических произведений. Ведь от того, какие элементы присутствуют в структуре текста, и как автор их располагает, зависит эффект прочтения. Это легко подтвердить на примере двух похожих книг, которые только на первый взгляд одинаковы: «Взгляд. Битлы перестройки» и «The Взгляд». Они носят похожие заглавия, у них один автор и одинаковый состав субъектов воспоминаний. Но разный порядок глав, повествующих о разных героях, какие-то истории вообще не упоминаются и наоборот – используются дополнительные источники. А в одном из этих изданий в структуру текста входит словарь персоналий.

Каждый элемент в структуре текста важен для понимания авторского замысла, мировоззрения и стиля. Структура текста влияет на впечатления читателя от книги, «послевкусие» от произведения. Например, книга Д.А. Щеглова «Владислав Листьев: Послесловие» разделена на три части, осмыслить которые возможно, только прочитав весь текст. Воспоминания разных людей излагаются одно за другим, деления по авторскому или хронологическому принципу не производится. Книги Додолева, на мой вкус, читаются проще, в них легко ориентироваться по содержанию и заголовкам статей. Кроме того, деление на тематические главы позволяет уделить исследовательское внимание отдельным персонам, о которых пишет публицист.

Сам автор именует свою книгу «коктейлем», смешанным из разных воспоминаний. Такое определение Додолев относит к «Битлам перестройки», однако, тематический и фамильный состав этого публицистического напитка примерно один и тот же. Что ж, попытаемся разобраться в его ингредиентах.

Структура рассматриваемых нами книг примерно одинакова: заголовок, эпиграф, предисловие, раздел от автора, главы, которые в некоторых случаях делятся на параграфы, библиография. В одной книге в эту схему добавляется приложение.

Первая и немаловажная композиционная составляющая текста – заглавие, от которого в публицистике зависит судьба произведения, книга с ярким интригующим заголовком скорее найдёт своего читателя. Автор выносит на титульный лист слово или словосочетание, «которое выдаёт за главное» в книге. Додолев делает выбор в пользу именных заголовков: «Влад Листьев. Пристрастный реквием», «Лимониана, или Неизвестный Лимонов», «Александр Политковский. Человек в кепке». Герои произведений Додолева – звёзды, кумиры миллионов. У каждого из них, будь то Влад Листьев, Борис Березовский или Эдуард Лимонов, свои тайны и мифы, успехи и разочарования. Присутствие известных фамилий в названии книг – способ привлечения внимания максимального числа читателей.

Именной заголовок в литературном произведении подчёркивает его биографический характер и называет его главного героя. Разберём заголовки интересующих нас книг. Издание «Влад Листьев. Пристрастный реквием, или 12 мифов о “Взгляде”» – в первую очередь повествование о тележурналисте Листьеве. Хотя при виде содержания книги этому суждению можно возразить: в название параграфов вынесены имена четырнадцати персон помимо Листьева. Но после прочтения книги становится очевидным, что история каждого из персонажей необходима, прежде всего, для погружения в российскую действительность конкретного периода. К тому же программа «Взгляд», название которой фигурирует в выходных данных книги, была исключительно командным проектом, поэтому без упоминания её ведущих и корреспондентов повествование было бы незавершённым.

Вторая часть названия этой книги – «Пристрастный реквием» – носит пояснительный характер, автор как бы напоминает, что героя произведения уже нет, а книга в жанре реквиема – дань его памяти. Если вспомнить, что уже прошло 20 лет после смерти Владислава, то такое предположение вполне объективно. Его подтверждает и сам Додолев. Он с сожалением рассказывает, что даже современные журналисты, коллеги Листьева, не знают, кто он такой.

Характер отношений автора и персонажа из заголовка ещё не ясен, но свидетельство неравнодушия с помощью эмоционально окрашенного прилагательного «пристрастный» выносится публицистом на первый план. Мы видим, что всё же главную роль в книге он отводит Владу Листьеву, потому что он «персонифицировал» «Взгляд», в котором «проделал путь от запойного гусара до главы самой заметной отечественной ТВ-компании». Реквием поётся и «Взгляду», блиставшему на отечественном ТВ 170 недель.

Таким образом, мы видим, что первым штрихом в литературных портретах Додолева являются названия произведений. Литературный образ журналиста дополняется фотопортретом, вынесенным на обложку. В книге о Листьеве это задумчивый профиль первого гендиректора ОРТ; в мемуарах о «Взгляде» – коллажи из портретов его ведущих.

Две книги в поле нашего зрения посвящены исключительно телепрограмме «Взгляд», в роли ведущего которой побывал и сам Додолев. «”Взгляд” – Битлы перестройки. Они играли на кремлёвских нервах» и «The Взгляд». Заголовки изданий можно считать именными, они указывают на конкретный объект повествования, одноимённую передачу на отечественном телевидении.

Имя первого издания – более чем говорящее. Додолев рассказывает, что первым «битлами эпохи» взглядовцев назвал историк Тимофей Шевяков. Сравнение с ливерпульской четвёркой делали и сами журналисты, так, например, звал коллег Константин Эрнст: «Так случилось, что группа ведущих «Взгляда» оказалась группой «Битлз» российского телевидения. И во всей этой группе Джоном Ленноном был Влад. И не только потому, что его убили, а скорее потому, что от него зависело больше, чем казалось. Некоторые другие выглядели более ярко. Он не старался солировать. Но смысла в нём было всегда гораздо больше». Додолев перенимает «битловскую» аналогию и проводит параллели между некоторыми ТВ-персонами и участниками знаменитой группы. Так, Олега Вакуловского он сравнивает с Питом Бестом, а Анатолия Малкина – с Джорджем Мартином.

Вторая часть заголовка – «Они играли на кремлёвских нервах» – способ интриги читателя. Современники-зрители передачи, наверняка, помнят смелые репортажи в эфире ОРТ. Да и сами репортёры в один голос утверждают о своей бесшабашности и свободе в перестроечное время. Подзаголовок «Они играли на кремлёвских нервах» не всегда публикуется на обложке, зависит от тиража и издательства. Глагол в форме прошедшего времени «играли» не просто интригует, а заманивает, намекает на развязку этой «игры», так и напрашивается «доигрались». Как мы знаем, «Взгляд» не раз закрывался. В 1990 году председатель Гостелерадио СССР Л.П. Кравченко запретил выход предновогоднего выпуска, мотивировав такое решение нежеланием обсуждать отставку министра иностранных дел Э.А. Шеварнадзе. С 1991-го, когда программу вовсе запретили, она сначала выпускалась подпольно, затем была переименована. В 1994 году формат передачи изменился на информационно-аналитический, в таком виде она существовала до 2001 года, когда Александр Любимов стал заместителем Гендиректора ОРТ.

Альфия ТИМОШЕНКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Варкрафт»: Орк — тоже человек
«Черепашки-ниндзя 2»: Ностальгировать, так с музыкой
«Алиса в Зазеркалье»: Всё прошляпили
Шанс от скуки
Коротко
Панкам – «Панки Хой», хипстерам – «Тесла Хой»
Первый не как все
«Race to Space»: Музыка для тонких
Спасение от изжоги


«««
»»»