Две правды

Рубрики: [Фейсбук]  

На свете всегда есть две правды.

Одна правда теплая, а другая холодная.

Теплая – это правда крестьянского дома с натопленной печкой, у которой, кроме едва выжившего в коллективизацию хозяина, греется еще и немец. Пришел, знаете ли, переночевать. Враг, говорите? А большевики мужику – что, друзья?

Теплая – это правда красивого города Парижа, который проиграл свою войну, но зато сохранил мирную, прежнюю жизнь, кафе-парочки-аккордеон. Им повезло – там, в Париже. А вы что – хотите, чтоб они ползали на руинах?

Теплая – это правда православного архиерея, который, чокаясь, поздравляет нашего дорогого Леонида Ильича с годовщиной Великой Октябрьской Социалистической. Время такое было – на многое приходилось идти.

Теплая – это правда хорошей карьерной девушки, которая говорит, что Крым – наш, а Донбасс… ну… и тут она, вынимая приятную формулировку, желает Донбассу счастья, а с кем – неважно. Зачем ей портить себе карьеру?

Теплая – это правда костра.

Петр сидел у костра, и внезапно забыл, чей он апостол.

Какая разница, за кем он шел?

А есть другая, холодная правда.

И того, кто ее выберет, она не греет.

Он сам горит.

Так ему и надо.

Провокатор, фанатик и сумасшедший, а еще на аккордеоне мешает играть.

И вообще – у нас же дети, а у него что?

А у него – ничего.

Тот, у кого есть холодная правда – отдать, умереть, сжечь, отказаться, – других активов, как сейчас принято говорить, не предъявит.

Зато потом – когда те, кто за холодную правду, все уже умерли, все сожгли, от всего отказались и бросили в лицо врагу дом, детей, печку и даже аккордеон, – обычно оказывается, что они-то и были правы.

Они, как выясняется, были не сумасшедшие, а герои.

И все мирные парочки, все карьерные девочки, льстивые поздравители начальства и просто разумные, домовитые мужики – водят хороводы вокруг их памятников и портретов.

Ведь все же знают, что поступать надо было именно так, как они поступили, – уверенно говорят нам живые любители теплой правды про мертвых мучеников правды холодной.

И идут греться и гулять дальше. А еще к детям идут – у них же дети.

Но только это запоздалое, ложное знание.

Это так легко – выбрать холодную правду, когда ее нет. Когда она где-то давно была.

Сидя у костра, с возмущением думать о том, кто сидел у костра до тебя.

Но ведь там так тепло.

Кто может точно сказать, что выберет холод, а не тепло?

Кто может точно сказать, что будет гореть, а не греться?

Я не могу.


Дмитрий Ольшанский


Оставьте комментарий



««« »»»